Крупные заказы, ручная работа и гравировка на вобле: как устроена мастерская LEGRODEKO

16.11.2020

1091

Марина Лукиян

Николай Погосов о том, как бросил университет и встал за лазерный станок.

Ничто не ценится в эпоху масс-маркета так же сильно, как индивидуальный подход и ручная работа. Особенно это применимо к подаркам: близятся новогодние праздники, а значит, можно обратить внимание на мастеров, производящих индивидуальные, особенные товары. Владелец мастерской LEGRODEKO Николай Погосов, рассказал old.sgrpess.ru, как он пришел к идее изготовления сувениров из дерева, откуда у него появился лазерный станок и каким был самый крупный заказчик.

Брошенная учеба и папин станок

В 2012 году я  бросил учебу на юриспруденции и вернулся к родителям в Тольятти. Учиться на юриста было абсолютно неинтересно, я в этом себя не видел. Это было спонтанное и неосознанное решение, но жизнь заботится о нас и знает, как нам лучше — в итоге все сложилось идеально. Сейчас, спустя 8 лет, я поступил учиться на психолога. 

У отца был лазерной станок — он купил его себе в качестве хобби. В молодости он работал на стекольном заводе, наносил гравировку на изделия вручную, поэтому его это интересовало. Я начал разбираться, понял, что тема классная, хотя в детстве никаким рукоделием не увлекался. В итоге аппарат отошел мне — отец на тот момент занимался дизайном, строительством и, наверное, изначально предполагал, что он будет неким активом. Так и вышло — сын бросил учебу, но не потерялся и стал заниматься своим делом. 

Мой отец ко всему подходит очень основательно, поэтому он нанял менеджера от фирмы-продавца станков, которая обучила нас работе с ним. Это было в 2010-м. К гравировке я вернулся спустя два года, а потому учился по старой памяти методом проб и ошибок. По сути станок почти все делает сам, но необходимо понимать нюансы и технические моменты: настройка мощности, скорости, обслуживание, юстировка зеркал и направляющих. Он на числовом программном управлении, работает по нулям и единицам, ему нужно задавать направления. Я самоучка — где-то мне везло и решение приходило само, что-то я гуглил, иногда приходил человек и говорил: “Ты что, мучаешься с этим полгода? Тут же надо Ctrl+K нажать!”

С первыми заказчиками помог папа. Среди них были стрелковый комплекс “Ловчий Плюс” — делали медали, магниты и брелки, а сеть магазинов “Академия меда” — новогодние сувениры. Также в начале изготовлял для сызранского завода “Тяжмаш” винные пеналы, на которых изображены мины и ракетные комплексы. Они на меня вышли через знакомых — сарафанное радио работало. По факту отец мне подогнал станок и несколько заказов в первое время — дальше я сам. 

Переезд в Самару

Previous
Next

Сначала я занимался всем в офисе у отца, потом в соседнем помещении, позже съехал совсем отдельно — все было неосознанно, как баловство, а потом я понял, что заказов много и дело становится серьезным. Придумал название LEGRODEKO  — аббревиатура имен моих родителей (Лена и Грант) и слова “декор”. Открыл ИП, сделал расчетный счет, стал гонять по выставкам и другим городам. В 2016 году я переехал полностью в Самару, появилась необходимость  снимать квартиру, оплачивать офис, расходы, рекламу, зарплату сотрудников и налоги. Переехать в Самару я решил, потому что очень люблю атмосферу этого города: исторический центр, Волга, Жигулевские горы, пляж. Тольятти для меня был немного грустным, мрачноватым  местом. Всегда хотелось туда, где больше движухи и уровень посерьезнее. 

Сначала я снимал помещение на Революционной, 70 — там муравейник из офисов, жуткое место, но люди зарабатывают большие деньги. Я хотел попасть в более европейскую атмосферу, уйти от вездесущих парковок, сигналов машин, хмурых людей. Сейчас арендую студию в арт-кластере “Дом 77” и счастлив здесь: снял недалеко квартиру, каждый день гуляю по Ленинградской. 

В постоянном штате у меня только помощница — ее нашел через общий чат “Дома 77”, она отвечает непосредственно за производство , а я утверждаю нюансы и документацию, веду переговоры с клиентами. Станок сам гравирует и сам же вырезает — остается только очистить изделия от гари и отшлифовать. Но у нас есть краски, морилки и лаки — я сам что-то дорабатываю вручную, могу задекорировать особые вещицы. Дизайнер, который создает нам узоры и рисунки, работает на фрилансе. Мы позиционируем себя как бренд, который решит любую потребность клиента, поэтому у нас есть партнер, который вырезает на фрезере. Лазером нельзя сделать то, что можно сделать фрезером, и наоборот — поэтому мы сотрудничаем. Бухгалтерия ведется онлайн — все автоматизировано. Соцсети ведет фирма на аутсорсе. За маркетинг, по сути, отвечаю я — езжу на встречи, семинары и мастер-классы, знакомлюсь, рассказываю о себе, занимаюсь продвижением.

Опт и розница

Previous
Next

Люди до сих пор приходят в шок, когда видят изделия, изготовленные на лазерном станке: многие до сих пор не знают, что такое сейчас возможно. Некоторые думают, что я наношу гравировку и вырезаю вручную. А в 2012 году, когда я только начинал заниматься бизнесом, это было что-то вообще нереальное, как нанотехнологии. Мы с друзьями подолгу залипали на производстве. 

Иногда доходит до абсурда: люди хотят дорогое эксклюзивное дерево покрасить в черный или белый. И как бы ты ни объяснял, что под краской фактура пропадет — человек хочет по-своему. В эти моменты хочется попросить довериться нам, но это ответственность, и если человеку не понравится — будет неприятно. В моду входят натуральные материалы — бук, дуб, ясень, орех. Это говорит о росте бизнеса, но я все же не совсем мастер по дереву. Фанеру мы закупаем в Самаре у самых крупных поставщиков, а экзотику вроде шпона, ореха или красного дерева я выбираю сам, здесь важно посмотреть и пощупать.  

Больше всего я люблю перед изготовлением составлять дизайн, проектировать макеты, сделать заказчику визуализацию вариантов изделий. Я больше люблю корпоративные заказы — мне нравится утверждать дизайн, я могу постараться придумать новый продукт, улучшить его. Недавно, например, мы гравировали на сушеной вобле. Наш станок подходит для любых неметаллов: фанера, дерево, пластик, оргстекло, камень,стекло, картон, и многое другое. При определенных настройках лазер снимает буквально микроны — поэтому с воблой ничего не случилось. Все воняло, но получилось прикольно. Еще заказывали бейджики в форме чеснока — с этим интересно возиться, вырезать рамочку, спроектировать так, чтобы сбоку влезла бумажка. Также я обнаружил, что мне приносит истинное удовольствие раскрашивание изделий. Однажды я смешал черный с красным, получился солидный кровавый цвет, красил свадебный сундучок — я сконцентрировался и кайфовал.

Корпоративные клиенты — самые нетребовательные. Быстро смотрят варианты, их все устраивает — они знают, чего хотят, сразу составляют договор и все оформляют.  Самая крупная компания, которая ко мне обращалась — агрохолдинг “РусАгро”, они заказывали на Новый год 200 вечных календарей. Их сделали за месяц — это максимальный срок, за который мы готовы выполнить любой объем работ. Розница же — это когда человек долго мучается с выбором шрифта, его жирностью, цветом, размером — и когда мы уже все утвердили, начинаются переобувания и доработки. Но я всегда стараюсь делать так, как хочет клиент.

Об уникальности и конкуренции

Когда ты покупаешь что-то и даришь — это не уникально, таких подарков миллионы. А если тебе важен человек настолько, что ты пошел и заказал нечто индивидуальное, эксклюзивное — то ты остаешься у него в памяти. Нужно уделить внимание, приложить усилия, ресурсы. То, чем я занимаюсь, помогает людям быть особенными. В наше время, когда все одинаковое, есть ширпотреб и масс-маркет, каждому хочется чего-то душевного, изготовленного вручную. 

Мы даем гарантию два месяца, ведь я занимаюсь подарками давно, уверен в своем продукте и в себе. Еще у нас есть доставка за рубеж: заказы были из Казахстана, Украины, Армении. Однажды отправляли в Америку деревянные кубики для KickStarter, но заказ был через посредника.  

В Самаре у нас есть конкуренты — но я предпочитаю их называть партнерами. Я живу с убеждением, что Вселенная изобильна, и работы хватит всем. Даже в “Доме 77” в соседнем помещении сидят ребята, у которых есть и фрезер, и лазер, и хотя мы делаем смежные вещи — заказчики у всех разные. Дело не в конкуренции — главное стараться создавать что-то свое, индивидуальное. Не нужно пытаться подражать или копировать. У каждого мастера и фирмы свой стиль. Не уверен, что кто-то сможет так же, как я, общаться с клиентами и удовлетворять их потребности.

Мастерская подарков и изделий из дерева
LEGRODEKO 

Инстаграм, вконтакте,  сайт 

Читайте также:

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации