«Мое хобби — это жизнь». Женщина после спинального инсульта рассказала о новом восприятии себя

18.08.2021

880

Автор:

В этой рубрике «Самарская газета» рассказывает о том, каково это — принимать свой диагноз и менять привычки из-за заболевания. Здесь герои делятся опытом и советами. Их истории помогают взглянуть на недуг по-новому. В этот раз мы поговорили с удивительной женщиной Екатериной Сизовой, которая для многих стала примером и источником вдохновения.

«Кажется, что жизнь где-то там»

— Я родилась в Димитровграде, а в 16 лет переехала в Самару учиться. Окончила Самарскую гуманитарную академию по специальности «Психология менеджмента». Позже получила несколько дополнительных образований в этой области и стала психотерапевтом и мотивационным психоаналитиком.

В 2010 году у меня случился инсульт спинного мозга. Я попала в больницу Пирогова, где мне сделали операцию. На больничной койке провела около двух месяцев, после чего начался долгий путь реабилитации. Сейчас передвигаюсь на инвалидной коляске, при помощи которой и живу, и работаю, и даже танцую. 

Я побывала в разных реабилитационных центрах, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге и за границей. В конце концов в 2014 году открыла собственный «Центр помощи и реабилитации» для людей с инвалидностью здесь, в Самаре. Набравшись опыта, поняла, что это нужно не только мне одной. Нашла специалиста, обеспечила ему дополнительное обучение, с помощью государственных программ поддержки закупила оборудование. 

Ранее на реабилитацию уходило по пять-шесть часов в день. Это было достаточно сложно физически и морально, потому что в период, когда с человеком случается что-то подобное, ему кажется, что жизнь где-то там, что она начнется после того, как он «выздоровеет». Но теперь я понимаю, что не болею, хоть и восстанавливаю утраченные функции. У меня просто иное качество жизни. Мне не нужно выздоравливать — мне нужно восстановиться. Причем и физически, и психологически. Это другое понимание.

Когда большую часть времени тратишь на реабилитацию, нет сил на встречи с друзьями, прогулки, реализацию себя в профессии, личную жизнь. Ты по несколько часов пашешь над какой-то безумной идеей, которая далеко там, впереди, а жизнь проходит мимо уже сейчас. Я достаточно быстро это поняла и старалась двигаться параллельно. В итоге моя реабилитация стала проходить вместе с работой, дружескими встречами, прогулками, путешествиями. И мне хватало сил на то, чтобы это совмещать. Однако морально я все еще была там, в будущем, ждала и мечтала. 

«Я всегда считала, что у меня хватит ресурсов»

Конечно, было очень важно, что рядом находились люди, которые в меня верили и помогали оставаться в настоящем, а не жить только фантазиями. Мое окружение воспринимало меня так, будто ничего не произошло. Со мной не стали говорить иначе, не стали иначе воспринимать или иначе относиться. Просто теперь я сидела в кафе, кинотеатре, в парке не на стуле, а в инвалидном кресле. Машину стала водить с помощью рук. И работать продолжила хоть и на прежнем месте, но не в офисе, а дома, постепенно создавая свой бизнес, слушая себя и учитывая свои интересы. 

Самое сложное — это принять себя. Такая фраза актуальна для каждого человека, который считает себя каким-то не таким — толстым, кудрявым, в очках, недостаточно умным. Смысл принятия себя заключается в том, чтобы признать то, что действительно есть, как факт. Увидеть это без сожалений о прошлом и желаемом будущем. Вот сейчас я такая. И только этот факт дает здоровое понимание, что я теперь могу и куда двигаюсь. Это действительно сложно. Очень хочется вернуть все как было и тяжело смотреть на то, что есть. Но только здесь есть силы сделать свое будущее. 

Событие в моей жизни явилось толчком в развитии себя как специалиста-психолога. Мне стало интересно, как работает человеческая психика, как внешние и внутренние факторы влияют на личность и как справиться с любой ситуацией, в которой буквально опускаются руки. У меня был личный опыт подобного, и я стала изучать.

Самое странное, что я, имея психологическое образование, начала работать с психологом только через три года. Считала, что у меня хватит ресурсов и знаний, которые есть, и для себя. Я ошибалась. Наступил момент, когда я просто взвыла и обратилась к специалисту. До сих пор периодически прибегаю к профессиональной помощи. Теперь я считаю это такой же неотъемлемой частью жизни, как, например, необходимость визита к стоматологу. 

На первых этапах, когда с людьми или их детьми случается драматичная ситуация, первое, что необходимо, — помощь такого специалиста. И вместо вечных вопросов «куда теперь бежать и что делать» принять факт, трезво посмотреть на варианты и действовать, четко осознавая, что сил хватит и будет где взять, ведь придется нелегко, и это уже случившийся факт. Поэтому в реабилитационных центрах, санаториях, больницах, даже при самом эффективном лечении, если нет специалиста, который работает с человеческой психикой, с принятием, с пониманием, подавленными чувствами, далеко не уедешь. Можно сколько угодно заниматься физическим здоровьем, не обращая внимания на то, что происходит внутри, а удовлетворения не будет, сил будет все меньше, а злости и обид на весь мир больше. Так жизнь будет проходить мимо.

«Открыла творческую студию»

Главное лекарство, которое я принимаю, — это жизнь, на протяжении 24 часов в сутки, большими дозами. В огромном количестве я принимаю людей, общение, перспективы, новые знакомства и возможности. Все то, что радует и позволяет человеку чувствовать мир во всем его многообразии. Мое хобби — это жизнь. Множество занятий я пробую в качестве профессий и простых увлечений. Люблю постоянно познавать что-то новое. Это приносит мне большое удовольствие. Что касается личной жизни: я пока не замужем, и у меня нет детей. 

За 11 лет многое изменилось. Произошел колоссальный рост в понимании и внутреннего, и внешнего мира. Пять лет я отдала общественной деятельности, старалась изменить мир к лучшему через социальные проекты и влияние на мировоззрение людей. После успешной работы реабилитационного центра открыла творческую студию, в которой сейчас занимаются более сотни людей с инвалидностью и без. Это называется инклюзией, то есть объединением людей, которые хотят развиваться без деления на ограничения. 

Правильная инклюзия для меня — это процесс двусторонний. Когда те, кого общество ранее исключало, стремятся быть активной его частью, и когда само общество не препятствует, а поощряет такое стремление. Когда работа кассиром человека на коляске или преподавателем человека без руки, например, становится нормой, без акцентов на «геройство» или «вам тут не место».

В моей студии сейчас восемь направлений и коллективов, десять педагогов и плотная сетка расписания. Мы участвуем в городских, областных и международных соревнованиях. Нас знают, ценят, любят и, главное, ждут. Например, пластический спектакль о жизни мексиканской художницы Фриды Кало, созданный мной и моей командой, по просьбе областного правительства был показан представителям посольства Мексики. Это большое достижение, потому что каждому человеку важно быть нужным, включенным и полноценным членом общества.

Сейчас я постепенно ухожу из активной общественной деятельности. Теперь мне интересен человек внутри, его самовосприятие, самоощущение и развитие его отношений с собой и окружающей средой, а не только обеспечение этой среды внешними обстоятельствами. Я действительно пришла к выводу, что можно построить хоть тысячу пандусов, закупить огромное количество приспособлений и оборудования, но полноценного взаимодействия с миром не будет, если у человека нет вкуса к жизни и мотивации.

Существует миллион возможностей что-то развить самому, если есть желание. Не было правильного реабилитационного центра — я его создала сама. Захотелось танцевать — организовала танцевальную студию. Решила петь — пригласила педагога по вокалу. Я делилась своими интересами с другими — возникла целая инклюзивная студия.

Вокруг миллион возможностей, и финансовых, и человеческих ресурсов море — интернет в помощь. Так что все зависит от мотивации людей. В Самаре за последние десять лет появилось огромное количество кружков, студий, секций и мест, где любой человек, с инвалидностью или без, может себя применить. Общество меняется благодаря людям, которые не сидят дома, а выходят на улицу и говорят: «Я есть!». Это самое крутое и важное.

Что посоветовать тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации. Иногда даже сломанная нога является для кого-то глобальной проблемой, а кому-то и полное отсутствие конечностей не помеха. Важно посмотреть внутрь себя и спросить: «Чего я хочу? Как я хочу себя реализовать? Кем я вижу себя сейчас и что могу?». Как только человек отвечает на эти вопросы и выходит в мир, на него обрушивается огромное количество возможностей, которые надо не упустить. Не переставайте желать жить. И важно, чтобы рядом были те, кто покажет направление и возможности. Это или близкие, или специалист, или подобные статьи.

Последнее время я живу в моменте. Мне так больше нравится, чем планировать. В этом есть определенный кайф. Каждый день я бываю в новых местах, открываю новые увлечения, много учусь. К чему это приведет, покажет время. В жизни много хорошего и плохого. Важно то, куда мы смотрим, именно туда уходят наши силы. Как сказала одна моя знакомая: «Будет больно, но страдать не обязательно». То есть в любой ситуации можно найти кусочек кайфа, который окажется настолько большим, что все остальное будет меркнуть.

Инсульт спинного мозга, или спинальный инсульт, — это острое нарушение спинномозгового кровообращения с развитием ишемии или кровоизлияния. Проявляется остро возникающими двигательными нарушениями центрального и периферического типа. Мужчины и женщины страдают одинаково часто.


Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации