Луи Пастер и антипрививочники XIX века. Часть 2

26.12.2021

1753

Автор:

Луи Пастер и антипрививочники XIX века. Часть 2

В этом году исполнилось 135 лет с момента создания Самарской пастеровской станции. Она была первой на территории современной России и стала настоящим спасением для людей, пострадавших от укусов животных. Ведь заражение бешенством в то время означало мучительную смерть. 

В Самаре вакцинировали пациентов не только из Поволжья, но и с Урала, из Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока. Изобретателем этой прививки стал французский ученый Луи Пастер, основатель современной системы вакцинации, которая и сегодня хранит нас от тяжелых инфекционных заболеваний. Современники называли Пастера благодетелем человечества. И в 2022 году весь мир будет отмечать 200-летие со дня его рождения. Это вторая часть материала. С первой можно ознакомиться тут.

А торговец супом — против

Несмотря на явные успехи пастеровского метода, в Париже не прекращалась травля ученого. В конце XIX века «Самарская газета» с возмущением рассказывала: «На днях в Париже, говорит «Новое время», состоялся именно «митинг негодования» против знаменитого ученого. Собрание имело «научно-революционный» характер и состояло из каких-то заштатных ветеринаров, врачей без практики, членов муниципального совета из красных — Луизы Мишель и других подобных «ученых». Все речи сводились к тому, что у Пастера одна только цель в жизни — нажива и что алчность его к деньгам не знает пределов. Вообще, во всех речах «ораторов» так и звучала самая гнусная зависть. С высокой ораторской трибуны Пастера осыпали самою площадною бранью: и круглый он невежда, и дурной человек, и шарлатан, и карьерист, и душегуб и т.д. Своею известностью и богатством он обязан-де духовенству и императрице Евгении, страсти которой он разжигал (sic), а также оппортунистам. Особенно досталось Пастеру от какого-то ветеринара, который отозвался с крайним презрением обо всех открытиях ученого, а также от некоего Менорваля, торгующего супом в квартале Марэ». 

Не напоминает ли это нынешние нападки антипрививочников? В Англии, вечном сопернике Франции, даже была создана специальная комиссия по проверке нового метода. 

Доводы Гамалеи

В 1887 году активизировалась академическая критика Луи Пастера. На заседании Парижской медицинской академии ученого подвергли жесткой обструкции.

 Основатель пастеровской станции в Самаре Владимир Паршенский регулярно переписывался с Пастером. Он консультировался с ученым по поводу концентрации в вакцине «яда» бешенства и отправлял отчеты о своей деятельности. Успешные результаты русских врачей помогли Пастеру и его сторонникам одержать победу в ходе ожесточенной публичной дискуссии с профессором Петером. 

Основатель Одесской антирабической станции Николай Гамалея, поддерживая ученого, просто жил между Россией и Францией. В своей статье, опубликованной в июне 1887 года, он привел статистику смертности пациентов парижской лаборатории и трех российских станций. Этим умело воспользовались сторонники ученого. 12 июля 1887 года на заседании в Парижской медицинской академии профессор Бруардель озвучил данные Гамалеи. Докладчик делает однозначный вывод: «Разница между привитыми и непривитыми так велика, что ставит действительность метода вне сомнения». В заключение своей речи Бруардель произнес символичные и проникновенные слова о российских последователях Пастера: «Русские ученые, более уверенные в себе, не знают неуспеха. Может быть, потому, что они свободны в своих действиях и мирно работают, не заботясь о самозащите против ежедневных ожесточенных нападений». 

Институт доктора Ру

На самом деле в России все было не так безоблачно. В нашей стране имелся свой «профессор Петер» — младший полковой врач Кесслер. Его несправедливые обвинения потребовали консолидации российских сторонников Пастера. В результате научных сражений, а также общения со светилами международного масштаба сформировались российские школы биохимии, биофизики и молекулярной биологии. 

Самарские врачи и после Паршенского продолжали ездить в парижские лаборатории для изучения передового опыта. Например, Вениамин Португалов, своими глазами увидев Пастера, опубликовал настоящий панегирик великому французу. 

Деятельность самарских ученых курировал ассистент Пастера доктор Эмиль Ру. Он разрабатывал вакцины против сибирской язвы и столбняка. Изучал иммунный ответ организма на сифилис и туберкулез. Самарская пастеровская станция шла в своем развитии вслед за ним. Так, наш земляк Владислав Родзевич работал над вакцинами против дифтерии и других инфекций. Его трудами в Самаре появилось новое научное заведение — Институт доктора Ру. 

Развивая опыт предшественников, советские врачи в трудные 1930-е годы почти полностью искоренили заболевания, веками считавшиеся непобедимыми. Остановили прежде всего детскую смертность. Сдержали разгул инфекций даже в тяжелейшее время Великой Отечественной войны. Так и сегодня основным средством борьбы с пандемией остается вакцинация.

За 25 лет своей деятельности Самарская пастеровская станция спасла более тысячи людей, пострадавших от укусов бешеных животных. В 1912 году ее заслуги были отмечены золотыми медалями на Всероссийской гигиенической выставке. К тому моменту в эффективности вакцин уже никто не сомневался. При каждой больнице стали создавать прививочные кабинеты, что в конце концов привело к закрытию пастеровских станций. Остались только лаборатории, изготавливавшие вакцины.

Из статьи Вениамина Португалова, самарского врача и общественного деятеля:

 «Те сотни матерей, коих дети ежедневно теперь спасаются от неминуемой смерти, от дифтерита, главным образом обязаны этим великим благом Пастеру, основателю института с новым поворотом в медицине: здесь-то Ру и сделал свое спасительное открытие. Научное творчество Пастера теперь, конечно, общеизвестно. Но интересно посмотреть на него как на человека, в домашнем быту, вне официальной сферы. Внешность Пастера самая непрезентабельная. В Париже нам мужчины показались стройнее, красивее, внушительнее и интеллигентнее женщин, но Пастер — небольшого роста, невзрачный, как будто простоватый мужичок, и без печати гения на лице… И тем не менее это гений, может быть один из величайших гениев второй половины нашего века. Но кроме того, его биографы говорят, что он очень добрый человек. Он очень любит своих семейных, своих соотечественников, всех людей и всю жизнь старался посвятить на открытия, полезные человечеству».

Из воспоминаний Николая Гамалеи:

«После этих улучшений смертность укушенных волками понизилась. Из 44 человек, укушенных бешеными волками, умерло 7, т.е. 15,9% — в четыре раза меньше вышеприведенных цифр. На свое сообщение в Академии наук об этих результатах Пастер взял и меня, и, с разрешения председателя, устроил на почетном месте. Когда я отказывался, Пастер мне сказал: «Il faut se mettre en avant pour dire la vérité» (Нужно выдвигаться вперед, чтобы говорить правду). 

Фотография: Архив Российской академии наук, arran.ru

Луи Пастер и антипрививочники XIX века. Часть 2

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации