Кто и как спасал наших земляков от голодной смерти. Часть 2

25.07.2021

1022

Автор: Татьяна Гриднева

Краеведческий отдел универсальной научной библиотеки совместно с Самарским областным архивом социально-политической истории подготовил комплексную выставку к 100-летию борьбы с голодом в Поволжье. Опираясь на ее материалы, попробуем понять, что же происходило в нашей губернии ровно век назад.

Это вторая часть материала. Первую можно почитать тут.

Нужна реальная помощь в виде небольшого куска хлеба

Продолжая экскурсию по выставке «Всем миром против голода», посетители могут удивиться, увидев портрет Владимира Антонова-Овсеенко. Не все знают, что в связи с трудной ситуацией этот старый революционер и решительный военачальник осенью 1921 года был прислан в Самару. Его назначили председателем Самарского губисполкома и одновременно — председателем Самарской губернской комиссии помощи голодающим (Губкомпомгол). В числе основных задач стояли продовольственное снабжение губернии, оказание медицинской помощи, эвакуация людей в более благополучные районы, организация общественных работ по поддержанию санитарного состояния населенных пунктов, подготовка к будущему севу. 

Антонов-Овсеенко сразу столкнулся с постоянными жалобами уездных властей. Так, в донесении Пугачевского уезда в Самарский губисполком отмечалось, что продовольственные грузы в пути по уезду «приходится охранять от расхищения голодным населением усиленным конвоем». При этом уездный комитет справедливо писал о том, что жители Самары совсем недавно отдавали последние крохи, когда голод держал в своих костлявых лапах центральные губернии. Теперь самарцы вправе ожидать, даже требовать, помощи хотя бы в той «голодной» норме, какая была установлена в центре.  

Докладывая вышеизложенное, Укомпомголод просил не ограничиваться только одними уведомлениями, что переадресовано столько-то вагонов, назначено и отправлено столько-то. Важно, чтобы такие переадресовки достигали цели, а отправления действительно делались. «Нужна немедленная реальная помощь в виде небольшого куска хлеба» — так заканчивается жалоба. Но все, что мог сделать самарский Губкомпомгол, — это обещать и пытаться размазать по всей губернии поступающие из центра крохи. 

На стенде можно увидеть толстую брошюру «Обзор Самарской губернской комиссии помощи голодающим за декабрь 1921 — июнь 1922 года». В ней написано, что в связи с быстрым ростом числа голодающих уполномоченным приходится работать в по-настоящему военных условиях. Самарский Губкомпомгол всеми силами старался организовывать поддержку населения и, в свою очередь, обращался в Москву, ссылаясь на отсутствие средств и перебои с поставкой продуктов в организованные им столовые общепита. Многочисленные постановления, приказы, инструкции, резолюции наталкивались на единственное, но непреодолимое препятствие — полный развал экономики. 

Главное — правильно определить врага

По объективным причинам фактически ни одна из определенных государством форм помощи голодающим не была реализована в Самарской губернии в полном объеме. Например, из миллиона голодающих детей было эвакуировано около 20 тысяч. 

В этих условиях было определено основное направление борьбы с голодом — проведение посевных кампаний. Нужно отметить, что руководство губернии, несмотря на огромные трудности, более-менее справилось с этим делом. К озимому севу 1921 года и весеннему севу 1922 года поступило около 3,9 млн пудов семян. Однако не имелось достаточного количества рабочих рук и совсем не было тягловой силы. И все же скудные урожаи 1922 и 1923 годов дали людям надежду на будущее. 

Идеологической задачей большевистского руководства также было указать массам на «правильные» причины социально-экономической катастрофы. Врагов быстро определили — это меньшевики, эсеры и контрреволюция. Об этом говорит один из плакатов, которые можно увидеть на выставке. Среди выпущенных в 1922 году и представленных на выставке печатных изданий — не только подробный рассказ членов Губкомпомгола о положении в губернии «На фронте голода», но и брошюры серии «В помощь агитатору».   

Среди плакатов привлекает внимание еще один, призывающий изымать церковные ценности и направлять их на борьбу с голодом. Обратившийся в августе 1921 года за помощью к международным рабочим организациям Ленин как всегда прекрасно чувствовал наступление подходящего момента. В своих письмах соратникам он отмечает, что сейчас, когда в деревнях дошло до людоедства, самое время разгромить церковь, изымая ценности, закрывая храмы и проводя репрессии против священнослужителей. И эта кампания началась с большим размахом. Жаль только, что из вырученных денег только треть пошла на нужды бедствующего населения, большая же часть была направлена за границу на подготовку всемирной революции.

Поддержка откуда не ждали

В июле 1921 года авторитетнейший к тому времени литератор Максим Горький, состоявшийся как писатель в бытность редактором «Самарской газеты», обратился с воззванием «Ко всем честным людям», в котором призывал мировое сообщество оказать помощь в борьбе с голодом. Обращение было отправлено в Норвегию Фритьофу Нансену, на тот момент верховному комиссару Лиги Наций по репатриации военнопленных. 

В ответной телеграмме он написал, что соразмерную постигшей Россию беде помощь могут оказать только американцы. Нансен предпринял определенные действия, в результате которых завязался обмен телеграммами между Горьким и Гербертом Гувером, председателем Американской администрации помощи (АРА). В результате этой переписки и переговоров уже 20 августа 1921 года в Риге был подписан договор между советским правительством и АРА. Копию текста этого договора можно прочесть на выставке в СОУНБ. 

Окончание следует.

Справка «Самарской газеты»

Владимир Александрович Антонов-Овсеенко — российский революционер, меньшевик. В 1917 году вступил в партию большевиков. После Октябрьской революции — советский партийно-государственный и военный деятель, юрист, публицист. 

В 1917 году подготавливал захват большевиками Зимнего Дворца, был командующим Петроградским военным округом. В 1918 году командовал Украинским фронтом. В 1919-1920-м был председателем исполкома Тамбовской губернии, а в 1921 году получил чрезвычайные полномочия председателя комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии. 

Осенью 1921 года назначен председателем Самарского губисполкома и одновременно — председателем Самарской губернской комиссии помощи голодающим (Губкомпомгол). Принимал активное участие в борьбе с голодом. 

Поддерживал «левую оппозицию» во главе с Троцким, протестующую против единоличного захвата власти Сталиным. В 1938 году был репрессирован и расстрелян, в 1950-е годы реабилитирован. 

Цитата

Из книги «На фронте голода», издание Самарской губернской комиссии помощи голодающим, 1922 год:

«Сбор суррогатов не производится, т.к. среди культур суррогатов отсутствует в Сам. губ. вовсе репей и др. основные суррогаты, а имеющиеся сусак и желуди тоже не собирались — на желуди был большой недород, а сусака не удалось собрать в больших количествах, благодаря транспортным, продовольственным и финансовым затруднениям. Население же тоже заготовило ничтожное количество суррогатов и питается весьма вредными видами их, доходя до питания глиной и пр.»


Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации