Боеприпасы — фронту. Как работал завод имени Масленникова в годы Великой Отечественной войны

04.11.2020

1322

Автор: Ирина Шабалина

Рассказываем о вкладе Куйбышева в Победу.

Знаменательный 10-й Парад Памяти посвящен присвоению Самаре звания «Город трудовой доблести». Парада в традиционном смысле, в этом году к сожалению, не состоится, но будут другие мероприятия, в том числе в онлайн-формате.

Статуса удостоены города страны, жители которых внесли значительный вклад в достижение Победы в Великой Отечественной войне, «обеспечив бесперебойное производство военной и гражданской продукции на промышленных предприятиях, располагавшихся на территории города, и проявив при этом массовый трудовой героизм и самоотверженность». И сегодня мы расскажем о заводе имени Масленникова в годы ВОВ.

На куйбышевском параде 7 ноября 1941 года вслед за военными расчетами и техникой пошли колонны заводчан. Тех, кто вступил на героическую трудовую вахту, обеспечивая фронт самолетами, двигателями, пулеметами, боеприпасами.

В колоннах шли и посланцы завода имени Масленникова. Предприятия, которое было создано в 1911 году как трубочный завод для выпуска взрывателей к артиллеристским снарядам.

В июне 1941-го его перевели на казарменное положение. После выпуска в 20-е и 30-е годы гражданской продукции в цехах вновь вернулись к военной. На станках, где еще недавно обрабатывали детали для доильных аппаратов и часов, начали точить мины, изготавливать взрыватели для снарядов и авиабомб. Традиционно мужскими профессиями стали овладевать женщины и подростки. Становились наладчиками автоматов, слесарями-лекальщиками, конструкторами, технологами. Осваивали новые изделия. Завод стал выпускать продукции в несколько раз больше, чем до войны.

Вениамин Масалев был участником того самого исторического парада, который прошел маршем по площади имени Куйбышева 7 ноября 1941 года. Вот что вспоминал ветеран:

— Мы донашивали износившуюся одежонку, а тут нам выдают новенькие шинели. Отобрали 120 ребят ростом не ниже 160 см, и начались тренировки к предстоящему параду на площади имени Куйбышева 7 ноября 1941 года. Учились маршировать, держать строй. Мы, шеренги ребят из ремесленных училищ, 7 ноября прошли за пехотинцами и техникой. С утра прибыли к площади строем от фабрики-кухни. Пешком, конечно, никаких машин и трамваев. Когда подходили к улице Вилоновской, гул страшный раздался. Это пролетали тяжелые бомбардировщики. Представители иностранных посольств, как нам рассказывали, тогда очень бурно реагировали на эту военную мощь. А нас, ремесленников, по сводкам, промаршировало 18 тысяч! Трудно сказать, реальная ли это цифра, но нас, ребят, действительно собралось много. Это тоже была мощная сила, которая сражалась на трудовом фронте.

В открытых источниках информации о заводе сейчас не много. С первых же месяцев Великой Отечественной предприятие начало осваивать выпуск боеприпасов для всех родов войск, а затем — снарядов для знаменитых «катюш». Подробностей нет. Они были засекречены вплоть до начала 90-х годов, когда завод еще работал, но объемы оборонного заказа стремительно таяли. Тогда автор этих строк работала журналистом газеты «Знамя труда» производственного объединения «Завод имени Масленникова». Однако даже редакционным сотрудникам был строго воспрещен вход в отдельный зал музея предприятия, где хранились артефакты и документы о выпуске военной продукции.

— У Самары есть несколько исторических трудовых символов. Например, самолет Ил-2, ракета-носитель «Союз» и другие. Но в Куйбышевской области был и мощнейший куст боеприпасных предприятий. До 30% всех артиллерийских снарядов для Красной Армии в годы Великой Отечественной войны изготавливали в Куйбышеве и Чапаевске. А конкретно — завод имени Масленникова первым освоил производство снарядов для «катюш», — рассказал на одной из недавних ветеранских встреч генеральный директор Самарского электромеханического завода Василий Мухин. СЭМЗ прежде был филиалом объединения «Завод имени Масленникова», его 5-м производством. Инженер Мухин тогда возглавлял совет молодых специалистов ЗиМа.

Из воспоминаний ветерана завода имени Масленникова Вениамина Масалева, чей трудовой стаж на предприятии составил 60 лет:

— Когда в конце 30-х годов наша семья перебралась из Новосибирской области в Куйбышев, отец устроился здесь на завод имени Масленникова в самый тяжелый цех — первый литейный. 19 июля 1941 года он смог добиться отправки на фронт, хотя у него была бронь. Прошел всю войну. А я в мае 1941 года окончил семь классов школы №58, что в Постниковом овраге. В июле получил письмо из ремесленного училища №1: «Приглашаем для дальнейшей учебы и работы для фронта, для победы». А мне 14 лет. В училище нас, мальчишек и девчонок, пришло человек 300. Я попал в группу к мастеру Александру Федоровичу Иванову. Он стал нам вторым отцом, лучшим другом. Был прекрасным токарем, слесарем, лекальщиком — все умел. Мы под его руководством делали осколочные противопехотные мины калибра 82 мм со стабилизаторами. По 12 часов работали: с восьми утра до восьми вечера или с восьми вечера до восьми утра.

Корпуса мин привозили нам с уральских заводов, а мы нарезали резьбу плюс освоили 12 операций на стабилизаторах. Горожане старшего поколения наверняка еще помнят железнодорожную ветку, которая шла по нынешним улицам Ново-Садовой и Соколова и заходила на заводскую территорию. По ней и поступали эшелоны с заготовками для мин, со стреляными гильзами, которые у нас на заводе отправляли на переплавку в 1-й цех.

За два года и 18 дней наши две группы из 34 пацанов и двух мастеров сделали и отправили на фронт миллион мин! А еще Александр Федорович придумал, как делать зажигалки из стреляных гильз. Нас тогда очень бойцы благодарили за эти устройства.

Когда работали в ночную смену, с восьми вечера до восьми утра, в 12 часов ночи старшие отпускали нас, пацанов, на часовой обеденный перерыв. Есть было нечего, пили чай, заваренный мелкой сушеной морковкой или листьями смородины. У входа в мастерскую висел колокол, и Александр Федорович, жалея нас, в 12 часов 15 минут ударял в него, что означало: «Покушали, ребятки? А теперь поспите немного». И выключал свет. В 12 часов 55 минут колокол звучал вновь. Подъем. Вроде немного отдохнули. Теперь за работу до восьми часов утра.

Никакой зарплаты нам в войну не платили. Но мы получали питание на фабрике-кухне: подбитый мукой супчик, 700 граммов хлеба в сутки, чай с сахарином. Нам-то, местным, было легче — мы дома, рядом родня. А вот эвакуированным в Куйбышев приходилось совсем плохо, они падали от голода прямо в цехах. Мы им из своих мисок еды подкладывали побольше. Со временем было дано указание самым слабым увеличить питание на фабрике-кухне. Талоны назывались УДП. Что означало: усиленное дополнительное питание. А мы, пацаны, которые даже в самое трудное время умудрялись шутить, расшифровывали эти буквы по-своему: «Уже Дошел: Помогите!». Доппитание ввели вовремя, «падунцов» больше не стало.

Когда вскоре нас выпустили из ремесленного училища, было четкое распределение по заводам. Я попал на ЗиМ, где прежде трудился отец. Но на его место в литейный цех не взяли. Молод был еще для тяжелой работы. Попал в 6-й инструментальный цех. Наш 42-й завод уже точил «стаканчики» для артиллеристских орудий БМ-13 калибра 132 мм. Для легендарных «катюш». Вес заготовок 32 килограмма, у этой махины мы нарезали резьбу, другие операции производили.

Там же, в цехе, в 1945-м встретили весть о Великой Победе.

Читайте также:

Новости

В Самаре полицейская собака искала наркотики в развлекательных заведениях

Сотрудники администраций Самары и Октябрьского района вместе с работниками прокуратуры приняли участие в мероприятии полиции и бойцов спецподразделения «Гром», которое […]

Компании

Куйбышевский НПЗ снизил воздействие на окружающую среду в 2,5 раза

На заводе реализуются крупные экологические проекты

История

Еврейский антифашистский комитет распространял свои воззвания из Куйбышева

Соломон Михоэлс и другие в проекте «Тайны запасной столицы»

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации