ЛюдиОбразование

Учитель года Самары об актуальности литературы XIX века и «противостоянии» гуманитарных наук и математиков

Преподаватель русского языка и литературы Самарского регионального центра для одаренных детей Ольга Трошинская — победитель городского этапа конкурса «Учитель года» и финалист областного. Она объяснила, каково преподавать гуманитарные науки физикам и математикам и почему нужно читать литературу XIX века.

— На своем открытом уроке вы говорили не только на русском, но еще и на английском, и французском языках. Какое у вас образование?

— Я окончила Самарский государственный университет, филологический факультет. Во время учебы проходила стажировку в Польше. Владею польским и болгарским языками. Также в университете выучила итальянский и испанский. Французский я знала с детства, от бабушки. В годы учебы основала студенческий театр «Амальгама». Мы принимали участие во многих фестивалях, в том числе несколько раз в смотрах молодежных театров во Франции. Это помогло мне совершенствовать мой французский. Далее работала аниматором, преподавателем, а затем координатором в лингвистическом лагере «Альянс». Для этого пришлось подтянуть немецкий язык, который я знала совсем немного.

Учась на пятом курсе, начала работать в университете Наяновой. Сначала преподавала литературу. Потом русский язык. Съездила на стажировку во Францию, после чего стала преподавать французский. Потом таких стажировок было еще несколько. Одна из них длилась около года. По возвращении я не стала опять устраиваться в университет Наяновой, а прошла собеседование и была принята на работу в центр одаренных детей. У нас учатся ребята с 8-го по 11-й класс.

— Легко ли преподавать русский язык и литературу в школе, где углубленно изучают негуманитарные предметы?

— К таким ребятам нужен особый подход. Работать с ними по примитивной схеме «открыли страницу такую-то, выполняем все подряд упражнения» — значит, обречь себя на педагогический провал. Ребята, имеющие склонность к математике, обычно легко осваивают программу по русскому языку. У них прекрасная логика, хорошо развиты память, мышление, они умеют выделять главное. Правила и всю теорию русского языка они запоминают по схемам, которые мы с ними составляем. В сочинениях не склонны к долгим рассуждениям, пишут четко и по делу. Гуманитарии могут почувствовать душой, а физиков нужно научить писать красиво. Этим мы и занимаемся на уроках.

— Физики и математики не относятся снисходительно к вашим предметам?

— Были такие попытки. Но, как бы пафосно это ни звучало, язык стоит над всеми предметами. Любой. И русский не исключение. Человек, который хочет быть успешным, не может обойтись без грамотной устной и письменной речи. Можно быть прекрасным специалистом в области программирования или экономики, но если ты, например, не умеешь вести деловую переписку, вряд ли сможешь претендовать на хорошую должность в серьезной компании. А знание литературы покажет твою образованность, умение поддержать дискуссию. Будет довольно странно в беседе с иностранными коллегами не узнать цитат из Пушкина или Булгакова. На ребят, увлеченных физикой, большое впечатление производит высказывание Эйнштейна о том, что Достоевский дал ему для творчества больше, чем все математики мира. Математики удивляются, когда узнают, что Софья Ковалевская была поэтом.

— Для участия в конкурсе «Учитель года» нужно было представить свои авторские разработки. Что показали вы?

— Мне очень интересна технология рецептивной стратегии. Ее я и показала на примере уроков литературы. Дети видят классические и современные тексты, перерабатывают их, анализируют и на этой основе создают  свои, учитывая сегодняшние реалии.

Мне понравилось, как работает рецепция классического сюжета. Мы обращаемся к ценностям, которые есть в классических произведениях, понимаем, что они действительно вечные, поскольку их поднимают писатели всех времен, и ищем ответ на вопрос: действительно ли это нужно человеку?

Например, на уроке в 10-м классе по «Преступлению и наказанию» мы рассматривали фрагмент из фантастического романа Александра Зиновьева «Глобальный человейник». Что будет, если все станут сверхлюдьми? Наполнят жизнь роботами, уйдут в гаджеты. Тогда не останется человека, а без него не будет цивилизации, не будет духовности. Мы плавно переходим к разговору о нравственности, о том, что человек — это в первую очередь личность.

— Часто, изучая одно произведение, обращаетесь к другим?

— Я стараюсь, чтобы у детей не было установки: изучили произведение и забыли о нем. Например, если мы говорим о Чацком, интересно сравнить его с Онегиным, Печориным, Обломовым. Возраст, душевное состояние, образ жизни. С кем из этой тройки мог бы дружить Чацкий? Что у него общего с этим героем? Кого из них можно назвать бунтарем? Какая девушка может понравиться каждому из героев? За что их можно полюбить? Почему нам жалко Печорина или Онегина? Часто предлагаю поискать отражение классики в современных произведениях. Например, подумать, что нам напоминает определенный эпизод из недавно вышедшего на экраны фильма. Это может оказаться, скажем, сцена объяснения Обломова и Ильинской. Дети всегда радуются, когда обнаруживают такие моменты.

— Знание иностранных языков на своих уроках используете?

— Конечно. Например, говоря о фразеологизмах, интересно обратиться к французским и английским устойчивым словосочетаниям. Ребята ищут аналогии, вспоминают примеры из других языков. Очень интересно порассуждать, почему у англичан и французов такие варианты, а у нас совершенно другие.

— А игровые моменты?

— Мы с ребятами очень любим, например, орфографический футбол. Идею я позаимствовала у коллег. Ребята пишут под диктовку слова, потом считаем, кто кому сколько голов забил. Каждая ошибка — гол.

Изучив произведение, если позволяет время, проводим соревнования по типу телешоу «Своя игра». Ребята делятся на команды, придумывают название исходя из темы произведения. Для определения количества очков за правильные ответы используем магнитный дартс. По одному игроку из команды бросают дротик, потом выбирают категорию вопросов по теме и сложности, отвечают. Если не могут сделать это самостоятельно, подключается команда.

Для одного 10-го класса я придумала систему мурлоков. Она потом разошлась по параллели. Мурлок — это человек-рыба. Существует много его уровней, от головастика до какого — нибудь морского царя. Ребята набирают баллы и получают разные карточки за правильные ответы, письменные работы, блестящие мысли — поскольку иногда мысль стоит десятка письменных работ. Если набрать, к примеру, 20 баллов — а сделать это очень сложно — можно получить освобождение от общего зачета.

Еще у нас есть проект «Дерево чтения». Каждый класс нарисовал на ватмане ветвистый ствол, на который ребята наклеивают листочки с названиями прочитанных произведений. Некоторые мы потом обсуждаем в классе. Все стараются, чтобы их дерево было самым густым.

— Что для вас было самым сложным на конкурсе?

— Выдержать этот марафон, преодолеть волнение, не растеряться. Это было очень напряженно. Подготовка, консультации, выступления. Всегда нужно было быть готовой к тому, что что-то может пойти не так. Например, вовремя не запустится музыка или видео. При этом важно не думать постоянно о победе, а получать удовольствие от процесса, поймать свою внутреннюю волну. Мне это удалось. Конечно, все было не зря. Участники конкурса автоматически становятся членами клуба «Учитель года». Я очень рада, что мне удалось в него попасть. Там проходят очень хорошие встречи, семинары. Так что дальше будет не менее интересно.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение