Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 4

14.01.2024

4237

Автор:

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 4

Когда занимаешься краеведением, судьба сводит с такими же, как ты, людьми — увлеченными историей родного края. Они открывают тебе многие ранее не известные страницы истории. 4 декабря краеведы Уральска прислали мне поздравление с Днем матери-казачки. Захотелось узнать побольше как о самом празднике, так и о судьбе женщин этой части российского общества. Это четвертая часть материала, предыдущие можно почитать по ссылкам: перваявтораятретья.

Радость для всей станицы

Главными у казаков считались религиозные праздники. Работать запрещалось. Даже если казаки были на дальнем промысле.

В станицах для молодежи организовывали конные скачки и борцовые поединки, проводили вечера с танцами. Старейшины в нерабочий день после обеда собирались на центральной площади, играли в шашки и шахматы, беседовали за чарочкой. 

Если мужчины отдыхали, то на женщин ложилась большая нагрузка, особенно в предпраздничные дни. И курень прибрать до блеска, и стены побелить, и угощения приготовить, и гостей принять как добрая хозяйка — не посрамиться перед родней и соседями. 

Зимой в станицах была целая череда каникул. Все отмечали большие церковные праздники Рождество Христово и Крещение Господне. 

Часто при этом смешивались христианские и языческие традиции. У казаков существовало поверье, что в рождественскую неделю нечистая сила выходит из своих убежищ. Оттого наряду с христианским обычаем — ходить славить Христа — осталась и языческая традиция рядиться в шкуры животных, костюмы колдунов и ведьм. Чтобы своим видом отпугнуть нечистую силу, мужчины и женщины сами представали в обличии нечисти. 

К рождественским праздникам казаки всегда готовились заблаговременно. Обязательным украшением в доме была елка, чья вечная зелень символизировала обновляющуюся жизнь. В канун великого праздника в красном углу, под образами, на чистой скатерти, на пучке сена или соломы стояла чаша с отваренными зернами пшеницы, политыми медом и посыпанные изюмом, — кутья. Ее начинали есть с первой звездочкой на небе, вспоминая о той звезде, что возвестила волхвам о рождении Христа, после молитвы. Затем следовал скромный ужин. 

Казачий бытописатель Астапенко в своей книге о Рождестве на Дону рассказывает: «Ночью, с первым ударом к заутрени, вставала вся казачья семья. Хозяйки топили печь, и все спешили в церковь на службу. Но еще раньше уходили из дома дети славить Христа. Обычно этим занимались мальчики от 5 до 14 лет, начиная обыкновенно с войскового атамана. Сам атаман приставал к компании старшин и вместе с ними ходил по всем жителям города. Во всяком доме они пели «Христос рождается», за что хозяин должен был заплатить.

Казаки старались сделать эти дни радостными для всей станицы. Богатые зачастую отсылали бедным семьям по полбарана «на разговенье» к рождественскому столу. Также чай, сахар, а кому и материи на обновку. 

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 4

Веселье от Рождества до Пасхи

За Рождеством шли другие праздники. «От Рождества до Пасхи одни только женщины ткут холсты. В это время наступают праздники Святки и Масленица, которые проводятся на Алтае если не шумнее, то по крайней мере с неменьшим шумом, чем в остальной Сибири» — так писал краевед и путешественник Григорий Потанин. 

В святочные дни среди станичников было принято ходить друг к другу в гости. Если речь шла о семейных парах, то, как правило, собираясь в компании, они ходили к кумовьям на посиделки. Приходя на вечеринку, приносили с собой незамысловатое угощение — бублики, семечки, конфетки из кабачков, а также моченые яблоки и арбузы. Вино на стол всегда ставили только хозяева. 

Каждый вечер святочных посиделок развивался по определенному сценарию. Сначала шли станичные новости, сплетни, байки, шутки, игры, затем переходили к песням и танцам. 

Канун «Старого Нового года», 13 января, считался «щедрым вечером». В это время готовили вареники и ходили «щедровать» — колядовать. 

Вареники чаще всего делали с творогом или картошкой, но несколько штук оставляли пустыми или клали внутрь муку, соль, монету. Они играли роль своего рода предсказаний. Если достанется с мукой — жизнь будет богатой, но тяжелой, с солью — горькой, пустой вареник — пустая жизнь, а с монетой — счастливая и долгая. Обычай «щедровать» по сей день сохранился во многих донских станицах. До сих пор на сельских улицах в святочные дни можно встретить компании молодых людей, наряженных в костюмы и маски, — это и есть «щедровщики». Святки завершало Крещение, которое на Дону называлось Богоявлением, Водосвятием или Иорданью. 

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 4

Взятие снежного городка

Краевед Савичев отмечал, что любимой зимней забавой уральцев была езда на собаках. У сибирских линейных казаков были в чести другие забавы. Одну из них художник Василий Суриков изобразил на картине «Взятие снежного городка». 

«Городок» строили на реке или на площади в последние дни Масленицы. Обычно он состоял из двух стен с воротами между ними. Их возводили из снега, облитого водой. Ворота могли быть двойными в виде арок — одни напротив других, с верхними перекладинами. На них устанавливали разные фигуры из снега: чаще всего это были петух, бутылка и рюмка. Иногда кто-то из грамотеев перед началом игры читал собравшимся сказание о Масленице, существе обжорливом, истребившем много блинов, масла и рыбы. 

Участвовали в игре мужчины и молодые парни. Делились на две команды — осаждавших и осаждаемых. Защищали ворота пешие, атаковали конные. Взять «городок» значило разрушить его. Осаждаемые оборонялись ветками, метлами, засыпали атакующих снегом, закидывали снежками. Лошадей отпугивали холостыми выстрелами из ружей. Первый, кто прорвался через ворота, считался победителем. После игры его «мыли» в снегу. 

Василий Суриков, потомственный казак, выросший в Сибири, многократно наблюдал эту игру в детские годы. Он начал писать картину во время своего пребывания в Красноярске в 1889-1890 годах, а окончил после возвращения в Москву. Натурщиками послужили многие родные и знакомые художника.

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 4

Бабьи каши

Отмечался в станицах также праздник повивальных бабок и рожениц, так называемые «Бабьи каши». «Во многих местах после празднования Рождества Христова казаки, имеющие детей, с казачками вечером ходят к повивальной бабке и приносят ей водку, харч, блюда пирогов или блинов и всякой всячины» — так пишет искусствовед Анна Некрылова.

Повитуха — женщина, помогающая при родах, была в станице лицом совершенно особым. Каждый год на второй день Рождества у нее собирались женщины, родившие в прошлом году, и те, кто был ранее, чтобы потолковать о своих «бабьих делах». Гостьи шли со своей «кашей» — так называли угощение и небольшой подарок для повитухи. Это был законный день отдыха замужних казачек. Женщины гуляли и напивались порой до такой степени, что пришедшие за ними мужья буквально растаскивали их по домам.

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 4

Фотографии: исторические архивы

Предыдущие материалы цикла

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 1

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 2

Коня на скаку остановит… О судьбах матерей-казачек. Часть 3

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации