Александра Деревская – женщина, усыновившая в годы войны более 20 сирот. Часть 2

11.06.2020

1756

Автор: Татьяна Гриднева

Продолжаем рассказывать историю Александры и Емельяна Деревских, усыновивших в годы войны больше двадцати детей.

После войны супруги перевезли детей на теплую и более сытную Украину. Всего через заботливые руки Александры Деревской прошли 65 ребят. После ее смерти благодарные дети поставили памятник Маме. На Украине он известен как Роменская мадонна. В Тольятти одна из улиц названа именем Александры Деревской, а в Жигулевске в ее честь установлена мемориальная доска. Первая часть этой удивительной истории тут.

Взяла самых слабых

Объединиться семья смогла только в Куйбышеве. Шел 1937-й год. Емельян Константинович обратился в Куйбышевский нефтяной трест, и опытного специалиста сразу приняли на работу. В преддверии большой войны изыскания шли повсюду, в том числе на сызранской земле. Вскоре в поселок нефтяников приехали и Александра с Митей. Женщина нашла работу в самой Сызрани — устроилась на детскую молочную кухню. Но когда узнала о том, что в соседнем доме ребенка творятся безобразия, то смело предложила себя на должность его директора. Дневала и ночевала там, учила нянечек ухаживать за младенцами, уволила нерадивых сотрудников. Самых слабых мальчиков — двухлетних Веню и Сережу — забрала к себе домой, чтобы оздоровить. Но потом так и не смогла вернуть ребят назад. Прикипела сердцем.

Однако вскоре семье снова пришлось переехать. Строителей вышек, в том числе и Емельяна, отправили на новое месторождение — в рабочий поселок у села Отважное, в красивейшее место Самарского края. Здесь семья наконец обрела собственный просторный дом, обзавелась хозяйством.

Предчувствие беды

В числе лучших дней в жизни Валя называет время, когда семья строила большой срубовой дом у подножия Жигулевских гор. Возводить его Деревским помогали соседи и друзьянефтяники. Мужчины ставили сруб, крыли крышу, а женщины месили глину, мазали и белили стены. Ребятишки с радостью участвовали в этом процессе. А взрослые радовались, глядя на них: пусть привыкают к деревенской жизни! Александра Авраамовна добилась открытия в селе яслей и стала работать там.

[vrezka color=»#FFFFFF» bgcolor=»#b86c5d» image=»» image_mode=»» bgfixed=»» padding_top=»» padding_bottom=»»]За время Великой Отечественной войны погибло около четырех миллионов советских детей. К концу 1945 года только для детей погибших фронтовиков было открыто 120 детских домов. Комсомольскими организациями было создано 126 таких учреждений, еще четыре тысячи содержалось за счет колхозов. В эти годы была возрождена практика передачи сирот в семьи. В 1941-1945 годах советские граждане взяли под опеку и патронирование 270 тысяч детей.[/vrezka]

А Емельян с товарищами установил в Яблоневом овраге первые нефтяные вышки, началось бурение.

В 1937 году Митю призвали в армию. И хотя он вернулся с финской войны невредимым, сердце Александры Авраамовны сжимала тревога. Cлишком уж часто стали по радио исполнять песню про то, что «наш бронепоезд стоит на запасном пути».

И вот случилось страшное. 22 июня 1941 года Емельян с товарищами возвратился с ночной рыбалки из-за Волги с большим уловом. Но дети не выбежали ему навстречу, радостно галдя, как было прежде. Жена сообщила, что началась война. Ее вдоволь хлебнет не успевший еще отойти от кровавой мясорубки у границ Финляндии Дмитрий, в ней сложит голову танкист Тимофей. А Емельян станет неделями пропадать на буровой, чтобы как можно скорее дать нефть фронту.

С началом войны ясли, которые организовала Александра Авраамовна, были закрыты. В последний день ее работы в палате осталась только одна малышка. Никто не торопился забирать ребенка. Жители села рассказали, что мама девочки сошла с ума. Получив похоронку на мужа, молодая женщина день и ночь ждала его на пристани, а о младенце и не вспоминала. Несколько километров шла Александра домой с ребенком на руках, все беспокоилась, как бы слабенький младенец не умер по дороге. Но спасти его все же не удалось: врожденный порок сердца тогда не лечили.

Усыновить немецкого мальчика

Уже первые месяцы войны породили поток беженцев, среди которых было немало сирот. Их везли водным путем в Ставропольна-Волге. Власти призывали жителей окрестных поселков взять ослабленных детишек к себе в семью. Конечно, Александра Авраамовна не могла остаться равнодушной. Она переправилась на лодке в переполненный ставропольский детский дом. И к ней сразу подбежала маленькая Нина. Оказалось, что ушедшие на фронт родители оставили ее и еще троих своих детей, Колю, Марийку и Митю, на попечение старенькой бабушки, живущей в одной из глухих мордовских деревень. Но старушка умерла. Нина попала в детдом. А остальные дети разбрелись «просить кусочки». Нина хотела поехать с новой мамой, но только вместе со своим другом Сережкой Рузаевым. Александра Авраамовна забрала обоих ребят. Через некоторое время братья и сестра Ниночки нашлись и тоже остались жить у Деревских.

«Куйбышевская область приняла к размещению 35 тысяч человек, эвакуированных из Ленинграда. В том числе пять тысяч детей, не имеющих родных». Газета «Волжская коммуна», 1942 год

 

Однажды в теплый дом мамы Шуры постучался запыхавшийся сын сельской учительницы немецкого языка Доры Рейш. Ее муж работал на прииске инженером. Его обвинили в шпионаже, хотя он был просто поволжским немцем. Когда пришли за Дорой, она шепнула сыну, чтобы бежал к Деревским. Новые родители приняли мальчика хорошо, а вот дети дразнили, не давали ему прохода. Александра Авраамовна вступилась. Она говорила резко и строго: «Запомните: только расисты делят национальности на хорошие и плохие. Роланд — немец, но не фашист. Он не виноват, что немецкие фашисты напали на нашу страну. И знайте: кто его обидит, тот мне не сын, та мне не дочь». Чтобы уберечь мальчика от неприятностей, Деревские усыновили Роланда, дав ему русское имя. Когда война закончилась, Дора Рейш вернулась из лагеря и забрала сына. При этом он не захотел возвращать старое имя и фамилию. Так и остался на всю жизнь Михаилом Емельяновичем Деревским.

«Дети продолжали прибывать в семью. Каждый раз, возвратясь с работы домой, Емельян обнаруживал одного-двух, а то и трех новеньких. Руки мамы всегда были до язв разъедены известью от стирки. Каждый день она становилась к ребристой доске. Все запасенные перед войной свои наряды Александра перешивала, оставшиеся лоскутки шли на починку белья». Цитата из книги Валентины Деревской «Все начинается с семьи»

Окончание следует.

Александра Деревская – женщина, усыновившая в годы войны более 20 сирот

Читайте также:

Новости

Журналисты sgpress.ru и «Самарской газеты» стали лауреатами конкурса на призы губернатора

Публикации журналистов были отмечены губернаторскими наградами трижды по направлению «Год памяти и славы»

75 лет Победы

Жителей города приглашают на онлайн-квест о Нюрнбергском трибунале

Это детально продуманная история в онлайн-формате, основанная на архивных документах и воспоминаниях ветеранов.

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации