Михаил Перепелкин: «Романс, с которым ассоциировалась эпоха»

04.05.2024

2805

Автор:

Михаил Перепелкин: «Романс, с которым ассоциировалась эпоха»

В этом году исполняется 140 лет «Самарской газете», первый номер которой увидел свет в 1884-м. Дореволюционное издание служило центром притяжения литераторов. Здесь кроме Максима Горького печатались еще десятки авторов, включая Владимира Короленко, Евгения Чирикова, Александру Толстую. Большая выставка об истории газеты готовится в Самарском литературно-мемориальном музее имени Горького. Его директор, доктор филологических наук, краевед Михаил Перепелкин рассказывает о том, как появилось и развивалось издание.

— Есть известный снимок сотрудников «Самарской газеты», который много раз публиковался. Он был сделан в июле 1895 года по случаю отъезда одного из сотрудников из Самары. На нем Алексей Пешков сидит в своей хламиде с палкой. Александр Смирнов стоит в белом костюме. Николай Ашешов сидит в центре сотрудников. И единственная дама. Кем ее только не называли. Но мы совершенно точно знаем, что это Елена Алексеевна Буланина, в девичестве — Протопопова.

Две загадки

Елена Алексеевна Буланина появилась на свет в Москве. И дальше идет загадка номер один. Год ее рождения — то ли 1866-й, то ли 1876-й. Эту загадку создала сама Елена Алексеевна. Я смотрел ее личное дело в Государственном архиве Самарской области. Поскольку она служила в училище, а потом в гимназии Межак-Хованской (сейчас 13-я школа), документы учительницы словесности и истории сохранились. Столько раз там исправлены «6» и «7» в дате рождения, что понять цифру уже невозможно.

На фотографии 1895 года ей либо 19, либо 29 лет. Но сохранились ее воспоминания о том, как хоронили Николая Некрасова — он умер в 1877 году. Если она написала правду, то, видимо, все-таки появилась на свет в 1866 году.

Родилась Елена Алексеевна в дворянской семье. Хотя в советское время в биографии будет писать, что отец бедствовал. В Москве она окончила частную гимназию и отправилась в Сорбонну, где слушала курс романо-германской филологии.

Дальше загадка номер два: как Протопопова стала Буланиной. О ее муже практически нигде ничего не сказано. Только в двух местах я встретил упоминания. В «Самарской газете» в 90-е годы XIX века была напечатана реклама издания то ли Еврипида, то ли Эсхила в переводе Л. Буланина. И еще где-то я читал, что существовал некий Буланин, который был сослан и сгинул на каторге. Видимо, он был политический. Следовательно, либо муж пропал, либо Елена Алексеевна овдовела.

Михаил Перепелкин: «Романс, с которым ассоциировалась эпоха»

Бостромы, Бородин и Гиляровский

По приезде в Самару Елена Алексеевна жила в доме, где теперь располагается наш музей. Сначала квартировала у Вернера, потом усадьбу купил Бостром. Очень дружила с его женой — Александрой Леонтьевной, они на двоих выпустили одну книгу. Там были опубликованы стихи Буланиной и рассказ Бостром «Странная девушка» (который впервые напечатали в «Самарской газете»). В какой-то степени он, наверное, про саму Буланину.

Отсюда она ходила на службу в гимназию — угол улиц Николаевской и Заводской (нынешних Чапаевской и Венцека). Елена Алексеевна преподавала словесность (литературу), русский язык и историю. Ей там было скучно, в том числе потому, что она происходила из очень интеллигентной и прогрессивной семьи. Ее тетя была замужем за композитором и химиком Александром Бородиным, автором знаменитой оперы «Князь Игорь». Буланина его достаточно хорошо запомнила, у нас есть ее воспоминания о нем.

Елена была дружна с Владимиром Гиляровским. Он приезжал в наш город, приходил в «Самарскую газету». Есть книга Екатерины Киселевой «Гиляровский на Волге», где она пишет об этом.

Михаил Перепелкин: «Романс, с которым ассоциировалась эпоха»

Одно стихотворение

Приехав в наш город в 1895 году, Елена Буланина начинает сотрудничать с «Самарской газетой». Она была очень продуктивной и плодовитой в творческом плане. Писала стихи, рассказы. Кроме того, много переводила. Как раз в этой области была очень известна. В ее переводе вышел текст Оскара Уайлда «Дитя-звездочка» («Звездный мальчик») и многие другие. Я выписывал ее тексты из петербургской библиотеки — это очень неплохо сделанные переводы.

В 1901 году была опубликована книга «Раздумье» — более ста страниц стихов Буланиной. В «Самарской газете» печаталась ее реклама. В сборнике есть и любопытные произведения, и посредственные. Есть посвящение Льву Толстому. Несколько «Из Гейне». Меланхолические элегии. Елена была, быть может, не очень талантливым поэтом, но весьма начитанным человеком.

От этой книги осталось одно стихотворение. Это много. Хорошо, если хотя бы один текст остается от пишущего человека. Произведение «Под впечатлением «Чайки» Чехова» было положено на музыку. Романс стал очень популярен, его пела вся Россия. В интернете можно найти несколько аудиозаписей, как его исполняет Надежда Плевицкая, которую Николай II назвал «курским соловьем». Появилось много вариантов этого романса. У нас есть в архиве толстая тетрадь 1915 года — дневник солдата Первой мировой войны фейерверкера Булгачева. В конце у него текст — «Чайка военная».

Романс Буланиной звучит в фильме «Два капитана» 1976 года с Юрием Богатыревым. В первой серии семья сидит за столом, и они затягивают: «Вот вспыхнуло утро. Румянятся воды». И даже у Даниила Хармса в повести «Старуха» сумасшедшая героиня начинает его петь. Это романс, с которым ассоциировалась эпоха. Он стал по-настоящему народной песней. И, кстати, впервые это стихотворение было опубликовано в «Самарской газете».

Михаил Перепелкин: «Романс, с которым ассоциировалась эпоха»

Как поссорились два Ивана Ивановича

Кроме того, Буланина публиковала в «Самарской газете» прозу. Довольно посредственную. Был, например, большой рассказ «В глуши». Это «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», переписанная на самарский лад. Жили два Ивана Ивановича, служили в одном департаменте. Души друг в друге не чаяли. Один толстый, другой тонкий. Семьи их дружили, куличами угощали, на ягоды приглашали.

А однажды в департамент пришла бумага, и толстый Иван Иванович подошел к тонкому и сказал: «Что-то не пойму я, о чем это». А тонкий был раздражен и воскликнул: «Да и не тебе понимать! Пусть университетские понимают. А мы с тобой простые чиновники». Слово за слово, переругались в хлам. Потом один из них умер, затем — второй. Похоронили их, так случайно получилось, рядом. Семьи снова помирились, а друзей уже нет.

Буланина непосредственно в редакции не служила, но печаталась чуть ли не в каждом номере «Самарской газеты».

Финал…

В 1906 году закрылась «Самарская газета». Буланиной здесь стало окончательно скучно, и она уехала в Москву. Там Елена Алексеевна работала в частных гимназиях и вместе с тем служила в Никитинских субботниках (кооперативное издательство писателей времен НЭПа).

В советские годы она напишет воспоминания о Горьком. И еще несколько тетрадок мемуаров. Всю свою биографию для этого перелицует как надо. Пара ее рассказов выйдет в начале 1940-х годов в журнале «Литературная Мордовия». Возможно, она была там в ссылке.

Буланина умерла в 1944 году в Москве.

Прочитав ее воспоминания о Горьком, наш музей стал писать на ее московский адрес. В 1948 году с него ответили соседи, что Елены Алексеевны на стало. Все, что сумели, они нам прислали. Так у нас появился ее архив — воспоминания, фотография Романа Циммермана. К сожалению, прислали не все. Большой портрет Буланиной мы так и не получили.

…и «Хождение по мукам»

В завершение еще один «след» Елены Буланиной. Героев «Хождения по мукам» зовут Булавины. Думаю, что это совершенно неслучайно. Алексей Толстой Елену Алексеевну прекрасно знал. Ее рассказы и стихи публиковались, когда он был в Самаре. Более того, это произведения его соседки. Они жили рядом, в соседних домах усадьбы Бострома. У его матери, Александры Леонтьевны, вышла с ней общая книга.

Во многом образы Булавиных — это его собственная мать и отчим. И чтобы совсем не «продавать» их, не указывать слишком явно на сходство, Алексей Николаевич дает им фамилию, которая ассоциировалась у него с отчим домом. Заменив одну букву и продлив таким образом память о Елене Буланиной.

Продолжение следует

«Под впечатлением «Чайки» Чехова»

Заря чуть алеет. Как будто спросонка

Все вздрогнули ивы над светлой водой.

Душистое утро, как сердце ребенка,

Невинно и чисто, омыто росой.

А озеро будто, сияя, проснулось

И струйками будит кувшинки цветы.

Кувшинка, проснувшись, лучам улыбнулась,

Расправила венчик, раскрыла листы…

Вот вспыхнуло утро. Румянятся воды.

Над озером быстрая чайка летит:

Ей много простора, ей много свободы,

Луч солнца у чайки крыло серебрит…

Но что это? Выстрел… Нет чайки прелестной:

Она, трепеща, умерла в камышах.

Шутя ее ранил охотник безвестный,

Не глядя на жертву, он скрылся в горах.

…И девушка чудная чайкой прелестной

Над озером светлым спокойно жила.

Но в душу вошел к ней чужой, неизвестный, —

Ему она сердце и жизнь отдала.

Как чайке охотник, шутя и играя,

Он юное, чистое сердце разбил.

Навеки убита вся жизнь молодая:

Нет веры, нет счастья, нет сил!

<1901>

Даты

1866

Елена Буланина родилась в Москве, в дворянской семье (по другим сведениям — в 1876 году).

1895

Приехав в наш город, Буланина начала сотрудничать с «Самарской газетой». Она была очень продуктивной и плодовитой в творческом плане: писала стихи, рассказы. Много переводила, была очень известна в этой области. Буланина непосредственно в редакции не служила, но печаталась почти в каждом номере издания.

1901

Опубликована книга «Раздумье» — более ста страниц стихов Елены Алексеевны. Среди них есть посвящение Льву Толстому, несколько «Из Гейне». Также в сборник вошло стихотворение «Под впечатлением «Чайки» Чехова», которое впервые было опубликовано в «Самарской газете» и стало основой для очень популярного романса.

1906

Закрылась «Самарская газета». Буланина уехала в Москву. Там Елена Алексеевна работала в частных гимназиях и вместе с тем служила в Никитинских субботниках (кооперативное издательство писателей времен НЭПа).

1940-е

В журнале «Литературная Мордовия» опубликованы два рассказа Елены Буланиной.

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации