«Народ становился в очередь, выходя из трамвая»: самарский фелинолог о первой выставке кошек в Самаре, музее кошки и новых породах

29.07.2023

4134

Автор:

«Народ становился в очередь, выходя из трамвая»: самарский фелинолог о первой выставке кошек в Самаре, музее кошки и новых породах

Одно время с легкой подачи известного блогера Самару стали называть кошачьей столицей. Наш город действительно всегда был богат мурлыкающими животными. В XIX веке Самара была одним из лидеров Российской Империи по продаже зерна, или, как тогда говорили хлеба. А где зерно – там почти всегда водятся мыши. И кошки…А где кошки, там есть и их поклонники. Поговорили с экспертом фелинологом Михаилом Устиновым об идее создать музей кошки, первых кошачьих выставках и выведенных породах.

Справка: Михаил Устинов –  эксперт-фелинолог международной категории по всем породам с многолетним стажем, заводчик пород сейшельская, ориентальная и сиамская. Судействовал на выставках в Индии, Швеции и России. 

Первая выставка кошек в Самаре

В областной столице кошек любили всегда. Например, у нас в доме жили три кошки. Родились они от абсолютно черных короткошерстных родителей, но сами были пушистые с сиамским окрасом. Мы не могли разгадать эту загадку, поэтому когда узнали, что в городе пройдет первая выставка кошек, я решил туда пойти. Она проходила 2-3 сентября в Госцирке.

Выставка произвела фурор — народ оба дня вставал в очередь, выходя из трамвая по Галактионовской. На ней был и я со своими питомцами. Московский эксперт Эльдар Разроев неожиданно предложил мне выставиться с ними в Москве.

После первой самарской выставки в городе стали формироваться клубы любителей кошек. Первым оказался «Фелис». Потом появились и другие. Наш «Самарис» был образован в 1993 году и тогда же мы провели две выставки. Мы еще ничего не знали и опыта набирались в качестве стюардов в других городах. Я, например, работал на московских выставках «Союза», «Кошкиного Дома», клуба FIFE в Петербурге, волгоградского «Менуэта», ростовской «Алисы». Показывал животных с выигрышной стороны, скрывал недостатки. Например, на выставке в Пушкине немка Мюллер сказала о моей работе: «Я никогда не дала бы первое место этому коту, если бы не этот стюард!». Это была наивысшая похвала. 

Постепенно я набирался опыта, сдавал экзамены. В 1994 году наш клуб «Самарис» был принят в WCF (Всемирная федерация кошек), первым из провинциальных клубов России. И тогда же мы провели свою самую первую Международную выставку «Интер-ВОЛГА -94». Но не мы одни, одновременно проходили несколько выставок в Самаре. 

Часто не хватало спонсоров и мы уходили в минус, а ведь организовать выставку — сложный процесс. Опускались руки. Запомнились слова знаменитого эксперта из Австралии Молли Оливер-Сэссон, произнесенные в 2003 году: «Я знаю, о чем вы сейчас думаете. Последняя выставка и всё. Больше не буду этим заниматься. Но завтра, завтра вы будете думать о следующей выставке!». Так мы и работали, не покладая рук и сил все годы. 

«Народ становился в очередь, выходя из трамвая»: самарский фелинолог о первой выставке кошек в Самаре, музее кошки и новых породах

Музей кошки

Пандемия внесла свои коррективы и возникла идея нового формата — музея кошки в Самаре.

Сейчас собираем документы, предметы, материалы для того, чтобы прийти к министру культуры с идеей создания музея кошки в городе. Планируем, что там будут выставлены дипломы легендарных кошек, фотографии животных и самарских судей, рисунки детей, сувениры, игрушки, книги, кубки, наградные розетки. Экскурсии, конечно же, планируем проводить, мастер-классы с детьми, кукольные спектакли, кинопоказы, лекции.

«Народ становился в очередь, выходя из трамвая»: самарский фелинолог о первой выставке кошек в Самаре, музее кошки и новых породах

Выведение новых пород

Считаю, что и клубы уже становятся устаревшим форматом. В стране наблюдается тенденция, когда акцент делается на питомниках. Клуб — это интересы какого-то хозяина, а питомники — это объединение заводчиков одной породы. Это более перспективно, на мой взгляд. 

К тому же, в рамках объединения питомников можно попробовать вывести даже новую породу кошек. У некоторых заводчиков есть такие амбиции. Но всегда нужно помнить про весомые «но».

Скрещивание и выведение ради удовлетворения нездоровых амбиций новых «дизайнерских» пород — это извращения.

Вывести своих кошек можно, но надо понимать – зачем. Одно дело, когда мы хотим получить шикарный мех оцелота. Но совсем другое, когда выводят несуразицу по типу «бамбино». Все должно быть оправдано и нельзя безответственно вязать кого попало с кем попало.

К примеру, сейчас на Западе поднимается волна запретов на выведение вислоухих кошек. Общественность обеспокоена тем, что у таких пород отчетливо выражены проблемы со здоровьем — затрудненное дыхание, нагрузка на сердце и легкие. Бывают те, у которых хвост не гнется, а он должен быть подвижным. 

Составлять программу – это дело не на одно поколение. Здесь ведь есть еще одна проблема: выбираются только лучшие представители для создания породы. При этом остается много полукровок, который некуда девать. Рынок будет перенасыщен, поэтому их разве что отдавать. Выведение породы – дело очень затратное по времени и деньгам.

«Народ становился в очередь, выходя из трамвая»: самарский фелинолог о первой выставке кошек в Самаре, музее кошки и новых породах

Предыдущие материалы рубрики: 

Как стать заводчиком кошек

От любителя к профессионалу: как самарчанка стала заводчиком кошек

Когда прививать и какой шампунь выбрать: несколько глупых вопросов заводчику кошек

«Волонтерство – это не работа и даже не хобби»: доброволец о работе с животными и сопутствующих трудностях

Первая помощь кошке: что делать в чрезвычайных ситуациях

Самая величественная порода. Заводчик мейн-кунов рассказал о тонкостях работы с ними

Фотографии: из личных архивов героев публикации

Читайте также:

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации