Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

18.08.2022

2819

Автор:

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Роскошные усадьбы, оборудованные по последнему слову техники — с электричеством, водопроводом, — дачи самарских купцов походили на огромные дворцы у берега Волги. После революции былое богатство пришло в упадок. Часть владельцев эмигрировала, некоторые погибли. А роскошные интерьеры отдали пролетариату — в основном здесь размещались санатории. За прошедшие годы многие постройки без должного ухода были утрачены, однако некоторые сохранились до наших дней. Предлагаем читателям совершить «прогулку» по купеческим дачам. Это последняя часть материала. С первой можно ознакомиться тут, а со второй — здесь.

Конец загородной идиллии положила революция. 7 января 1918 года Губернский исполнительный комитет в лице Валериана Куйбышева постановил «объявить все дачи Сурошникова, Субботина, Соколова и других скрывшихся от обложения купцов конфискованными». Имущество, оставленное в домах, описывали. Сохранились данные, что все ценное свозили на склад при даче Шихобалова, расположенный на Третьей линии Барбошиной поляны.

Опустели шикарные залы, заросли цветники и оранжереи, и никто уже не пил чай на открытых верандах с видом на Волгу. В стране шла Гражданская война. А тем временем купеческие дачи разграблялись и ветшали. Рушились спуски, ведущие к реке, дачные пароходы ходили с большими перебоями. На них уже не было прежней состоятельной публики. Они выполняли просто роль общественного транспорта. Многие усадьбы были утрачены. Например, красивейшую дачу Аннаева, где находилась знаменитая кумысолечебница, просто разобрали на дрова. 

Но постепенно в стенах особняков вновь забурлила жизнь. Здесь стали открывать санатории, детские дома, лечебницы. Со временем многие здания оказались перестроены — во главе угла была практичность, а не восстановление старинной лепнины. В тяжелые 90-е также было не до сохранения красоты. К счастью, сейчас подход к этому вопросу изменился. Примеры тому — дача Головкина и особняк в Загородном парке, которые в скором времени откроются в обновленном виде.

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя
Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Дачи Соколовых

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Среди безусловных достопримечательностей Барбошиной поляны — дачи купцов Соколовых, сохранившиеся до наших дней. Есть данные, что изначально представители этой богатой династии построили усадьбы из дерева. Однако здания были уничтожены пожаром. И в 1909 году Иван Соколов строит особняк в классическом стиле, башню которого украшают фигуры четырех соколов. Автор проекта — знаменитый архитектор Александр Щербачев. Рядом сын купца Александр возводит дом в псевдомавританском стиле. Также поблизости стояла дача, принадлежавшая еще одному сыну Ивана Соколова. Она была из дерева и не сохранилась. 

Купцы Соколовы входили в число богатейших людей Самары. Они занимались торговлей зерном, салом, кожей. Здание их мельницы, построенной на Преображенском спуске, стоит и в наши дни. Ее современный адрес — улица Карбюраторная/Князя Засекина, 1. Купцам принадлежал пароход «Соколик» и два автомобиля «Берлие» с регистрационными номерами №10 и №12. Также они имели большой парк конных экипажей.

Известный куйбышевский архитектор Ваган Каркарьян писал о даче Ивана Соколова: «Мастерство автора в организации живописной объемно-пространственной композиции здесь проявляется в полной мере. Здание органично вписано в окружающий ландшафт. Понижение рельефа использовано для организации цокольного этажа. Падение рельефа, разновеликие объемы этой дачи, лестницы, террасы, колонные портики, перголы образуют выразительную асимметричную композицию».

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Один из портиков здания украшает вензель, в котором прочитываются буквы «И», «Я», «С» — монограмма хозяина дома. А с фигурами соколов на крыше связана известная легенда. Она гласит: Иван Соколов вырастил четырех сыновей. И когда они покинули родительское гнездо, тоскующий отец приказал архитектору установить фигуры птиц, смотрящих в разные стороны света. Однако это лишь красивая история, не имеющая ничего общего с реальностью. Согласно описи лиц купеческого звания, у Ивана Соколова и его жены Прасковьи Андреевны к 1909 году было лишь трое взрослых сыновей.

Дача Александра Соколова была построена по проекту того же Щербачева. Ее венчали «мавританские» башни с зубчатыми стенами. К дому прилегала веранда с полукруглыми стрельчатыми сводами. Эти элементы можно увидеть на снимках 30-х годов. Позднее они были утрачены.

После революции дачи некоторое время пустовали. В 1924 году тут открыли дом отдыха работников водного транспорта. Позднее его передали Крайстрахкассе. В войну особняки занимал дом отдыха спецназначения №1 для летно-подъемного и командного состава Красной Армии. Именно здесь восстанавливался после ампутации ног летчик-герой Алексей Маресьев. Уже через год он был снова в строю. 

Сейчас старинные особняки занимает санаторий Чкалова. В разные годы проходили ремонт и реставрация дач. Однако очевидно: здесь и сегодня необходимы масштабные работы.

Дача Шихобалова

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя
Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Владельцем этой виллы был представитель известной купеческой династии Петр Шихобалов. Есть данные, что дача была построена в 1909-1914 годах по проекту архитектора Федора Линдваля. Купец, меценат Константин Головкин, описывая ее, употребляет слово «грандиозная». 

Здание было выполнено в стиле итальянского неоренессанса. От дачи к Волге вела широкая каменная лестница — ее можно заметить на старых снимках. После революции усадьбу занимал дом Крайстрахкассы. В 30-е годы здесь располагался санаторий III Коминтерна, а в 1939-1940 жили испанские дети.

Сейчас в здании находится один из корпусов санатория Чкалова. К сожалению, о первоначальном облике дачи уже мало что напоминает. За прошедшие годы постройка лишилась многих декоративных элементов, стены отделаны сайдингом. Лишь башня и каменные гроты напоминают о былой роскоши.

Дача Журавлева

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Про то, что это здание на пересечении улиц Стара-Загоры и Ново-Вокзальной старинная дача, знают немногие. До сих пор кажется чудом, как особняк мог уцелеть во время масштабной застройки района.

Сегодня это единственное напоминание о дачной жизни в Томашевом Колке — именно так когда-то назывался расположенный здесь поселок. Усадьба принадлежала купцу 1-й гильдии Павлу Журавлеву. История этого человека заслуживает особого внимания. Он был выходцем из крестьян. Родился в Ярославской губернии. Переселился в Самару в середине XIX века с надеждой разбогатеть и не прогадал. Занимался зерном, построил на Волге большую каменную мельницу. Позднее начал строить и ремонтировать суда, изготавливать канаты. Именно на базе его производства в советское время был создан Средневолжский станкостроительный завод. До 1917 года на предприятии Журавлева спустили на воду 34 буксирных и пассажирских парохода.

Купец был известен и своей благотворительной деятельностью. Журавлев помогал голодающим и нуждающимся. Финансировал содержание больниц, приютов и богоугодных заведений. Выделял деньги в помощь бойцам, раненным в ходе русско-турецкой войны. Участвовал в строительстве церквей. Например, выделил 5000 рублей на возведение храма Святого Александра Невского при расположенной неподалеку лечебнице для душевнобольных.

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Необычно сложилась личная жизнь Журавлева. Уже в преклонном возрасте он усыновил пятерых детей. Их мать — простая женщина Пелагея Криволапова долгое время служила у купца и стала его законной супругой. Имя одной из дочерей Журавлева теперь известно практически каждому самарцу. Это Александра Курлина, хозяйка знаменитого особняка, где ныне располагается Музей модерна.

Дача Журавлева была не просто местом отдыха, здесь действовала кумысолечебница. Усадьба включала в себя мастерские, конюшню, оранжерею с паровым отоплением. После революции дачу отдали детям. Тут находился совхоз общества друзей беспризорного ребенка. «В четырех дачах, недавно принадлежавших самарскому купцу Журавлеву, среди густого яблоневого и вишневого сада размещены беспризорные и больные дети, подобранные с городских улиц» — писала одна из городских газет. 

Затем в стенах усадьбы располагалось детское отделение психиатрической больницы. В 90-е здание было заброшено и постепенно разрушалось. Затем постройку восстановили, однако ее вид после реконструкции стал сильно отличаться от первоначального. Сейчас здание находится в частных руках.

Газета «Голос Самары», 14 марта 1908 года:

«Внуки Соколовы… чтобы не отстать от старших, арендуют у города участок на берегу Волги, около Барбошиной поляны в резке 1 десятину 578 саженей, а на самом деле 1 десятину 1074 саженей, огородили все забором, захватив еще и бечевник…»

Константин Головкин, купец, меценат:

«Роскошные дачи были взяты под размещение детских домов, домов отдыха, колонии малолетних преступников, детских городков… что привело к тому, что многие из дач пришли в упадок и, не будучи ремонтированы, сильно разрушились, а плохо охраняемые расхищены. Роскошные цветники заросли бурьяном, многие фруктовые деревья поломаны и погибли».

Фотографии: Самарская газета; исторические архивы

Правда и мифы о дачах самарских купцов. Часть последняя

Читайте также:

Город

Талип хазрат Яруллин: Ислам сохранился в том же виде, что пришел к нам 1100 лет назад

Муфтий Самарской области об истинной вере и религии чистоты

Город

В погоне за чистотой. Сотрудники КНПЗ совмещают спорт с заботой об окружающей среде

Современный тренд, совмещающий спортивные пробежки с уборкой мусора

Город

Один день в метро: огромные вентиляторы, фруктовые деревья и потайные ходы

Корреспондент «СГ» побывала в тех локациях подземки, куда вряд ли попадет обычный горожанин

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации