Самуил Адливанкин — главный художник революционной Самары

Самуил Яковлевич Адливанкин провел в Самаре всего два года. Но и для нашего города, и для судьбы художника они имели решающее значение.

В октябре 1918 года части Красной Армии — Железная дивизия Гая — освободили Самару от белочехов и Комуча. В городе утвердилась советская власть, и началась новая эпоха.

Сто лет тому вперед

Октябрьская революция 1917 года и Гражданская война стали для нашей страны не просто переломным моментом: старая тысячелетняя Россия была отменена, и началась новая история. Как поется в гимне коммунистов «Интернационале», «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим».

Построение нового мира требовало новых идей, в том числе и художественных. Для России такой идеей в эпоху военного коммунизма, да и на первом этапе НЭПа стал авангард — передовое и в основном беспредметное искусство.

В Петрограде на основе бывшей императорской академии художеств был создан Вхутемас — Всероссийские художественно-технические мастерские. Это было не просто учебное заведение нового, свободного типа. Наркомпрос Анатолий Луначарский — главный идеолог новой пролетарской культуры — рассматривал Вхутемас прежде всего как модель внедрения новых художественных идей на российскую почву.

В 1919 году из питерского Вхутемаса в главные города бывшей империи были направлены первые эмиссары для утверждения новой культуры. В Самару поехал Самуил Адливанкин.

Революционно-местечковое искусство

Самуил Яковлевич Адливанкин родился в 1897 году в Могилевской губернии, в деревне Татарск. Название деревня получила потому, что в XVII веке здесь жило какое-то количество крымских татар на службе у Речи Посполитой, но в конце XIX века это было уже вполне себе еврейское местечко, со своей синагогой и национальной школой.

Таланты к рисованию у мальчика проявились еще в Татарске. Самая ранняя известная работа Адливанкина — рисунок «Ребе Еле и его ученик» — сделана еще в хедере — еврейской начальной школе. Самуил (или, как называли родители, Шмуэль) был сыном аптекаря, и доход семьи позволил отправить его в Одесское художественное училище.

Одесса — Москва — Бузулук

Он поступил туда в 1912 году, и не к кому-нибудь, а к самому Кириаку Костанди — выдающемуся художнику и педагогу, основателю южнорусского общества передвижников и академику Императорской академии художеств. Так что образование у Адливанкина было вполне традиционным, хоть и с элементами новаторства.

Он окончил училище, когда по России уже гуляла революция.

Получив диплом учителя рисования и черчения, Самуил отправляется в Москву, где учится у Владимира Татлина в Свободных мастерских. Татлин хоть и был недоучкой, но в новом искусстве имел серьезный авторитет, и, конечно, на молодого художника из глубинки его взгляды, очень радикальные, производили сильное впечатление.

Адливанкин становится авангардистом и революционным художником. Именно в этом качестве он был мобилизован в город Бузулук, где в стиле кубизма расписывал красноармейский клуб. Здесь же Самуил создает художественное объединение, в котором преподает по программе Московских художественных мастерских.

Самарский Вхутемас

В 1919 году Адливанкин — среди первых девяти эмиссаров Вхутемаса. По поручению Отдела ИЗО Наркомпроса он направляется в Самару.

Город только был освобожден от чехов и Комуча. Новая советская власть укоренялась в купеческой и богатой Самаре непросто. Поэтому новому искусству — в частности, изобразительному, которое большевики понимали прежде всего как массовое и агитационное, — отводилась особая роль. Нести идеи в массы и утверждать новую власть средствами авангарда. Вот что должен был делать Самуил Адливанкин в Самаре. Ему при этом было неполных 23 года.

И Адливанкин включился в процесс. Он занимался организацией «Свомас» (Свободных мастерских), был назначен руководителем художественной секции губернского комитета по масс-культуре, отвечал за развитие художественного образования и программ по искусству для детей. Его помощниками и соратниками были самарский художник Николай Попов и будущий академик Георгий Ряжский.

Вхутемас — давайте будем называть его так, потому что в ту эпоху все переименовывали чуть ли не ежедневно, и можно запутаться во всех этих «масах» — так вот самарский Вхутемас находился на нынешней площади Куйбышева, в здании, которое сейчас занимает университет Наяновой. Здесь располагались учебные классы, и Адливанкин со товарищи бесплатно обучали всех желающих современному искусству.

Но это была не единственная задача. Адливанкин делает роспись Дома печати — несколько тематических панно из истории революционного движения. Советской власти очень хотелось найти предшественников-революционеров, пусть и не добившихся успеха. Поэтому Адливанкин создает сюжеты по темам Парижской коммуны и революции 1905 года.

Его собственные работы этого периода — абстракционизм и футуризм. И не случайно именно картина Адливанкина самарского периода в 1992 году была помещена на обложку книги «Неизвестный русский авангард».

Рождение «НОЖа»

Именно создание революционных панно привело Самуила Адливанкина к идее создания «НОЖа». Причина в том, что политические и идеологические установки в абстрактной форме выразить не удавалось. И Новое Объединение Живописцев было призвано найти третий путь — соединить абстракцию и фигуративную живопись.

В 1921 году Адливанкин уехал из Самары. И по возвращении в столицу создал «НОЖ». Художественное объединение провело единственную выставку, которую сопровождал большой скандал. Нэпманский примитивизм, бытописание и неясный идеологический посыл выставки — все это поставило Самуила и его товарищей по «НОЖу» в очень сложное положение. С вредными художниками в двадцатые не церемонились, но за Адливанкина заступился сам Луначарский — наркомпрос, который и двигал авангард.

Долгий путь к реализму

После Самары Самуил Адливанкин становится советским художником. В его работах еще проявляется влияние экспрессионизма или фовизма, но эпоха диктует совершенно другой стиль, и Адливанкин превращается в соцреалиста.

В 1931 году он пишет картину «Голосуют за исключение кулака из колхоза». Если не вдумываться в содержание работы, то вот перед нами почти Альфаро Сикейрос или Диего Ривера. Но наш. А если посмотреть на диптих «Герой у нас и у них», то неизбежно сравнение с великим немцем Отто Диксом.

Да, Самуил Адливанкин был признанным советским художником и автором идеологически выверенных картин в очень реалистической и социалистической стилистике. Но его судьба была поломана эпохой — он так и не полюбил реализм, и уже в 50-е, когда прессинг ослаб, Адливанкин переключился на камерные пейзажи, спокойную и тихую живопись. Авангард остался в 1920 году. В Самаре.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close