Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 5

Органы контрразведки действовали в Самаре и при царской власти, и в революционные годы, и во время Великой Отечественной войны, и после нее. Их сотрудники провели множество операций.

Информация о наиболее значимых делах представлена в материалах, собранных почетным сотрудником госбезопасности, полковником ФСБ Сергеем Хумарьяном. Учитель по своему основному образованию, он создал великолепный кабинет истории, посвященный самарским органам контрразведки. Сергея Георгиевича уже нет с нами, но его дело продолжают такие же энтузиасты. В их числе — ветеран ФСБ Николай Клиентов. Недавно вышла в свет его книга «Страницы истории Самарской контрразведки». Перелистаем ее страницы.


Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 1


Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 2


Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 3

Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 4

 

Дело Тухачевского

Репрессии 30-х годов трагично отразились на боеспособности нашей страны накануне Великой Отечественной войны. К концу 1938-го практически весь созданный Дзержинским аппарат был уничтожен. Огромные потери понесла разведка. Ее лучших сотрудников, находившихся за рубежом, отозвали или репрессировали. Дошло до того, что Сталин предложил распустить Разведывательное управление Генштаба Красной Армии, заявив, что оно «попало в руки фашистских спецслужб». Многие офицеры и выдающиеся военачальники были расстреляны или отправлены в лагеря. Трагический путь одного из них — маршала Михаила Тухачевского начался в нашем городе. Фашистская разведка воспользовалась атмосферой всеобщей подозрительности, царившей в руководстве СССР, и сфабриковала дело о его связи с немецким Генштабом. Материалы на Тухачевского были переданы Сталину в мае 1937-го. В это время маршал находился в Куйбышеве, где проходили крупные военные учения. Его сразу арестовали.

Во время войны на территорию Куйбышевской области было заброшено 14 разведывательно-диверсионных групп. Все их обезвредили. В составе разведгруппы, приземлившейся в Сызрани, был агент Васильченко, он сразу пошел на сотрудничество с советскими спецслужбами. Благодаря этому оперуполномоченный НКВД Фортунат Козик вступил в «радиоигру» с противником. Сотрудники госбезопасности долго снабжали фашистов дезинформацией, отвлекая внимание от передвижения наших сил в район Сталинграда. В другой значимой операции куйбышевских чекистов приняли участие духовные лица — митрополит Сергий и епископ Василий Ратмиров. Они помогли внедрить в Псковский монастырь, находившийся на оккупированной территории, двух контрразведчиков. Агенты уверили немцев, что они представляют куйбышевскую антисоветскую религиозную организацию. Так был найден еще один путь передачи противнику ложных сведений. Операция носила название «Послушник».

А 11 июня дело по обвинению Тухачевского, командармов Уборевича, Якира, Корка, комкоров Фельдмана, Эйдемана, Примакова и Путны было рассмотрено на закрытом заседании Верховного Суда СССР. Всем вынесли смертный приговор. Уже через час Тухачевский и остальные обвиняемые были расстреляны. Вслед за ними под репрессии попали около 35 тысяч командиров Красной Армии. Поистине победу в войне наше государство, ослабленное внутренними «чистками», смогло одержать только благодаря подвигу всего народа.

Часы для Молотова

Еще в самом начале Великой Отечественной на плечи сотрудников областного Управления НКВД легли новые сложные задачи, связанные с превращением провинциального города в запасную столицу СССР. Нужно было готовить Куйбышев к прибытию эвакуированных заводов, посольств. А также курировать работы по созданию бункеров для высшего руководства. Строительство укрытия для Сталина показало,что чекисты способны обеспечить тайну при возведении даже такого крупного объекта. Сооружение бункера глубиной 37 метров, рассчитанного на пребывание 100 человек, шло девять месяцев. При этом до 90-х годов даже жители двора, где расположено подземное укрытие, не подозревали о его существовании.

В кабинете истории ФСБ есть уникальный документ — постановление Государственного Комитета Обороны «О строительстве убежища в г. Куйбышеве» от 31 октября 1941 года.

17 октября в Куйбышев прибыли председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин, член ГКО Климент Ворошилов, секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Андреев и другие руководящие лица. Экспозицию кабинета истории ФСБ украшают солидные напольные часы, которые были приготовлены в подарок заместителю председателя ГКО Вячеславу Молотову. Однако он в Куйбышев не приехал.

Фронтовая бригада «наружки»

В начале войны в наш город перевели 21 иностранное посольство и две военные миссии — Великобритании и США. Им были отданы лучшие самарские особняки. С приездом иностранцев у местных работников НКВД прибавилось хлопот. Например, сотрудники польского посольства были уличены в укрывательстве на своей территории дезертиров, в спекуляции валютой и дефицитными товарами. Также они занимались вербовкой чехословацких военнослужащих, прибывших в Куйбышев для формирования корпуса под руководством Людвига Свободы.

Было установлено, что некоторые дипломаты связаны с немецкой разведкой. Поразительно: с фашистами сотрудничали не только работники посольства Норвегии — союзника Германии, но и англичане. В частности, было доказано, что кадровый офицер разведки Бульмер собирал сведения об оборонном потенциале СССР и намеревался передать их противнику. В связи со шпионажем на родину депортировали и двух английских журналистов Перкера и Турнера.

Еще одной заботой оперативников была защита информации о вооружении, производимом в Куйбышеве, обеспечение деятельности оборонных предприятий. Враги не дремали. Агента японской разведки разоблачили при подготовке теракта в Сызрани. Во многом это было сделано благодаря сотрудникам наружной службы наблюдения. Не случайно куйбышевская «наружка» получила звание «Фронтовой бригады».

Легендой самарской контрразведки стал старейший «топтун» дядя Миша. Оперативный сотрудник бригады наружного наблюдения Михаил Сайгушев, состоявший в ЧК с 1921 года, знал город и его обитателей как свои пять пальцев и без компьютера мог выдать справку о любом из них. Его ученица Клавдия Гришина тоже начинала с «наружки», а потом, используя свое знание английского, стала работать с посольствами.

Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 4

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close