Люди

Молодой самарский дизайнер: «У меня постоянно воруют шмотки»

Антон Poehali состоит в творческом объединении ЧЖНС. Он занимается созданием кастомных вещей, пишет картины и показывает перформансы. Имеет собственный бренд одежды Poehali, в котором отражена космическая тематика. Учится в лицее при архитектурно-строительном институте. Планирует стать графическим дизайнером.

Кастомайзинг – это стремление превращать обычные вещи в уникальные единичные экземпляры с помощью дизайнерских и художественных техник. Другими словами — переделка серой и скучной одежды в нечто эксклюзивное

В 2019 году молодой человек готовит новый масштабный проект по созданию фильма о жизни молодых художников. Картину планируют показать в разных городах России, где также пройдут передвижные выставки самарских авторов. Однако не меньше внимания Poehali  уделяет оформлению одежды, считая это направление особым видом искусства. Мы поговорили с Антоном о том, что модно носить сейчас, и что делать со старыми вещами.

— Почему ты решил заняться дизайном одежды?


— Я просто листал ленту и наткнулся на фотографии с кастомными вещами. В этот момент захотелось самому расписать шмотки. Первые мысли об этом появились еще в художественной школе, там мы оформляли майки. В 13 летнем возрасте я изобразил на футболке свои инициалы в форме граффити, две буквы «АН». Было круто.

Недавно я вдохновился дизайнером SHULYA  (Данил Шульгин) из творческого объединения Dead Dynasty (Российское творческое объединение, основанное рэпером Глебом Голубиным, известным под псевдонимом Pharaoh). И полностью переосмыслил то, что я делал ранее. Стараюсь много экспериментировать и пробовать себя во всем. Начинаю писать музыку – создавать биты. Это связано с моим новым проектом «Интернат», который призван объединить молодое самарское искусство.

— Где ты обычно закупаешься?


— Какие-то вещи нахожу в секонд-хенде, в стоковых магазинах. Бывало, что я шил сам. Этому меня научила мама. Обычно приобретаю одежду, которая мне визуально нравится. Специально для нее разрабатываю эскиз. Кастомные вещи имеют большую ценность, чем обычные магазинные шмотки, потому что они единственные в своем роде.

— Откуда берешь редкие экземпляры, например, винтаж?


— Винтаж я нахожу в старом шкафу на даче (смеется). Зеленый расписной плащ как раз оттуда. Только он куда-то исчез. Мне кажется, его кто-то украл. У меня есть такая проблема – постоянно воруют шмотки.

— Следишь за трендами?


— Не особо. Стараюсь никому не подражать и не копировать чужой стиль. Сейчас такое время, что трудно понять, где реальный тренд, а где прикол. Еще я не гонюсь за супер дорогими вещами. Даже не знаю, что сейчас носят. Майки Гоши Рубчинского? Я считаю, что все уходит в прошлое, потому что на первый план становится хендмейд.

— То есть, если я куплю дешевую толстовку, раскрашу ее или забрызгаю краской, выйду в ней на улицу, то буду стильно выглядеть?


— В моих глазах – да. Сложно сказать, где именно проходит эта грань. Просто нужно уметь «выкупать». Например, моя бабушка никогда не понимала современный дизайн. Однажды она увидела мой плащ и потеряла дар речи. Бабуля сказала: «Как ты в нем ходишь? Он же грязный!».

— Как тебе текстовые послания на одежде? За границей сейчас очень модно носить майки с кириллицей. Русский язык в тренде.


— Да, это очень актуально. Не так давно дизайнер Антон Лисин создал коллекцию с надписями на русском и поехал с ней в Японию. В России же наоборот – такие надписи не очень популярны. Мы с моим другом Кириллом в 2018 году выпустили майку, на которой написано по-русски матное слово. Так вот, она улетела в США. Там просто не понимают, что именно написано на одежде, поэтому никаких проблем не будет. Это забавно и круто.

Некоторые дизайнеры просто печатают на майках целые манифесты. Например, известный художник-каллиграф Пакрас Лампас распечатал на футболке целое послание.

— Ты наверняка замечал разницу в том, как одеваются жители России и других стран?


— Так как я бывал в Европе, могу сказать, что разница на самом деле огромная. Я заметил такую тенденцию,  которая, наверное, тянется из малых городов и сёл – нацепить на себя как можно больше брендов, чтобы светиться. Таких персонажей можно встретить в Москве и других городах. В Самаре подобные наряды встречаются все меньше. На мой взгляд, в одежде должна быть какая-то изюминка – расписная куртка, длинное пальто или шарф до пола. Мне нравится, когда классический стиль смешивается с чем-то новым.

— Назови основные антитренды?


— Кроссовки с короткими носками зимой. Меня повергает это в шок. Как эти люди до сих пор живы? Неужели у них ноги не окоченели от холода? Некоторые ругают штаны с подворотами,  а мне наоборот это нравится. Иногда это выглядит как интересная деталь. Главное, как ты это носишь. Например, многие настроены против натурального меха, считают  его вульгарным. Соглашусь, белая соболиная шуба на девушке выглядит отстойно. А вот шубы с различными принтами намного интереснее.

— Уже несколько лет не сдает позиции свободный крой – оверсайз. Почти все ходят в балахонах, скрывающих фигуру.


— Мне это очень нравится, сам часто ношу такие вещи. Пусть одежда висит до пола. Возможно, это пришло к нам из хип-хопа, который был очень популярен в начале 2000-х годов. Старые тренды имеют свойство возвращаться. Тоже самое с рваными майками.

— Что нужно делать, чтобы подарить вторую жизнь старому гардеробу?


— Во-первых, одежду можно перешить, наделать заплатки. Во-вторых, можно купить краску для ткани. Даже если ее просто разлить по одежде, уже будет выглядеть круто. Но многие боятся пойти на такой шаг. Знаешь, меня больше всего раздражает то, что люди не понимают, как потом стирать одежду. Кастомные вещи не рассчитаны на большое количество стирок. Ведь любая вещь со временем выцветает и растягивается. В ней можно придти на вечеринку или светское мероприятие. В любом случае их не нужно стирать каждый день. Вообще желательно делать это вручную.

— Как ты определяешь стоимость кастомных вещей?


— Сложно оценивать свое творчество. В основном я ориентируюсь на самарские цены. Стоимость складывается из денег, затраченных на покупку самой вещи, краски и моей художественной работы. Когда я представил свои вещи в Москве, многие посчитали мои цены смешными.

— Как считаешь, люди готовы тратить деньги на это?


— Покупатели есть везде. В Самаре я продал несколько вещей, а в другие города отправил намного больше по почте. Может быть, у нас эта тема еще не стала популярной.

— Что нового ждать от тебя?


— Весной выпускаю новую коллекцию одежды под брендом Poehali и «Интернат».  В них я решил переосмыслить некоторые подходы к оформлению вещей. Кроме того, я планирую провести персональную выставку в Москве. А в конце лета «Интернат» поедет в тур по городам: покажем фильм, устроим перформансы, сделаем выставку картин. Хотим показать всем культуру провинции.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение