Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 4

Органы контрразведки действовали в Самаре и при царской власти, и в революционные годы, и во время Великой Отечественной войны, и после нее.

Их сотрудники провели множество операций. Информация о наиболее значимых делах представлена в материалах, собранных почетным сотрудником Госбезопасности, полковником ФСБ Сергеем Хумарьяном. Учитель по своему основному образованию, он создал великолепный кабинет истории, посвященный самарским органам контрразведки. Дело Сергея Георгиевича продолжают такие же энтузиасты. В их числе — ветеран ФСБ Николай Клиентов. Недавно вышла в свет его книга «Страницы истории самарской контрразведки». Перелистаем ее страницы.


Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 1


Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 2


Как в Самаре шпионов и террористов ловили. Часть 3


Иностранные агенты

В 20-30-х годах советское правительство активно привлекало к восстановлению страны иностранных специалистов. В Самаре они работали в том числе в Датском телеграфном обществе. Созданное 1 июня 1869-го, оно действовало на территории всей Российской империи. С 1921 года на основании концессионного соглашения общество возобновило свою работу в РСФСР. Самарские чекисты разоблачили среди его служащих агентов английской разведки Петерсена и Гаук-Расмуссена. Под строгим контролем ОГПУ трудились около сотни немецких и швейцарских специалистов, налаживавших производство часов на бывшем трубочном заводе.

На чапаевском заводе №102 работали представители немецкой фирмы «Пайлинг». Нескольких из них подозревали в разведывательной деятельности. В списке стояли фамилии Беригард, Штренгер, Шольц. Но полностью уличен и арестован был только один — Мартерер.

В это время председателем Самарского ОГПУ являлся Борис Бак. Участник революции и Гражданской войны, он был переведен в Самару в 1927 году. Впоследствии Бак возглавлял органы госбезопасности Средне-Волжского края и Особый отдел Приволжского военного округа. Он активно выступал против перегибов в коллективизации. Дал указание немедленно освобождать из КПЗ крестьян, задержанных за отказ вступать в колхозы. Вычеркнул из списка планируемых к выселению более двух тысяч фамилий раскулаченных. Это не прошло незамеченным для вышестоящих органов. В конце 1934 года Бака с понижением перевели на другую работу. А в 1938-м осудили и расстреляли.

Истоки репрессий

Больной темой как для сотрудников органов безопасности, так и для всего общества остается тема репрессий. Несомненно, начало им положил «красный террор». Он был объявлен Совнаркомом 5 сентября 1918 года в ответ на убийство Володарского. И все же в то время пытались соблюсти законность. Примером может служить дело «Иртура». В конце 1918 года в Самаре из-за захвата железной дороги войсками атамана Дутова задержались два эшелона экспедиции по ирригации Туркестана. В губчека поступили сведения о том, что ее участники готовят контрреволюционное выступления. Ведь многие из них — «бывшие»: дворяне, офицеры и даже министры. По настоянию члена Ташкентского ревкома Цвиллинга заседание Самарского губкома и ЧК постановило арестовать сотрудников экспедиции. Было задержано 230 человек. Узнав об этом, член Реввоенсовета Восточного фронта Петр Кобозев обратился к Ленину. Вождь счел действия самарских чекистов необоснованными. Президиум ВЦИК постановил: дело ликвидировать.

Более опасным, чем революционная жесткость, стал постепенный захват власти в стране партийными бюрократами. Среди них разворачивалась кулуарная борьба, им были неудобны идейные большевики. Основатель ВЧК Феликс Дзержинский в своих статьях предупреждал об этой опасности. Показателен следующий факт: 20 июля 1926 года, выступая на пленуме ЦК, он яростно обличал бюрократов и политиканов, а потом неожиданно схватился за сердце. В тот же день Железный Феликс умер от сердечного приступа. Интересно, что и самарские газеты печатали письма старых большевиков, предупреждавших о перерождении партийной верхушки. Но когда Сталин полностью захватил власть в стране, такие выступления стали невозможными.

В тылу у немцев

Многие руководители Самарской ЧК-ОГПУ-НКВД в сталинский период стали жертвами репрессий. Им подвергся даже легендарный создатель советской военной разведки Ян Берзинь. Он готовил и отправлял за границу Рихарда Зорге и Льва Маневича. Кабинет истории, созданный Сергеем Хумарьяном,  хранит редкие экспонаты. Например, свидетельства о работе Зорге в Японии и Рудольфа Абеля в Нью-Йорке. На стенде можно увидеть даже живописные этюды последнего, ведь по легенде он был свободным художником. В экспозиции представлены фотографии, отображающие деятельность в Швейцарии еще одного советского контрразведчика — Шандора Радо. Он начал работать за рубежом задолго до начала Второй мировой войны. Также здесь можно ознакомиться с книгой воспоминаний Виктора Кочеткова, значительная часть жизни которого связана с нашим городом. Виктор Васильевич во время войны был заброшен в тыл противника во главе разведгруппы 4-го управления НКГБ. Чекисты должны были установить связь с отрядом Героя Советского Союза Дмитрия Медведева. Выполнив задачу, разведчики вместе с «медведевцами» впоследствии организовали партизанский отряд «Победители». Его деятельность описана в нашумевшей в послевоенное время книге «Это было под Ровно». Виктор Кочетков знал лично знаменитых разведчиков Николая Кузнецова и Александра Лукина. Службу в органах безопасности он закончил на посту начальника управления охраны КГБ на Куйбышевской железной дороге.

Борис Аркадьевич Бак

Сотрудник ЧК-ОГПУНКВД СССР, комиссар государственной безопасности 3-го ранга. В 1927 году направлен в Самару на должность начальника губернского отдела ОГПУ. В 1935-м переведен на должность первого заместителя начальника управления НКВД Московской области. В 1937-м направлен в Архангельск в качестве начальника управления НКВД Северной области. Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного Суда 16 июня 1938 года. Также были репрессированы его брат, майор НКВД Соломон Бак, и сестра, Мария Берман.

Окончание следует

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close