Люди

Молодой самарский пчеловод о нюансах профессии

Партнерский материал

Защитный костюм и сетчатая маска, дымарь в одной руке и пасечный нож в другой. Вокруг десятки ульев, рои пчел, благоухающие цветы-медоносы и тягуче льющийся золотой и сладкий поток.

Примерно так мы представляем антураж добывания полезнейшего продукта — меда. Самарский пчеловод Максим Солдатенко с пасеки Goodbee подтверждает: как у дедов была налажена работа, так их внуки-правнуки действуют и сегодня. Технологии в целом практически не меняются, только какие-то новшества появляются для упрощения и ускорения работы. Сейчас, в разгар горячей поры медосбора, Максима нелегко застать дома. Но нам удалось. Говорили о пасечном деле и его эффективности, о пользе продукта, о том, почему в последнее время случился коллапс с гибелью пчел и как этого избежать. А главное — о том, как люди приходят и остаются в этом бизнесе или же в этом «сладком увлечении».

Практика и наука

— Кто-то удивляется, когда узнает, что я в свои 24 года почти все время провожу на пасеках и могу себе позволить уйти в отпуск только зимой. Но я уже в 10 лет помогал отцу на откачке меда. Он держал свою пасеку на территории Красноярского района с середины 90-х годов. Меня это дело увлекало, так что даже при выборе специальности я остановил свой выбор на биологическом факультете, — говорит Максим. — Сначала помогал отцу, а когда учился на биофаке, он выделил мне десяток ульев для самостоятельной работы. Так у меня появилось свое дело. Даже дипломную работу защищал по этой теме: отслеживал зависимость лета пчелы от погодных условий — температуры и влажности воздуха — и от времени суток. Соотносил погодные параметры с вылетом насекомых из ульев. Интересные получились выводы, подтвержденные практикой.

О научных изысканиях Солдатенко стало известно преподавателям Самарского университета. Ему предложили обучение в магистратуре химфака. Вместе с научным руководителем, который занимается темой химических аспектов пчеловодства, новый студент сможет развивать это направление. Естественно, с учетом наработанной практики. Так что ульи Максима вновь станут некоей научной базой.

Идти за весной

Сейчас, летом, пчеловоды днюют и ночуют на своих рабочих местах. Идет качка меда. А рабочим местом, кстати, может стать полстраны.

— Сейчас у меня 25 ульев. Но мы с отцом не на одном месте стоим. У нас принцип мобильной пасеки, — продолжает Максим. — С ноября по апрель наши ульи находятся в Адыгее, поскольку зимы там подходящие по климатическим условиям. Арендуем там участок, где и находятся пчелы. За зиму мы раза четыре их проведываем, недели по две там живем, готовимся к рабочему сезону. В апреле начинается наша кочевая жизнь. Перевозим пчел в Волгоградскую область, там «стоим на акации». Это медоносное растение цветет в тех краях в апреле — мае. В конце мая делаем разведку — ездим и выбираем в Саратовской области места, где цветет липа. Потом уже продвигаемся к Самарской области: сначала «встаем на липу», а в июле — августе наших пчел интересуют цветы-медоносы и подсолнечник. Так и едем по стране за весной, потом за летом.

Все ли пчеловоды обременяют себя такими хлопотами? Далеко нет. Но зато у семьи Солдатенко мед, можно сказать, элитный — раннего майского сбора, с ароматом адыгейского боярышника, алычи и другого садового цвета. Потом к букету прибавляется липовый цвет. Большинство же пасечников сейчас занимаются медом самым простым, распространенным и соответственно более дешевым — из цветочного сбора.

Китайское предупреждение

В беседе нельзя было не коснуться пчелиной трагедии в Башкортостане и других регионах страны. Пчелы массово гибнут из-за того, что фермеры «кормят» свои угодья пестицидами китайского производства. С тех полей насекомые и подхватывают заразу.

Максим эту историю воспринимает с болью. Китайские пестициды на основе сахара оказались самыми дешевыми, вот фермеры на них и накинулись. Результат — массовое вымирание пчел. Кто-то об этом задумывался на начальном этапе, когда разрешали ввоз в страну этих препаратов? Солдатенко, как профессионалы, повидавшие уже всякого, себя обезопасили. Сначала стояли с ульями у посадок татарского клена. Потом у липовых рощ, а сейчас обосновались вовсе не у фермерских, а у бросовых полей с расторопшей, татарником, шалфеем, цикорием. Бросовые поля никто ничем не обрабатывает.

Бизнес и конкуренция

На рынке сейчас вроде бы предостаточно самого разного меда, дефицита нет. Другой вопрос, каково его качество.

Как выяснилось, главные конкуренты сегодня — не столько местные пчеловоды нашей губернии, сколько дельцы из Башкирии. Они основные оптовики-закупщики. Так что вовсе не факт, что «Башкирский мед» таковым и является.

Продукцию Солдатенко люди уже давно знают, так что у них со сбытом вопросов нет. Его берут те, кто прежде всего ценит вкус, аромат и лечебный эффект. Что касается последнего, Максим подсказывает: мед химически состоит их простых сахаров, так что ешьте его в меру, в день по ложечке-две, с чашкой чая. Будете налегать — рискуете потерять талию. И не кладите мед в кипяток, поскольку при этом он теряет бактерицидные свойства природного антибиотика. Более всего из продукции пчеловодства полезен прополис. Солдатенко специально делают мед с этой добавкой. Еще информация: в самом меде витаминов немного, а вот в перге (пыльце) присутствует богатый витаминный комплекс. Есть эту кисловато-горько-сладкую «пчелиную еду» советуют по утрам по чайной ложечке. До того как начать экспериментировать, проконсультируйтесь, конечно, со специалистом.

— Мы пергу добавляем в наш крем-мед. Такой продукт начали делать года четыре назад. Выезжаем с ним на ярмарки, и он очень хорошо раскупается. Берем самый простой цветочный, подсолнечный мед, загружаем его в специальные емкости, кладем натуральные добавки — ту же пергу, апельсиновый сок, яблочное пюре. Затем идет процесс избавления массы от излишней влаги, перемешивания в течение целых двух недель, — поясняет Максим. — В итоге получается очень ароматный медовый продукт кремовой текстуры.

Прогнозы на ближайшее будущее

Кто и как просчитывает, сколько меда появится на прилавках в том или ином сезоне? Опытные пасечники и просчитывают. Раз случилась массовая гибель насекомых, значит, меда будет заметно меньше, чем год назад, когда его наблюдался избыток. Негативными факторами могут быть и засуха, и слишком влажная прохладная погода.

— Мы уже с разными катаклизмами сталкивались. Но они проходят, а интересное дело остается, — подводит итоги Максим. — Я пять лет занимаюсь пчелами самостоятельно. Есть устоявшийся интерес, азарт, опыт. Думаю, все это можно назвать профессионализмом, потому что знаю лучшие места для пасеки и просчитываю, как лучше выходить из непростых ситуаций. Настоящий пчеловод обязательно обсчитает запасы корма для своего роя. У нас ведь немало тех, кто не оставляет пчелам медового корма на зиму, пустив все на продажу. А потом целую зиму кормит своих насекомых сахаром. Это не дело. Пчел надо любить. А потребителя продукции — уважать.

Подробнее о пасеке Goodbee можно узнать:

Страница ВКонтакте

Профиль в Instagram

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение