Михаил Перепелкин: «Ашешов был «газетчик» до мозга костей»

17.06.2024

1308

Автор:

Михаил Перепелкин: «Ашешов был «газетчик» до мозга костей»

В этом году исполняется 140 лет «Самарской газете», первый номер которой увидел свет в 1884 году. Дореволюционное издание служило центром притяжения литераторов. Здесь кроме Максима Горького печатались еще десятки авторов, включая Владимира Короленко, Евгения Чирикова, Александру Толстую. Большая выставка об истории газеты готовится в Самарском литературно-мемориальном музее им. Горького. Его директор, доктор филологических наук, краевед Михаил Перепелкин рассказывает о том, как появилось и развивалось издание.

— Николай Петрович Ашешов возглавлял «Самарскую газету» в 1893-1895 годах. Был так называемым фактическим редактором. То есть занимался непосредственно текстами. В отличие от редактора-издателя, который являлся, по сути, генеральным директором. 

Из математиков в юристы

Родился наш герой 23 декабря 1866 года в Одессе, его отец сумел записаться там «временным купцом». В 1885-м поступил на математический факультет Московского университета. Через пару лет ушел на юридический. Николаю не столько было нужно образование, сколько ключ к истине. Он понял, что математика — это нечто отдаленное, абстрактное, а Россия, в которой он живет, — совсем другое. 

В 1891 году 25-летний Ашешов окончил юридический факультет с дипломом первой степени. Этому предшествовал ряд неприятных историй. В 1890 году он был арестован за участие в студенческих беспорядках и, «уволенный» с 4-го курса, отправился в ссылку в Нижний Новгород, где познакомился с Короленко, Иванчиным-Писаревым и еще некоторыми известными личностями. Но осенью профессора Московского университета заявили, что талантливый человек должен доучиться, и взяли его на поруки. Николай не просто восстановился, он печатался в одной из столичных газет — «Русской жизни».

Ситуация из ряда вон — вчерашний политический арестант не только возвратился в университет, но и публиковал свои статьи.

В 1891 году Ашешов окончил университет. А в конце 1892-го снова был арестован и привлечен к дознанию за связь с политическими неблагонадежными и хранение недозволительных сочинений. Какое-то время он провел в заключении. Летом 1893 года его выслали в Самару.

Михаил Перепелкин: «Ашешов был «газетчик» до мозга костей»

Даровитый журналист с мефистофельским профилем

В нашем городе он сразу стал заведующим редакцией «Самарской газеты». Издание к тому времени выходило уже девять лет. Владел им по-прежнему Иван Новиков. Но курс газеты резко менялся. Из бульварного листка она превращалась в серьезное либеральное издание народнического направления. Именно над этим трудился Николай Петрович.

Журналист Николай Самойлов так отзывался об Ашешове: «В моей памяти сохранился этот высокий человек с изломанными бровями под прозрачной синевой очков, насмешливыми губами и бородкой Мефистофеля, «газетчик» до мозга костей, неутомимый работник».

Для чего человек читает газету, смотрит передачу? Чтобы знать, в какой мир выходит. Что здесь ценно? Какие слова сегодня говорят? У Ашешова было «газетное зрение» — нюх сегодняшнего дня.

Александр Смирнов (Треплев) писал о нем: «Этот молодой, изящно одетый человек, с мeфистофельским профилем и усмешкой, оказался даровитым журналистом и энергичным организатором». 

В конце 1890-х годов Ашешов писал библиографу Семену Венгерову, собирателю информации обо всех пишущих людях того времени: «В 1897 году мною написано 50 000 строк. А в 1896-м я написал 60 000 строк. Не побил ли я всероссийский провинциально-газетный рекорд?» Конечно, это ирония, но за ней — огромная работа.

Сложно отследить стиль Ашешова в «Самарской газете», поскольку свои работы он не подписывал. Там есть имена Горького, Буланиной, Бостром — тех, кто помимо денег хотел еще славы. Ни под одной публикацией фамилии «Ашешов» нет. Мне кажется, театральные рецензии по большей части принадлежат его перу. Также заметки о событиях городской жизни — от криминальной хроники до деятельности губернатора. Как редактор он наверняка ходил на заседания городской думы и сам писал огромные отчеты, которые регулярно и анонимно публиковались. А впрочем, одно произведение Ашешова, которое появилось на страницах «Самарской газеты», нам все-таки известно. Речь идет о романе «Бурное болото». Автор нарисовал психологический портрет революционера. Роман, кстати, был оборван на полуслове: цензура запретила его печатать.

Михаил Перепелкин: «Ашешов был «газетчик» до мозга костей»
Михаил Перепелкин: «Ашешов был «газетчик» до мозга костей»

Семейная драма

Ашешов не только писал большую часть «Самарской газеты», но и организовывал работу редакции. Во многом именно по его инициативе сюда приехал Максим Горький. Номера за 1893-1895 годы, в пору его руководства, очень приятно брать в руки. Газеты предыдущего периода выглядят провинциально: здесь не дописали, тут смешно сказали. А при нем все составляющие вышли на достойный уровень: язык публикаций, верстка, отбор материала. В издании печатались проза, поэзия, рецензии.

Но в начале июля 1895 года Ашешов уехал из нашего города. Место редактора «Самарской газеты» на полгода занял Алексей Максимович Пешков. Горький сам признавал, что с этой ролью не справлялся, допускал ляпы. Из него получился плохой организатор: он, в отличие от Ашешова, не математик, и университетского образования ему явно не хватало.

В июле 1895 года Горький писал Владимиру Короленко в Нижний Новгород: «Буду вести речь об Ашешове. Третьего дня он уехал. Нельзя ли его устроить как-нибудь в Нижнем? Хотя и не по газетной части. Он юрист. Возвращаться в Самару ему не следует, здесь он сопьется, сойдет с ума или сотворит какую ни то уголовщину. У него семейная драма. Возмутительно скверного и тяжелого характера. Жить в одном городе с женой, которую он до бешенства любит, и с человеком, который ее отнял, это, согласитесь, не по силам такому пылкому малому, как он. Пожалуйста, похлопочите о нем. Он, право, заслуживает этого. Ценный, живой человек».

В Нижнем Новгороде Короленко пристроил Ашешова редактировать «Нижегородский листок». До прихода Николая Петровича издание оставляло желать лучшего. Горький писал: «Ашешов сумеет сделать из «Листка» хорошую газету».

Через два года наш герой переехал в Москву, затем — в Петроград. Живя уже в столицах, много писал. В том числе пьесы о конфликте отцов и детей в семьях крупных капиталистов: «В золотом доме», «Около миллионов» — названия говорят сами за себя. Писал рассказы и даже публиковал, но критика их или не замечала, или обвиняла автора в мелодраматизме и сентиментальности. Уже после революции выступал с лекциями о деятелях революционного движения — Желябове, Софье Перовской.

Он женился вторично. Тамара Федоровна родила ему двоих дочерей: Киру и Аллу.

От первого брака у него был сын Игорь. Сохранилось неотправленное письмо 1922 года, которое Ашешов написал ему. Там он сообщает, что очень плох. На следующий год его не стало.

Отношения с Горьким и Толстыми

В редакции «Самарской газеты» отношения Горького и Ашешова складывались дружелюбно. В марте 1895 года Алексей Максимович сообщал в письме Короленко, что заведующий редакцией кажется ему человеком умным и энергичным.

После отъезда Ашешова их отношения стали меняться. Он читал «Самарскую газету» в Нижнем Новгороде и понимал, что под руководством Горького издание катится под уклон. Короленко тоже пенял ему. Алексей Максимович начал на них обижаться.

Но в мае 1896 года Горький переехал в Нижний Новгород и продолжил сотрудничество с Ашешовым, летом в течение месяца они даже жили в одной съемной комнате.

В 1901 году Горький мечтал купить газету «Курьер» и написал Леониду Андрееву, чтобы тот взял денег у Саввы Морозова: «Редакцию составим я, ты, Чириков и Ашешов. Веселенькая могла бы получится газетина. Хотя и недолговечная». То, что он ставил Ашешова в одной компании с собой, Андреевым и Чириковым многое значит.

После отъезда Горького за границу Ашешов продолжил публиковать рецензии на его книги, пьесы. Никогда не пытался ему льстить, даже после того, как «буревестник революции» стал бронзоветь. Писал о том, что «Чудаки» провалились: «Много ли времени требуется, чтобы похоронить умерший талант?» Но при этом никаких сведений личных счетов не было. В 1913 году Ашешов к 45-летию Горького написал добросердечную статью о начале его творческого пути. Уже в 90-е годы она была переиздана в книжке Елены Тарановой «Малозначительный факт Большой Биографии». Ни слова желчи.

В Самаре Ашешов жил в усадьбе Пономарева — директора реального училища. По соседству с домом, где впоследствии будет жить Алексей Бостром. 

Александра Леонтьевна Толстая, когда еще жила в Сосновке, не раз гостила у Ашешова. Во многом выбор данной усадьбы был обусловлен тем, что, бывая у Николая Петровича, она любовалась своим будущим домом на Саратовской улице.

В 1915 году в журнале «Современный мир» Ашешов под псевдонимом «Ал. О.» опубликовал две рецензии на сочинения Алексея Толстого: «На войне» и «Обыкновенный человек». Называл его признанным талантом, ироническим скептиком, склонным к анекдоту, к шаржу, к потешным огням жизни. Из всех начинающих писателей Николай Петрович выделил именно Толстого, следовательно, связи, возникшие в Самаре, много значили для него.

Даты

1866

Николай Ашешов родился 23 декабря 1866 г. в Одессе. Отец — крестьянин деревни Бараново Ивановской волости Ростовского уезда Ярославской губернии. Служил в Петербурге приказчиком в лавках, в 1850-х годах переехал в Одессу, где с помощью своего дяди открыл собственный магазин.

1885

Ашешов после окончания 3-й одесской гимназии поступил в Московский университет, сначала на физико-математический факультет. А через год на юридический, откуда был отчислен за неблагонадежное поведение в 1890 г. После восстановления по ходатайству профессуры смог успешно окончить курс в 1891 г. с дипломом 1-й степени.

1893

В 1893-1895 гг. Ашешов редактировал «Самарскую газету». Делал едва ли не весь номер. Его перу принадлежали обозрения, фельетоны и «передовицы» издания. То, что газета «не дает спокойных дней здешней публике. Она колется как еж…», Максим Горький считал заслугой Ашешова.

1898

Получив возможность переехать в Москву, Ашешов стал сотрудником «Курьера». Позже работал в петербургских изданиях: «Новости», «Неделя», «Санкт-Петербургские ведомости», «Образование». В 1922 г. был в числе основателей журнала «Новая Россия».

1923

Николай Петрович Ашешов скончался от туберкулеза. 

Похоронен на Литераторских мостках в Санкт-Петербурге.

Все материалы об истории «Самарской газеты» можно почитать по ссылке

Фотографии: исторические архивы, архив «СГ»

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации