Пират Жигулевского моря: атаман Барбоша

11.08.2016

34

Автор: Илья Сульдин

Москву атаман Барбоша впервые увидел с эшафота. Долго ехал казак до столицы. Зато волжскую вольницу, посреди которой
как раз и была заложена Самарская крепость, знал как свои пять пальцев.

Воевода и атаман

Богдан Барбоша в исторической ретроспективе во многом представляется как alter ego князя Засекина. Князь из древнего обедневшего рода, проведший всю жизнь на государевой службе, и волжский атаман, отвергавший саму мысль о подчинении системе. Государственный деятель, последовательно достигающий цели, и разбойник, не слишком благородный и следующий только собственным желаниям. Однако объединяет их не только эпоха. Оба провели свою жизнь в седле и боях, оба были бесстрашны и верны своему слову, храбры, горды и упрямы. И составили две половинки, инь и янь самарского характера, самую сердцевину гордого духа нашего города.

Осталось только имя

Но почему именно Барбоша остался в веках? Ведь память народная ошибаться не может. И, например, если с именем князя Засекина никаких топонимов не связано, то на Барбошину поляну можно поехать прямо сейчас. Да, для многих она останется поляной Фрунзе, но и эти два героя гораздо ближе друг другу, чем может показаться. К тому же имя Барбоши вернулось законно, прежде всего потому, что поляну называли так уже в XIX веке. Это не 100% историческое название, но легенды об атамане Барбоше и примерное место сходов разбойничьих в дубраве над Волгой — не мистификация. Да и, в конце концов, кого еще вы можете назвать из действующих лиц местной
истории конца XVI века? Только Засекина и Барбошу. Потому что именно они вершили судьбу Самарской земли.

Казаки на Волге

В конце XVI века на наших землях активно формировалось казачество. Все помнят со школьных лет, что на окраины русского государства бежали, объединялись и начинали новую, свободную жизнь самые разные люди. Это очень сложно осознать сейчас, потому что свободы, по сравнению с той эпохой, у нас очень много. Выбор был невелик: крепостная кабала в России и вечное рабство в Орде или бежать с риском для жизни пешком за сотни верст — на Дон или Волгу. На свободу! Свободу тогда ценили. И московские власти понимали это,
используя вольных казаков как буфер в отношениях с кочевыми племенами и государствами.

Вольница

Самарская лука — это уникальный природный памятник, влияние которого на нашу историю очень мало изучено. Во времена основания города уникальный изгиб реки, жигулевский ландшафт, множество проток и притоков привлекали вольных людей. Здесь было легко прятаться и подкарауливать купеческие суда, уходить от преследования, просто жить спокойно и не слишком заметно. Выше по течению было многолюдно, ниже по течению начинались степи и кочевники, от которых не спрятаться. Жигули были единственной естественной крепостью по течению Волги между Степью и Русью. Поэтому Самарская лука, прежде всего западная ее часть в районе Переволок и
Усинской губы, стала излюбленным местом вольницы. По сей день здесь сохранились названия Казачье Зимовье, Казачий Подъем, Ермакова Поляна.

 

Против ногайцев

Что мы знаем о Барбоше? Про внешность — почти ничего. Знаем, что большую часть своей жизни он сражался с ногайцами. Ногайская
Орда была лишь маленьким осколком Великой Золотой. Но это был осколок размером с пару Франций. Кочевники доставляли множество
проблем своими набегами и грабежами. Поэтому за пять лет до основания Самары Богдан Барбоша, объединившись с другими атаманами, предпринял поход на ногайцев. Казаки взяли столицу Орды — Сарайчик — и существенно ослабили кочевников. Ногайские мирзы жаловались на Барбошу русскому царю. Атаман осмелился ограбить не каких-то купцов, а ногайское посольство! Можно утверждать, что именно казаки своими бое- выми действиями против ногайцев позволили Засекину построить Самару на левом, степном берегу Волги.

Степная крепость

Казаки в те времена и сами вели полукочевой образ жизни, занимаясь промыслами на территории от Волги до Яика (Урала). Там, посреди степи, атаман Барбоша основал крепость — Кош-яицкий острог, который потом станет первым в Казахстане русским городом Уральском. По мнению некоторых исследователей, эта крепость не просто была форпостом русского мира в дикой степи, но и служила делу освобождения русских пленников, угнанных ногайцами в рабство.

Отношения с властью

Конечно, такая деятельность казаков поддерживалась Москвой. Но отношения вольницы со столицей были очень непростыми. То московские власти попустительствовали казакам, которые защищали Русь от кочевников, то, выстраивая дипломатические отношения с теми же ногайцами, отправляли против казаков карательные экспедиции. Казаки тоже не имели единой позиции в отношениях с официальной Русью. В 1582 году на большом сходе на реке Яик атаман Барбоша и его волжская ватага отказались от предложения участвовать в сибирской экспедиции Ермака. А в 1586-м атаман отказался выполнить приказ московского царя и выступить на войну против крымских татар.

Жигули лихие

После основания Самары князю Засекину пришлось оправдывать постройку крепости необходимостью защиты ногайцев от разбойников. И нескольких разбойников даже схватили и посадили в новой крепости под замок. Разбойниками оказался, например, Матвей Мещеряк — один из атаманов, который, в отличие от Барбоши, пошел в поход с Ермаком и только-только вернулся домой на Волгу после освоения Сибири. Тут его и приняли, а потом и казнили вместе с товарищем. Мы никогда не узнаем подробностей, но, судя по тому, как долго сидели под замком арестанты и наверняка существовавшим неформальным отношениям между властью и вольницей, казаки рассчитывали как-то спасти своих. Не получилось. Они были казнены в Самаре в 1587 году. И можно себе представить, насколько это «показательное выступление», организованное для умасливания высокопоставленных кочевников, всколыхнуло и без того
горячий вольный народ.

Лютая месть

Богдан Барбоша и его люди, которых было до 400, начали не просто грабить проходящие корабли, но из мести убивать без разбора всех людей, находящихся на государевой службе. Против Барбоши и его ватаги была устроена очередная карательная экспедиция. Атаман был схвачен и в цепях отправлен в Москву. Там, в 1588 году, Богдана Барбошу, волжского казака и яицкого атамана, казнили.

Тать или герой?

Личность атамана Барбоши по сей день вызывает ожесточенные споры среди ученых-историков. Несмотря на недостаток достоверных сведений, участники дискуссии не отказывают себе в категоричных оценках и заявляют, что Барбоша был обычным разбойником и насильником, которого даже нельзя равнять с Разиным и Пугачевым. Бесспорно лишь одно: Богдан Барбоша — ярчайший представитель своей эпохи. Пират Жигулевского моря. И характер его — вольный, смелый и безрассудный — живет во многих наших современниках.


Читайте также:

История

Было и стало. Наш город до революции и во времена СССР

Сравниваем старые открытки и фотографии с современными видами зданий

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации