Как занимались спортом жители дореволюционной Самары. Часть 3

27.06.2021

461

Автор: Татьяна Гриднева

В Доме Курлиных в рамках проекта «Модерн в городе» открылась выставка, посвященная развитию спорта в Самаре на рубеже XIX-ХХ веков.

Само понятие «спорт» тогда только входило в жизнь российского горожанина. Популярности этого явления способствовал дух эпохи art nouveau: стремление к возрождению классических традиций, возвращению к природе и вместе с тем использованию в повседневной жизни новейших достижений науки. По словам директора Музея модерна Ирины Свиридовой, спорт — относительно новый «телесно-культурный феномен», имеющий всего лишь 140-летнюю историю. В эпоху модерна он превращается из аристократического хобби в неотъемлемую часть массовой культуры.

Это третья часть материала. Первую можно почитать тут , а вторую — тут.

Яхт-клуб у Струковского сада

Футбольная команда яхт-клуба считалась самой сильной в городе. В то время организация объединяла не только любителей парусников, но и поклонников самых разных видов спорта. Устав объединения был зарегистрирован 3 июня 1908 года Губернским по общественным делам присутствием. О целях организации ясно говорит следующая глава документа: «Самарский речной яхт-клуб посредством распространения охоты к плаванию на гребных, парусных и других судах будет: а) обучать управлению этими судами; б) улучшать их постройку; в) следить за изменением фарватера реки Волги». Возглавлял объединение командор, который избирался на два года. Он отвечал за соблюдение устава яхт-клуба и был его официальным представителем при имущественных и других разбирательствах в высших инстанциях. Первым командором стал коллежский асессор, нотариус Михаил Афанасьев, вице-командорами были барон фон Энгельгардт и поручик Берг. В 1912 году яхт-клуб возглавил купец Петр Поляков. В то время вице- командорами были сын врача Нестора Постникова Юрий и титулярный советник Сергей Богушевский. 

В 1909 году на берегу Волги около Струковского сада состоялось торжественное открытие водной станции. Яхт-клуб, построенный командором Поляковым, представлял собой высокобортное судно с двумя мачтами и тремя декоративными реями, пришвартованное к пристани. Длина его составляла 53 метра, ширина — 19. Эта многопалубная шхуна имела красивую двухсветную кают-компанию со сценой. 

Параллельно на углу улиц Дворянской и Алексеевской было построено зимнее здание яхт-клуба. Оно располагалось на месте нынешнего Дома промышленности.

Суда и команды 

В 1913 году был зарегистрирован новый устав яхт-клуба. К тому времени были закуплены и построены однотипные швертботы шарпи с двумя мачтами, рейковым вооружением, площадью парусности примерно 17 кв. м. Это «Соперник» (рулевой Батюшков В.Н.), «Сказка» (рулевой Бердин В.Г.), имевшие лучшие результаты в гонках. Более совершенными были круглошпангоутные, гафельные шлюпы площадью 30 кв. м «Ой-ли» (рулевой Мецлер Р.К.), «Бриз» (рулевой Бердин В.Г., пересевший со «Сказки»). Вот как вспоминает о команде яхты «Ой-ли» коренной самарец, писатель-фронтовик Иосиф Милькин: 

«Когда я был уже учеником старших классов, я состоял в команде яхты «Ой-ли!» и с радостью выполнял все возложенные на меня обязанности. Был у нас в команде один парень. Имени его мы не знали, все его звали Тарзан. Отличался он тем, что умел свистеть прямо как Соловей-разбойник. Когда мы проплывали мимо набережной с большим скоплением зрителей и пели песню с припевом «Ой-ли!», Тарзан оглушительно свистел к удовольствию как членов команды, так и публики. Думаю, за это его и держали в команде».

Гимназисты не только напрашивались во взрослые команды, но и создали собственную. Ее возглавил Николай Мясников, построивший по уменьшенным чертежам «Соперника» швертбот «Тяп-ляп». 

Более крупные суда покупали в Саратове у известного мастера Лопухина. Их парусность составляла от 25 до 45 кв. м. Часто они имели необычную конструкцию. Новинкой того времени стало начало строительства так называемых двухшвертовиков. Это самарские «Апаш», «Квик» и «Борей». 

Борт о борт с пароходом 

Милькин пишет, что примерно раз в три года устраивались соревнования яхт — парусные регаты. Тут уже все выкладывались ради победы. Яхта, которая три раза подряд выигрывала первенство, награждалась шелковыми парусами. Милькин рассказывает:

«Особым шиком во время прогулок считалось мастерство приблизиться к проплывающему мимо пароходу, нырнуть бушпритом под палубу и так пройти немного борт о борт, однако не касаясь борта парохода. Это могли позволить себе команды яхт с первоклассным рулевым. В таких случаях пассажиры парохода бросали на палубу яхты яблоки, конфеты как поощрение за развлечение». 

В состав гоночной комиссии обычно входили барон фон Энгельгардт, предводитель дворянства Самарского уезда граф Мстислав Толстой и губернский секретарь Николай Турчанинов. Среди организаторов соревнований были Альфред фон Вакано, художник Константин Головкин и другие уважаемые люди Самары. 

Лучшим судном считался «Апаш». Так, 28 июля 1915 года состоялись гонки на переходящий приз яхт-клуба. Участниками от Самары были «Апаш», «Квик», «Ой-ли», «Бриз», «Авось». От Саратова — яхты «Бой», «Реванш», «Вопрос». В результате лидировал «Апаш», ведомый рулевым Мецлером. Он прошел четыре мили за 1 час 35 минут 33 секунды. По гандикапу приз выиграл также «Апаш».

В 1916 году в Саратове были проведены гонки на звание «Первого рулевого Поволжья». От Самары участвовало две яхты — «Апаш» и «Борей» (рулевой Девриен). Гонку на 15 верст снова с большим отрывом выиграл «Апаш». Мецлер стал уже не только рулевым, но и хозяином счастливой яхты.

Из воспоминаний Иосифа Милькина:

«Был в Самаре времен моего детства и юности большой яхт-клуб. На всю жизнь запомнилось чудное зрелище: тихий вечер, зеркальная гладь реки, по которой скользят красавицы-яхты с наполненными ветром парусами. Самой большой была яхта по имени «Сармат». Помню также яхты «Скиф», «Апаш». Яхта «Ой-ли!» принадлежала братьям Власовым, Ивану Владимировичу и Виктору Владимировичу… Во время выхода яхт на прогулку над Волгой плыла музыка игравших на берегу оркестров, а также песни, исполнявшиеся яхтсменами».

На выставке в Музее модерна можно увидеть фотографию деревянного здания-корабля. Это здание в Струковском саду было построено в 1929 году специально для яхт-клуба. Автором проекта стал архитектор Петр Щербачев. Оконные проемы были выполнены в форме иллюминаторов, вышка — в виде рубки с балконами, мачты имели круглые смотровые площадки. Здание стояло на прибрежном песке, и во время разлива его нос лизали волжские волны. Но это было уже советское время, и состав членов клуба радикально изменился. Вместо «сливок» самарского общества здесь хозяйничали студенты и рабочие. 


Читайте также:

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации