Правда о войне. Самарец Григорий Заводюк вырос в детдоме и долгие годы искал информацию о своем отце. Часть 2

02.06.2024

2368

Автор:

Правда о войне. Самарец Григорий Заводюк вырос в детдоме и долгие годы искал информацию о своем отце. Часть 2

Нередко в редакцию «СГ» обращаются самарцы с просьбой написать историю их предков. Один из таких читателей Григорий Заводюк. У него есть дело всей жизни. Дитя войны, попавший в детдом вместе с братом в самом раннем возрасте, он ищет сведения о своих родителях. 

Поиски увенчались успехом. Мужчина узнал, что его отец — Владимир Заводюк был настоящим героем. Прекрасно зная немецкий язык и служа у оккупантов, он сорвал не одну их карательную операцию. Был задержан и расстрелян. 

Свидетелей его подвига осталось крайне мало. Кое-кто считал его пособником фашистов. Долгое время сын занимался поисками, чтобы установить, как все было на самом деле. Материалы для публикации нам предоставил аспирант Самарского университета Владимир Елин. Первую можно почитать по ссылке.

С клеймом предателя

Братья Заводюки вышли из стен дубовского детдома, получив аттестаты о среднем образовании. Гриша, следуя зову сердца, решил лечить братьев наших меньших. А Валера поступил в педагогический. Обоих не отпускала мысль, что они должны узнать о судьбе отца. 

Сведений о своей семье братья не имели никаких. Поэтому Григорий решил направлять запросы во все государственные учреждения Волгоградской области, полагая, что родился именно там. Ответы, однако, приходили с пометкой «Сведений о Григории Владимировиче Заводюке не имеется». Не нашли братья имени отца и среди участников Великой Отечественной войны. Только обратившись к воспитателям — ветеранам детдома, им удалось получить отрывочные сведения. Прозвучали слова: торфоразработки, Ирдынь, военкомат… 

И Григорий решает отправиться на свою предполагаемую малую родину, чтобы разобраться на месте. Первая поездка не приносит результата. Местные отводят глаза, отмалчиваются. Но сын чувствует: что-то не так. И снова едет в Ирдынь. Наконец кто-то бросает ему в лицо: служил твой папаша, да не в Красной Армии, а в полиции, немцам прислуживал! 

В полном расстройстве вернулся Гриша домой. Рассказал о том, что услышал, брату. Валерий утешал как мог: «Ты видишь, мы людьми выросли честными, трудолюбивыми, порядочными. Гены у нас, значит, хорошие. Не мог наш отец быть подлецом, не мог Родину предать!» Валерий настолько уверен в своей правоте, что решил обратиться в газету «Правда» с просьбой разобраться в ситуации.

Правда о войне. Самарец Григорий Заводюк вырос в детдоме и долгие годы искал информацию о своем отце. Часть 2

Тайное становится явным

И ответ из печатного органа КПСС приходит. К Валерию направляют спецкора «Правды» Дворникова. Он едет в Ирдынь, опрашивает участников местного подполья, читает мемуары бывших черкасских партизан. Вырисовывается такая картина. Владимир Григорьевич Заводюк родился в зажиточной семье в 1905 году. Окончил гимназию. Родители отправили его учиться за границу. Поэтому он хорошо знал иностранные языки. 

К началу войны Заводюк работал техником на торфоразработках. В первые же дни после вторжения немецких войск на территорию СССР он отправился в военкомат, решив стать добровольцем. Однако продвижение врага было столь стремительным, что Владимир оказался на оккупированной территории, не успев отправиться на фронт. Осмотрелся, стараясь не привлекать внимание. Затем вышел на связь с партизанами. Однажды к нему пришли организаторы местного подполья и сказали, что «до зарезу нужен свой человек на службе у фрицев». Партизаны уже начали проводить успешные операции. Они уничтожали карателей из числа местных, пускали под откос военные составы. Фашисты тоже не бездействовали. Поэтому партизаны должны были знать о том, что задумывает противник — и против них, и против мирного населения. 

Правда о войне. Самарец Григорий Заводюк вырос в детдоме и долгие годы искал информацию о своем отце. Часть 2
Правда о войне. Самарец Григорий Заводюк вырос в детдоме и долгие годы искал информацию о своем отце. Часть 2

Документ на тетрадном листе

Вот как описывает журналист момент встречи Владимира Заводюка и партийных руководителей, оставленных для организации сопротивления в Черкассах. 

«- Есть к тебе дело. Заслужи у немцев доверие. Нам нужен свой человек в полиции. 

— Да вы что? Советская власть вернется, и я должен буду доказывать, как в полицию попал.

— Надо, — сказал Мацкевич.

Незнакомец выдернул из старой тетради листок и написал: «Санкционирую работу в полиции в пользу партизан». Расписался, поставил дату. Протянул. 

— Считай официальным документом». 

Гости подсказали, каким образом Заводюк может проявить свою готовность служить немцам. На окраине поселка были гурты картофеля, из которых по ночам партизаны уносили часть для собственного пропитания. Многие жители знали или догадывались об этом. Однако молчали. А Заводюк должен был шум поднять, с возмущением рассказывать об этом повсюду. Информация дошла до комендатуры. Владимира Григорьевича вызвали туда, предложили сотрудничество. А узнав, что он хорошо знает немецкий, и вовсе поставили начальником местной полиции. Много хороших дел совершил партизан-полицейский. Многих местных спас от расправы, предупредив о налете карателей. Народные мстители и вовсе были спокойны: Заводюк все узнает и передаст нужные сведения вовремя. 

После нечеловеческих пыток…

Немцы ничего не подозревали. Начальник полиции был услужлив, всегда поздравлял начальство с праздниками и именинами, никогда не являлся без подарков. Был таким прекрасным собеседником! 

Но, конечно, у самого Владимира Григорьевича на душе кошки скребли. Утешала мысль, что его Евдокия с детьми в безопасности, в эвакуации. Он не знал о трагедии, произошедшей близ Сталинграда. Думал, что своей деятельностью приближает освобождение родных Черкасс. Значит, и семья быстрее вернется домой. А ради этого он мог терпеть и презрение соседей, и косые взгляды жителей поселка, и угрозы расправы над ним как над фрицевским холуем. 

Удалось проработать почти полгода, успешно вводя немцев в заблуждение. Подвело, как часто бывает, предательство. Кто-то бывший в курсе деятельности подпольщиков написал на Заводюка донос. В апреле 1942 года вместе с ним арестовали еще двух его товарищей — Гудакова и Онуфриева. И, как записано со слов очевидцев, «после нечеловеческих пыток все трое были расстреляны». 

Вот так братья Валерий и Григорий Заводюки, не знавшие своего отца, поверили в него и добились его посмертной реабилитации. В Ирдыни поставили памятник партизанам. А в справочные документы, рассказывающие про этот поселок, внесли строки об успешно действовавшей там в годы войны подпольной организации численностью 30 человек. Назван и ее руководитель — Владимир Заводюк. 

Из справки Черкасского обкома КПСС, выданной Валерию Заводюку в 1990 году:

«Владимир Григорьевич Заводюк, 1905 года рождения, до Великой Отечественной войны техник по добыче торфа Ирдынского торфопредприятия, а с декабря 1942 года член подпольной группы и содержатель явочной квартиры черкасского партизанского батальона, командир — товарищ Ф. Савченко. Тов. Заводюк по заданию командования партизанского отряда в конце 1941 года пошел работать в полицию. Зная немецкий язык, он многое узнавал от оккупантов. Важные разведданные, план облав доводил до партизан через членов подпольной группы». 

Одним из поручителей за Владимира Заводюка перед партизанами был комиссар отряда Сергей Палеха. Он подробно рассказал Григорию Владимировичу о том, как его отец спас весь партизанский отряд и его лично. Палеха подтвердил, что именно Владимир Заводюк был руководителем подпольной группы в Ирдыни. 

Фотографии: исторические архивы, Владимир Елин

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации