Александра Деревская – женщина, усыновившая в годы войны более 20 сирот. Часть 3

18.06.2020

15

Автор: Татьяна Гриднева

Продолжаем рассказывать историю Александры и Емельяна Деревских, усыновивших в годы войны больше двадцати детей.

После войны супруги перевезли детей на теплую и более сытную Украину. Всего через заботливые руки Александры Деревской прошли 65 ребят. После ее смерти благодарные дети поставили памятник Маме. На Украине он известен как Роменская мадонна. В Тольятти одна из улиц названа именем Александры Деревской, а в Жигулевске в ее честь установлена мемориальная доска.

Первая часть.

Вторая часть.

Диверсанты в тылу

Зимой 1941 года немецкие самолеты принялись летать над Волгой, разбрасывая листовки. А в один из вечеров в дом Деревских пожаловали незваные гости. Все спали, только Валюша читала при свете керосиновой лампы. Так была увлечена любимым делом, что забыла запереть входную дверь на замок. И вдруг в нее ввалились… два плохо говоривших по-русски солдата с автоматами. Случилось невероятное — в тылу появились фашисты! Валя остолбенела. Вскочившая с постели Александра Авраамовна заслонила заплакавших детей своим телом. Прошедшая Гражданскую войну, она заставила себя собраться и стала заговаривать пришельцев, обещая все на свете, в том числе составить списки жителей деревни, евреев, коммунистов. Деревская сообразила, что это диверсанты, которые были сброшены с парашютом, чтобы взорвать нефтяное месторождение. Немцы пригрозили в случае, если женщина донесет на них, расстрелять всю семью. Но только фашисты за порог — Александра Авраамовна бросилась на прииск предупредить директора. Утром нефтяники вместе с милицией нашли в лесу наспех вырытую землянку, в которой отсыпались фашисты. Немцев задержали. Детям Деревских прислали за поимку диверсантов кулек с пятью килограммами конфет, а про Александру написала местная газета. Статья заканчивалась словами: «С такими людьми враг нас никогда не победит!».

Как стонала Волга

Летом 1942 года враг осадил Сталинград. Валентина Деревская вспоминает, как они с мамой шли вдоль Волги и вдруг услышали страшный гул, будто сама река стонала. Оказывается, это немцы принялись бомбить город.

Однажды Александра с дочкой Валей приехала на телеге на пристань в Морквашах — подкупить необходимое в плавучей лавке и узнать новости. Присели перекусить. Вдруг Деревская увидела оборванного парнишку. Отдала ему свою порцию, а он спрятал вареное яйцо в карман — для младших. Оказалось, отца семейства убило на фронте, а мать, переправляясь на лодке в Ставрополь, не рассчитала силы и утонула. Переправа в те времена, когда Волгу еще не обуздала плотина, была делом опасным. Александра Авраамовна убедила сирот, что им с ней будет лучше.

Дети блокадного Ленинграда

В 1942 — 1943 годах на Волгу везли детей, эвакуированных из Ленинграда. Капитаны пароходов в рупор оповещали об этом местное население и просили приютить ребят. Конечно, Александра Авраамовна не могла остаться в стороне. Когда она переправилась на противоположный берег, то увидела еле живых ребятишек. Им устанавливали кровати прямо на улице, так как здание детдома всех не вмещало. И Деревская взяла к себе столько ребят, сколько смогла. Дети, похожие на живые скелеты, уже не могли ходить. На этот раз муж не выдержал. Емельян говорил жене, что прокормить столько ртов они не в состоянии. Убеждал в том, что даже ей не выходить этих умирающих детей. Ее же могут обвинить в их гибели! Но Александра не слушала увещевания мужа.

[vrezka color=»#FFFFFF» bgcolor=»#c45f58″ image=»» image_mode=»» bgfixed=»» padding_top=»» padding_bottom=»»]Из воспоминаний детей Деревских:

Уже в конце войны, придя домой, мама Александра с порога крикнула: «Держите ребенка, пока я разденусь». Сбросила кожушок, платок, взяла из рук дочери малыша. — Он не дышит, — с ужасом шептала Лида. С нежностью и страхом все смотрели на сморщенное, как у старичка, личико. Через полчаса щечки порозовели — отогрелось дитя. Его выхаживали всей семьей — поили козьим молоком, доставали для него мед и яйца. Когда Витя начал ходить, не отставал от мамы ни на шаг, всегда держась за ее юбку. Его за это так и прозвали – Хвостиком.[/vrezka]

— Мама каждые два часа давала нам понемногу теплого молока, — рассказывала ленинградская девочка Лида. — И мы потихоньку привыкали к обычной пище. Так она выходила всех нас.

Дети шли на поправку, однако все равно не могли избавиться от чувства голода. По ночам они пробирались на кухню и шарили в шкафу. Мама Шура не ругала — она с вечера томила в огромном чугуне ломтики тыквы, свеклы, морковь с огорода. А утром он был уже чист. Однако сытости дети не чувствовали. Зимой кончился хлеб. Жизнь маленьких Деревских спас бригадир колхоза, проезжавший мимо дома многодетной семьи. Его лошадь надрывалась под тяжестью приготовленных для сдачи мешков с мукой. И он подумал, что не будет грехом сбросить один из них около дома сердобольной Александры.

Еще одной бедой был живший в сердцах детей страх. Когда над домом пролетали наши самолеты, направляясь на помощь Сталинграду, блокадники прятались под кровати, бились в истерике. Они думали, что это фашисты, которые будут их бомбить.

[vrezka color=»#FFFFFF» bgcolor=»#c45f58″ image=»» image_mode=»» bgfixed=»» padding_top=»» padding_bottom=»»]Из воспоминаний Лидии Деревской:

Нас, детей блокадного Ленинграда, вывозили в 1942 году по Дороге жизни. Мы были настоящими живыми трупами, уже и голова не держалась. После того как мои родители умерли, я оказалась в детдоме, где даже не было стекол в окнах: бомбежка все выбивала. Помню, мы все время лежали в кроватях, потому что ходить уже не могли. Кормили нас так: горох на завтрак, горох на обед и на ужин. Хлеба не было. Сначала нас везли на грузовиках, а потом была железная дорога. Детей клали на полки вагона по трое. Две девочки рядом умерли. Но у меня не было страха. Единственное — хотелось все время есть. И однажды нам сварили суп-лапшу, поставили на мою полку, а тут бомбежка. Машинист то давал ход вперед, то останавливался, и этот суп опрокинулся. Я свесила руку, чтобы достать лапшу и картошку. Но рука меня не послушалась. Я лежала и плакала… Нас довезли до Волги и дальше переправляли в трюме на пароходе… Потом нас на руках вынесли и положили на берег. Мы лежали на берегу, собралось много народу, и женщины стали перешагивать через нас, выбирая детей, которые могли хотя бы сидеть. А я не могла. И через меня шагали, говоря: «Эта умрет, эта умрет». Так я попала в больницу, где привязалась к лечащему врачу. Все просила, чтоб она меня в дочки взяла. Обещала ей полы мыть. Она мне сказала, что ей муж не разрешает. Но пообещала найти мне маму… Меня выписали из больницы, не долечив, и определили в детский дом. Помню свое разочарование: а как же мама, ее же обещали найти? Но на следующий день я услышала: «Лида! За тобой мама пришла!» Мне казалось, я бежала, но на самом деле шла, еле цепляясь за стенки. И вижу: мама-то моя! И платье такое, и волосы. Я к ней кинулась: «Мамочка! Где ж ты так долго была?» Она говорила: «А ты не помнишь, я тебя во время бомбежки потеряла?» Да я и вспоминать не хотела. Она попросила меня подождать и пошла в другой детский дом за братиком. Братиком оказался Вова, с которым мы ходили в один детский садик. И вот мама нас взяла и понесла. Мы же были неходячие. Понесет меня немного, посадит, потом идет за Вовой. И так два километра.[/vrezka]

После того как немцев отогнали от Волги, жизнь в Отважном стала налаживаться. С победой вернулся домой старший сын Дмитрий. Емельян уехал на поиски новых месторождений на Украину. И вернулся оттуда с чемоданом яблок. Многие дети из семьи Деревских даже не знали, что это такое. В итоге отец и мать решили перевезти всех своих детей на более теплую и сытную Украину. Власти города Куйбышева помогли с переездом, а железнодорожники отвели для большой семьи целый вагон-теплушку. В городе Ромны Деревских ждали новая жизнь, новый большой дом и новые испытания. В 50-х здоровье Александры сильно пошатнулось. Пока она лежала в больнице, детей забрали в детский дом. Для ребят, которых она спасла, это стало огромной трагедией.

Александра Деревская умерла в 1959-м. Благодарные дети установили на ее могиле памятник. На нем надпись — «Ты наша совесть — мама».

У подножия Жигулей живет большая дружная семья строителя-нефтяника Деревского. Четверть века посвятили Емельян Константинович и его жена Александра Авраамовна воспитанию сирот. Еще в 1919 году на Кубани она подобрала трех малюток и стала им матерью. До войны в семью было принято 10 детей. Танкистом ушел на фронт старший сын Тимофей. Он погиб в боях за Родину. Тяжело пережила Александра Авраамовна эту утрату. В память о Тимофее она усыновила еще 15 малюток. Из сообщения ТАСС, 31 марта 1945 года, Куйбышев

[one_half]

Александра Деревская – женщина, усыновившая в годы войны более 20 сирот

[/one_half]

[one_half_last]

Александра Деревская – женщина, усыновившая в годы войны более 20 сирот. Часть 2

[/one_half_last]


Читайте также:

Новости

Журналисты sgpress.ru и «Самарской газеты» стали лауреатами конкурса на призы губернатора

Публикации журналистов были отмечены губернаторскими наградами трижды по направлению «Год памяти и славы»

75 лет Победы

Жителей города приглашают на онлайн-квест о Нюрнбергском трибунале

Это детально продуманная история в онлайн-формате, основанная на архивных документах и воспоминаниях ветеранов.

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации