Главная

Своими глазами. Как Самарский театр оперы и балета готовится к «Наяде и рыбаку»

Продолжаем рассказывать о закулисье городских театров. На этот раз мы снова заглянули по ту сторону занавеса Самарского театра оперы и балета. 

20 и 21 декабря состоятся премьерные показы одноактного балета «Наяда и рыбак» (12+). Сейчас театр активно готовится к постановке. Мы посетили мастерские, где создают декорации, костюмы и головные уборы для  предстоящего спектакля. Нашим экскурсоводом стала представитель пресс-службы театра Юлия Винар.

Первым делом мы отправились в швейный цех. В помещении находятся несколько больших столов со швейными машинками, за которыми трудятся мастерицы. Вокруг — множество самых разных тканей и фурнитуры.

Все костюмы создаются индивидуально, по меркам каждого артиста. Например, для балета «Наяда и рыбак» изготовят 24 наряда.

— Сюжет спектакля переносит зрителей в пасторальный мир сицилийской деревни. Большинство героев — обычные рыбаки и рыбачки. Для их костюмов мы используем простые фактуры: лен, замшу, бархат, шелк. Женщины будут танцевать в юбках, похожих на шопенки, — говорит художник по костюмам Татьяна Ногинова.

Самым сложным будет образ главной героини.

— Наяде предстоит превращение из мифического фантазийного существа в реальную девушку, поэтому у нее будет два костюма. Один наряд обыкновенный, в котором она танцует Наяду. Второй же — очень сложный: в нем заряжено одномоментно два образа. Во время действия костюм раскроется, как бутон цветка, — рассказала Ногинова.

Главный костюм Наяды подражает наряду итальянской балерины Фанни Черрито. Именно она впервые станцевала главную женскую партию в «Ундине». Для создания платья используют прозрачную ткань под названием газ-шифон.

— Она очень красиво летает и струится. Как раз то, что нужно для образа волшебницы, — уверена художник.

Для героев других спектаклей мастера часто используют прозрачные тюли, газ театральный. Есть также чо балетный. Это более плотная, похожая на вуаль ткань, которая прекрасно держит форму, но совсем не летит.

Важной частью образа артистов являются головные уборы. Их создают в шляпном цеху. Там можно увидеть самые невероятные модели. Для предстоящей премьеры сейчас готовят свои «шляпки».

— Раньше в Италии были распространены необычные головные уборы. Это прямоугольный кусочек ткани, который девушки складывали в несколько слоев, оставляя небольшой край. Получившийся убор они закрепляли на голове. Если было слишком жарко, ткань разворачивали и накрывались ей, как платком, — объясняет художник-модельер отдела по изготовлению головных уборов Ирина Комарова. — Мы делаем имитацию. Внутрь вшили жесткую основу, чтобы ткань лучше держалась на голове балерин. Также мы украсим уборы кружевом и цветами.

Мужские головные уборы более простые. У главного героя будет льняная шляпа, у других рыбаков — шапки-колпаки.

Сама Наяда будет носить венец. Специально для этого искали бусины кораллового цвета. Настоящий коралл использовать нельзя, так как это слишком тяжелый материал. Также бусинами задекорируют костюм Ундины.

Далее мы направились в производственный цех. Он  состоит их трех участков: бутафорский, художественно-декорационный и столярный.

Сначала заходим к живописцам. Цех размещается в просторном, светлом помещении с высокими потолками. На полу – множество банок с красками.

Над росписью декораций к спектаклю «Наяда и рыбак» трудятся четверо художников. Уже готов задник — ткань, ограничивающая пространство сцены. Его размеры — 18 на 11 метров.

— Задник мы писали около трех недель. Сначала стелим на пол бумагу, потом растягиваем полотно и смачиваем его швабрами с щетками-дилижансами, чтобы оно растянулось. Потом растягиваем метровые нитки и переносим по ним эскиз. После этого начинается роспись специальными красками – это театральный акрил и гуашь, — рассказывает художник-декоратор высшей категории Диля Каримова. — На этот задник  ушло около 20 ведер краски.  Он получился очень живописный. На полотне изображены горы и море.

Сейчас художники заканчивают работу над арками, на которых изображен лес. Всего их будет четыре. Каждая будет немного отличаться по цвету. Это нужно для создания глубины пространства.

Чтобы оценить свою работу, художникам приходится подниматься на специальную галерею.

— Сложность нашей работы заключается в том, что мы частично выступаем в роли копиистов. Переносим небольшой эскиз на огромное полотно, — говорит Диля Каримова. — Мы должны соблюсти технику, колорит, тональность. Это несколько ограничивает творчество.

Впечатление от спектакля будет неполным без театрального реквизита.  Важной задачей является придание предмету внешнего вида, максимально схожего с оригиналом. Все предметы изготавливают в бутафорском цеху.

Так, одной из декораций премьерного балета является двухметровая скульптура Мадонны – покровительницы деревни в Италии, где происходит действие. На ее создание ушло две недели.

— По фотографии, которую прислал художник, я нарисовал модель в полный рост. Потом вырезал фигуру из пенопласта, нанес слой папье-маше. Далее идет роспись красками и после этого накладывается слой лака. На последнем этапе мы шлифуем отдельные элементы, — объясняет начальник бутафорского участка Дмитрий Митрофанов.

Также бутафоры сейчас работают над ракушкой высотой около двух метров. Именно в ней появится на сцене главная героиня Наяда. 

А еще специально для постановки в Санкт-Петербурге заказали двух огромных полуметровых рыб.

Работа бутафоров хоть и творческая, но требует больших усилий.

— На моем счету уже довольно много сложных работ. Например, в балете «Эсмеральда» были декорации, которые также требовали работы с пенопластом. Так, нужно было сделать фонтан, — рассказывает Дмитрий Митрофанов. — А, например, в балете «Чиполлино» мы делали пушку. Сначала в столярном цехе из фанеры сделали каркас, потом мы дополнили объемом из пенопласта, обклеили папье-маше и расписали. Для этого же спектакля делали рыцарей высотой около 2,5 метров. За ними должны были прятаться люди и кивать головой. Поэтому нужно было придумать механизм, как опускать шлем. Для этого мы сделали специальный рычаг. Так что наша работа сочетает в себе и творчество, и инженерное мастерство.

Кипит работа и в столярном цеху. Там стоят несколько станков по работе с деревом, а вокруг царит запах свежих опилок. Сейчас двое мастеров также трудятся над декорациями к балету «Наяда и рыбак».

— Мы уже изготовили объемные берега озера и мебель – лавочки, табуретки, сделанные под старину. Также создали из дерева заготовку под домик рыбака. Мы ее передадим бутафорам и художникам, которые будут заниматься росписью, — говорит начальник столярного участка Сергей Ловцов. — Сейчас мы создаем каретку, на которой выедет на сцену ракушка с балериной.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение