Исторические версииИстория города

Один день из жизни горожанина XIX века: верблюды в центре и горчишники в Струковском

Уже 432 года наш город стоит на берегу Волги. Каждая эпоха создавала новый быт самарцев. Сейчас мы знаем, на чем доехать до работы, где прогуляться вечером, и какие продукты купить в супермаркете. Знаем, что на Ленинградской и Куйбышева — уютные кафе, куда можно заглянуть в выходные. В торговых центрах, рассыпанных по всей карте Самары — магазины на любой вкус и кошелек. Таков быт самарцев XXI века. Sgpress.ru решил пройти по следам истории и представить, как жили горожане в веке XIX.

Шерстяной напузник и какой-то Ульянов

К концу XIX века в Самаре жили люди самых разных сословий: крупные предприниматели, домовладельцы, ремесленники, мелкие торговцы и служащие и простой люд от фабричных рабочих до домашней прислуги.

В небольшой квартире на втором этаже дома улиц Саратовской и Панской живет самый обыкновенный самарец — старший учитель мужской гимназии господин Н. Новый учебный год начинается через несколько дней — 31 августа и у господина Н. есть несколько свободных деньков. Это теплое августовское утро 1892 года он начинает с чтения газет за завтраком. Господин Н. любит два издания: «Самарские ведомости» с их материалами по географии, истории и этнографии Самарской губернии и «Самарскую газету» — близкую по духу к социал-демократам, к которым себя причисляет наш старший учитель гимназии. Сегодня почти все заголовки новостей пестрят одним словом: «холера». Опасное заболевание гуляет по Российской империи, и Самара не стала исключением. Поэтому почти в каждой газете отчет о заболевших и самые разные советы по профилактике заболевания. На всякий случай господин Н. делает несколько заметок в своей записной книжке. Тут же большой репортаж с похорон студента-медика Владмира Павловича Потапова. Горожане утверждают, что не забудут этого храброго молодого человека, который бросил все силы на борьбу с опасной болезнью.

А дальше уже более привычная повестка: новости из столицы, фельетоны, объявления и реклама. Вот, например, московский магазин Кёлера и Ко предлагает купить шерстяные напузники от раздражения кишечника. Среди назначений интересные новости из Самарского окружного суда: право на ведение чужих дел выдано помощнику присяжного поверенного — некоему местному дворянину Владимиру Ильичу Ульянову.

Аромат чая и модные магазины Дворянской

После завтрака господин Н. спускается в город по делам. На первом этаже дома, где он живет, работает аптека Познеров. Именно они сдают уютную квартиру семье господина Н. Уже больше 20 лет аптека пользовалась известностью и уважением постоянных клиентов и приезжающих гостей. Учитель приветственно поклонился аптекарю за прилавком и вышел на улицу.

Пройдя вдоль домов, господин Н. попадает на улицу Дворянскую. Это самая оживленная часть города с лучшими магазинами и заведениями. По дорогам проносятся экипажи, гуляют дамы в сопровождении кавалеров, местные торговцы открывают двери магазинов.

Господин Н. останавливается у магазина Христензена — «Сарептского магазина». Как несложно догадаться из названия, тут продаются самые разные товары из Сарепты — немецкой колонии под Царицыном. Здесь можно найти как золотые украшения и сибирские самоцветы, так и жемчужные пепельницы, газовые печи, трубы и локомобили. Но господина Н. заинтересовал не ассортимент магазина, а верблюд около него. Удивительным это зрелище было только потому, что уже как несколько лет езда на верблюдах дальше хлебных амбаров запрещена. Господин Н. отрывает взгляд от двугорбого зверя и поднимается в обувной магазин Попова. Здесь продаются отличные английские туфли, за которыми он и вышел в город.

На улице уже можно заметить местных модниц в шикарных шляпках с перьями. Самара давно стала модной волжской столицей. Только на Панской и Дворянской работают больше 20 модных магазинов для мужчин и женщин. Здесь можно найти фирменные магазины Гиршфельда, Покидышева, Гублера, Белоусова, Петрова, магазин закройщиков братьев Краснопольских, Иванова-Мартынова, магазин Перетца и шляпный салон Гофмана, «Русский магазин» с суконными, шелковыми, шерстяными тканями. И это лишь малая часть модного достояния Самары.

И особенной популярностью пользуется старейший в Самаре модный магазин Шахларевой на Дворянской. Проходя мимо витрин госпожи Шахларевой, господин Н. замечает табличку на витрине: «Принимаем заказы на составление приданого, имеются материи и отделки к ним для бальных, венчальных и визитных платьев. Кружева дюшес, брюссель и шантили, а также цветы французские и варшавские».

А на Панской успехом у дам пользовался магазин Салемова, где кроме традиционных пензенских и оренбургских пуховых платков, можно было купить любое готовое белье, заграничные кружева, берлинскую шерсть, шляпки со страусовыми перьями и корсеты.

Температура сегодня, несмотря на жаркий август, была не больше 23 градусов и господин Н. решил продолжить прогулку по городу. Рядом с лютеранской церковью только недавно открылся чайный магазин Назария Саинова и старший учитль еще на улице улавливает аромат байхового чая и пирожных, которые продаются магазине.

Тем временем, он отправился к новому храму, который строили в центре города. Храм Христа Спасителя в неовизантийском стиле был уже почти завершен, оставались только отделочные работы, на которые губерния пыталась собрать деньги. Слишком дорогим вышел проект архитектора Эрнеста Жибера. Пятиглавый, с высокой колокольней, храм уже вызывает восторженные взгляды самарцев. А господину Н. не терпится прийти на первую службу, чтобы посмотреть, каков собор внутри.

И странно представить, что буквально на соседней улице расположился целый квартал домов терпимости. Рядом классическая гимназия, общежитие воспитанников духовной семинарии, община сестёр милосердия, ремесленное училище для сирот. Странное соседство для “улицы желтых билетов”. Яркие занавески выдают такие дома даже на дальнем расстоянии, а в газетах с незавидной регулярностью появляются заметки о “нравах Сокольничьей улицы”.

Горчишники, Струковка и «Ревель»

Время в Самаре постепенно двигается к вечеру, и господин Н. спускается от храма к Струковскому саду. Или к Струковке, как называют его местные. Последние летние вечера особенно приятно проводить на природе, но господин Н. слышит гогот и свист с соседней аллеи. Перепутать невозможно, это не кто иные, как горчишники — самарские хулиганы. Откуда пошло такое название уже почти никто не помнит. Одни утверждают, что горчишники вышли из семей тех, кто занимался разведением перца, из которого делали горчицу. Другие говорят, что название пошло от их карманов, где лежали пакетики с горчицей, которые можно было бросить в лицо обидичку.

Среди деревьев мелькают короткий пиджак, штаны, лакированные сапоги. Из под пиджака торчит вышитая рубаха навыпуск, подпоясанная шнурованным поясом. Непременно с кистями. «Лихой» картуз, натянутый далеко на затылок. А за голенищем нож или гирька на проволоке. Лиц, прилично одетых, горчишники не выносят, называют их «белогорликами» за белоснежные воротнички. Потому господин Н. решил не рисковать чистотой своего воротничка и поспешил подняться из Струковки обратно в город.

А тем временем горожане расходятся по кабакам и ресторанам. Молодая дама в шляпке прогуливается по Дворянской с томиком Мопассана. Двое рабочих, обгоняя господина Н. обсуждают поход в «Ревель» — еще одно легендарное заведение Самары, которое с незапамятных времен стоит недалеко от Полицейской площади. Грязный и неухоженный кабак был особенно популярен среди торговцев хлебом и крестьян.

Когда господин Н. поднялся к своему дому, на улице уже почти стемнело. Колбы, расставленные в витринах аптеки Познеров слегка подсвечивались по вечерам и предавали удивительный, таинственный вид зданию. Господин Н. очень любил здесь останавливаться перед тем, как зайти домой. И полюбоваться светом разноцветных колб. Так завершился и этот день господина Н. в августе 1892 года.

Метки
Показать ещё

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение