Культура

Нет повести известнее на свете

Историю балканских Ромео и Джульетты поставили в театре «Камерная сцена»

 
«Когда моей рукою недостойной
Я мог твою святыню оскорбить,
Позволь губам моим, двум пилигримам,
Мой сладкий грех лобзаньем искупить»…
 
Как помочь подросткам полюбить Шекспира, эти витиеватые узоры прекрасных кружев поэтической фразы, наполненные вечной мудростью? Одеть героев в современные костюмы? Наполнить их речь жаргонизмами? Не каждый режиссер согласится кроить и переделывать тексты, под которыми стоит почти священное для мировой литературы имя. Как быть?

Можно вызвать интерес к Шекспиру через произведение другого автора. Режиссер Софья Рубина, руководитель театра «Камерная сцена», представила на суд зрителей премьеру «Пустошь» с подзаголовком: повесть об Иоване и Миленке.
 

… Звучит музыка со знакомыми балканскими мотивами. Ожидаешь, что персонажи появятся в каких-нибудь забавных шапочках. А выходит герой, одетый как один из молодых людей, которых мы во множестве наблюдаем на улице.

Национальные костюмы тоже будут — на людях старшего поколения. Обед в семье Бокумири напоминает ожившее полотно со сценами восточной жизни. Мать семейства в исполнении Аллы Кривовой с точеным профилем и непередаваемым чувством достоинства выносит поднос с гранатами. Зрители смотрят с наслаждением, ее «сценический сын» Иован (Руслан Бузин) — с некоторым недоумением.
 

Родители учат своих детей жить по своим законам: уважать и слушаться старших, ценить национальную культуру и… ненавидеть ближайших соседей. Из всех наставлений подростки охотнее всего перенимают привычку к ненависти. Родители как будто не поощряют агрессию детей, но всегда уверены — первыми начали те, другие.
 
Другие — как две капли воды похожи на соседей. Быт семей Бокумири и Черновичи показан в спектакле зеркально — они точь-в-точь повторяют движения друг друга. При этом в пространстве сцены соблюдается полярность — принадлежащие к одному клану не смеют зайти на землю другого. То ли дело пустошь — бесполезная «песочница» (так на сцене обозначена спорная территория), ставшая камнем преткновения на многие века.
 
Войны из-за клочка земли — дело привычное. Кому-то они кажутся жизненно важными, кто-то считает, что человеческая жизнь все же ценнее. А у кого-то нет выбора — за Иована и Миленку все решили другие. То, что могло обернуться любовью на всю жизнь (или во всяком случае приятным воспоминанием романтичной юности), обернулось кровавой трагедией.
 
Герои Алисы Зеленовской и Руслана Бузина проходят путь от легкомысленных подростков через страстную любовь к взросло-
му пониманию незаслуженных жизненных тягот. Интересен образ современного Меркуцио -Мирко в исполнении Артура Быкова. Он, кончено, хипстер. Только модный, носящий стильные очки и шляпу персонаж имеет в наше время право на интеллектуальный сарказм, которым отличался герой Шекспира.
 
В конце спектакля появляются шекспировские персонажи в костюмах его эпохи, герои из подручных средств сооружают парусник, но все эти чудеса не проникают в душу так сильно, как два тела, распростертые на сцене. Гибель двоих персонажей производит в зале мощный эффект — висит тяжелая тишина, нарушаемая только чьим-то сдавленным плачем. «Нет повести печальнее на свете».
Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение