Как художник Георгий Ряжский из авангардистов стал академиком

Самарским его, конечно, не назовешь. Он проработал здесь чуть больше года. Однако за этот год произошло больше, чем у некоторых за век.

Простой ученик Малевича

Георгий, или Юрий, Ряжский родился в 1895 году под Москвой, в селе Игнатьево, в простой крестьянской семье. Он начал художественное образование на курсах у Николая Комаровского, которые размещались на Пречистенке и обучали в основном людей простых. Сам Николай Комаровский не был особо выдающимся художником. Серов снисходительно говорил про него: «любитель, но не пошлый». Но педагогом Комаровский был неплохим, и его курсы уважительно называли «народной академией художеств». Ряжский учился у него с 1910 года, потом пошел к Михаилу Леблану. Тот был учеником не только Серова и Коровина, но и Матисса.

После обучения в мастерской Леблана Георгий Ряжский идет воевать — его призывают в действующую армию — и несколько лет проводит на фронте. В 1917-м, сразу после революции, возвращается в Москву, чтобы учиться у Анны Голубкиной, тогда еще не великой, но уже очень известной.

В 1918 году Ряжский учится у Казимира Малевича — в свежеучрежденном ВХУТЕМАСе. И отсюда снова отправляется на фронт — на этот раз Гражданской войны — в политотдел армии Фрунзе.

На своих автопортретах — а Ряжский явно любил себя и собой любовался — он изображает волевого красивого человека.

Самарская история

В 1919 году Георгий попадает в Самару. Город только что освобожден от чехов и армии Комуча, жители не слишком лояльны к советской власти, которая держится на штыках. Здесь расквартирован штаб армии — сейчас это музей Фрунзе на одноименной улице.

В Самаре Ряжский встречается с Адливанкиным и обсуждает создание группировки «НОЖ». Эта история, увы, почти утрачена, хотя и для судьбы всех участников, и для развития русского искусства в ХХ веке она важна. Встреча происходит в 1920 году. Адливанкин — ученик Татлина, а Ряжский — Голубкиной и Малевича. Оба они очень молоды, так же как и их товарищи — художники Александр Глускер и Михаил Перуцкий. Все они авангардисты и создают авангардные конструкции для первых советских праздников — в частности, украшают город к третьей годовщине установления советской власти. На месте, где совсем недавно отмечали 300-летие дома Романовых.

Впрочем, авангард был на тот момент официальным стилем новой власти. Нарком просвещения Луначарский лично курировал этот вопрос. Но были ли молодые художники такими уж убежденными авангардистами?

В Самаре они столкнулись с непосильной для авангарда задачей — сделать для Дома печати тематические росписи про революцию 1905 года и Парижскую Коммуну. Оказалось, что изобразить эти сюжеты абстрактно и хорошо не получается. Да и сами художники помимо ВХУТЕМАСа имели нормальное образование. Так в Самаре и родилась идея «НОЖа» — «Нового Общества Живописцев». Ряжский был одним из его основателей.

Удар «НОЖа»

В 1921 году, напуганный наступлением голода, Ряжский со товарищи покидает Самару. В Москве создается «НОЖ» и проходит единственная выставка объединения. Она должна была открыться 19 ноября в Центральном доме работников просвещения в Леонтьевском переулке, но тут случился скандал.

Президиум работников просвещения осмотрел выставку до открытия и возмутился. В итоге экспозицию запретили демонстрировать из-за «контрреволюционного содержания и сатиры на революцию… считая содержание этих картин могущим оказать вредное влияние на психику масс». Но художники не сдались и потребовали собрать специальную комиссию. 22 ноября она собирается и решает, что никакой контрреволюции в творчестве «НОЖа» нет. Однако президиум Наркомпроса не успокаивается и требует еще одну комиссию — теперь уже из партработников. Тогда художники пишут письмо Луначарскому.

На выставку действительно приходит сам народный комиссар Луначарский и даже пишет отзыв в «Известия». Ее все-таки открывают. Но в итоге реакция на «НОЖ» была скорее негативной. И общество, которое планировало везти выставку в Петроград, увы, очень быстро распадается.

А Ряжский навсегда расстается с авангардом.

Женщины Страны Советов

В середине 20-х Георгий Ряжский, теперь член Ассоциации Художников Революционной России, находит свой стиль и свой образ. Он начинает писать женские портреты. Его манера уже сформирована. Работы выглядят нарисованными быстро, почти наспех, но это очень созвучно эпохе. На картинах — новые свободные женщины. И передвижник Абрам Архипов с завистью пишет о том, что портреты Ряжского хоть и небрежные, но современные.

Самая первая иконическая работа Ряжского, «Рабфаковка», была написана в 1926 году. Потом женщины Страны Советов пошли потоком: «Делегатка» (1927), «Председательница» (1928), «Колхозница-бригадир» (1932).

Работы Ряжского, кстати, выставлялись не только в СССР. Их можно было видеть в советском павильоне на венецианской биеннале. За «Делегатку» и «Председательницу» в 1938 году Ряжский получает Большую золотую медаль в Париже. Советские женщины делают его академиком, знаменитостью. А он создает тот образ советской женщины, который останется на века. Дада, Ряжского можно упрекнуть в узости — он почти ничего не рисовал, кроме женских портретов, но уж мастерство свое отточил до совершенства.

Загадка Ряжского

Георгий Георгиевич в СССР был признан живым классиком. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1944), действительный член Академии художеств СССР (1949). Он был профессором и много лет преподавал.

Его жизнь в искусстве… состоялась ли она? К сожалению, мы уже никогда не узнаем ответа на этот вопрос. Так же, как и никто не расскажет, по каким причинам Ряжский и его товарищи отказались от идей «НОЖа» и выбрали соцреализм. Был ли авангард в жизни художника всего лишь промежуточной станцией, а следование формалистическим изыскам, как писали советские критики, не выдержало конкуренции с реалиями социалистического строительства? Или Ряжский никогда не был авангардистом, и самарский ВХУТЕМАС — действительно незначительный эпизод в биографии выдающегося мастера соцреализма?

Ряжский — наш классик, как бы мы сейчас ни относились к соцреализму. И мы видим на его портретах нашу историю, эпоху и запечатленный в ней вечный женский образ. Мы не можем назвать его полностью самарским художником, но эта краткая часть его жизни имела определяющее значение.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close