Каким был быт в Куйбышеве во время войны

15 октября 1941 года ГКО (Государственный Комитет Обороны) принял решение, превратившее, по сути, Куйбышев в столицу СССР.

Куйбышев – вторая столица

Куйбышевцам и без московских гостей было нелегко: тысячи беженцев, десятки эвакуированных заводов с огромным количеством рабочих, госпитали и т.д. По сути, население города выросло в 1,5 раза: с 4-х с лишним до 6-ти с с лишним сотен тысяч человек. И это – при том, что Куйбышевская область отправила на фронт 600000 человек, из которых 226000 не вернулись домой после войны.

Только летом 1941 г. область приняла 19 эшелонов с 26000 эвакуированными семьями. Всего из Ленинграда прибыли 10000 подростков, тысячи детей из других областей. За годы войны через систему детдомов области прошло 12252 ребенка (из них только из Ленинграда – 3211). 1907 детей устроили через патронаж и усыновление. Молодежные организации области только за год собрали для них 32000 теплых вещей.

Жителей города «уплотняли» — подселяли на их жилплощадь беженцев и эвакуированных рабочих. Правда, секретарю ЦК Андрееву построили дачу на берегу Волги, а семье Микояна – личное бомбоубежище.

По постановлению правительства в Куйбышеве и области изъяли все личные радиоприемники, а оставшиеся у общественных организаций поставили на строгий учет.

С 17 октября 1941 года (в тот день было принято постановление СНК СССР «О мероприятиях по местной противовоздушной обороне  Куйбышева») город стал вечерами и ночами погружаться во тьму: на окнах из-за возможных бомбардировок (немецкие летчики однажды попытались сделать авианалет на Сызранский железнодорожный мост, но их отогнали зенитным огнем) повесили шторы из плотной черной бумаги. Вечерами по улицам ходили дежурные и проверяли светомаскировку. Фары редких автомобилей также затемнили. Впрочем, экономя электроэнергию, лампочки жгли впол- или втреть- накала, а то и вовсе освещали свой безрадостный быт керосинкой.

У магазинов выстраивались длинные очереди за скудными нормами круп, жиров и хлеба по карточкам. Хлеб давали только ржаной, привозя его на крытых фанерных фургонах, запряженных лошадями. Иногда, помимо продуктовых карточек, выдавали ордера на калоши, туфли, брюки или платья. Никто не отказывался, даже если товар не подходил, — его можно было обменять или продать. Кого не устраивала государственная торговля, ждал базар. Буханка ржаного хлеба стоила 300 р., полбутылки водки – 500. В городе было несколько киосков, торговавших пивом по 2 р. за кружку.

В зиму 1941-1942 годов вымерзли пригородные сады. Многие курильщики перешли на махорку и базарный самосад. Чай пили, в основном, свекольный или морковный. Изредка — с сахарином.

Вся жизнь сосредоточилась в черных громкоговорителях, висевших на уличных столбах. Сводки СовИнформБюро с голосом Левитана, звуковые письма на фронт и обратно, марши, русские народные песни — такой небогатой стала программа радио.

В Куйбышевской области за 1943-1945 годы инвалидам и семьям погибших воинов на пособия ушло 160 млн рублей, на пенсии – 39 млн рублей и на единовременную помощь – 1 млн рублей (всего 200 млн рублей) . Всего за годы войны эта сумма достигла 1 млрд рублей Молодежные организации области только за год собрали в фонд помощи детям фронтовиков 5 млн рублей, 55000 пар обуви, 5000 комплектов белья .

Посольский быт

Эвакуируемых в Куйбышев послов селили на квартирах. Условия их расселения были не лучшими – город испытывал множество более серьезных проблем . Шведский посланник Ассарсон вспоминал: английский посол «Криппс жаловался на то, что его квартира темная и к тому же полна клопов и тараканов. Он сказал, что плохо чувствует себя в Самаре. От его обычного оптимизма не осталось и следа…

Посол США Стейнхардт со своим персоналом был размещен в здании средней школы… Можно утверждать что угодно, но только не то, что он доволен. Я сказал послу, что в данной обстановке мы вряд ли можем рассчитывать на что-то лучшее, но он не захотел меня слушать. С видом оскорбленного человека Стейнхардт возразил: «Я поступил на дипломатическую службу не для того, чтобы вот так страдать. Я поступлина нее, чтобы получать удовольствия от жизни. Вы должны согласиться, что здесь все так убого. Мы попали в западню».

Не все иностранцы мирились с подобными условиями. Сотрудник миссии США по военному снабжению Красной армии полковник Файновилл обратился в ноябре 1941 года в НКИД с просьбой предоставить ему дом или квартиру в 16-18 комнат и гараж на 3 машины.

18 декабря 1941 года на ул. Куйбышева, 72 распоряжением городских властей открыли промтоварный магазин специально для иностранцев. Вскоре для послов начал работать и закрытый продовольственный магазин «Гастроном». Его окна забелили мелом, чтобы люди с улицы не видели ассортимент, а у двери стояли на страже 2 сотрудника НКВД.

Куйбышевский транспорт

В 1942 году  — самом тяжелом для боровшегося СССР – в Куйбышеве во многом благодаря инициативе председателя куйбышевского горисполкома М.А. Пылева пустили троллейбус. Необходимость его применения вызвала эвакуация: заводы разместили на окраинах города, на Безымянке, а рабочие жили в центре. Из-за этого сильно возрос транспортный поток между центром города и его окраинами. В первых числах ноября 1942 года пробный рейс совершил москвич Лущинский. 7 ноября открыли регулярное движение по улицам Куйбышева и Льва Толстого. Рейс сперва занимал 30 минут, а с открытием двустороннего движения сократился до 18-20 минут. Уже к декабрю 1942 года 1-й маршрут перевез 163 000 пассажиров, а за первых 4 дня января 1943 г. — 34 000! 1 мая 1943 года троллейбус пустили по долгожданному маршруту №2 — «Куйбышев-Безымянка» от Дома Сельского Хозяйства по улицам Полевой, Мичурина и Семейкинскому шоссе протяженностью 13,7 км. Особенностью куйбышевских троллейбусов являлось то, что они ходили только до наступления темноты.

В 1943 г. вдоль города (между старой частью и новой промышленной Безымянкой) пустили пригородные поезда на паровой тяге. Они доставляли рабочих заводов из мест проживания к местам работы. В 1944 году эти пригородные поезда электрифицировали.

Осенью 1941 года для доставки военных грузов, оборудования и раненых с товарного двора железной дороги были построены грузовые ветки трамвая к военным заводам и к военному госпиталю. Для перевозки муки проложили ветки к хлебозаводам №2, №8 и №9 и мельницам №1 и №2. В вагоноремонтных мастерских трамвайного депо освоили производство боеприпасов. Более половины работников ушло на фронт. Их заменили, в основном, женщины и подростки. В 1945 году запустили новый трамвайный маршрут по улице Победы, соединивший старую и новую части города.

Таким образом, за годы войны руководство города, отказавшись от развития автобусной сети (все автобусы забрали на фронт), сосредоточилось на создании троллейбусного движения, системы пригородных электропоездов и смещения вектора развития трамвайной сети с центральной части города к Безымянке и «пустому» пространству между старой и новой частями города.

Источники и литература:

Источники:

1. ГБУСО ГАСО. – Ф.2521. – Оп.1. – ДД.75, 76.
2. ГБУСО СОГА СПИ (Государственный Архив Социально-Политической Истории). – Ф.656. – Оп.19. – Д.18.

Литература:

3. Алексушин Г.В. Во главе Самары. Самара. 1999.
4. Алексушин Г.В. Война и мир // Университетский проспект. 1999. №6 (21). С.6.
5. Алексушин Г. Самарский троллейбус // Автомикс. 1999. №15. С.16-17.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close