Обменялись ценностями

Самара внесла свой вклад в развитие отношений между странами

Сотрудничество стало удачным во многих сферах. Инвестиции концерна «Рено» в АвтоВАЗ и крупные финансовые вливания «Шнайдер Электрикс» в «Электрощит» — движение на пользу нашего региона. Не менее насыщенной была и программа культурного обмена.

НА ПРОШЛОЙ неделе на «финал» года Франции в России в Самару приехали сразу два европейских ученых. Мартина Годе, ру­ководитель факультета славянской культуры в университете Сорбонна, и Франсис Конт, заведующий отделением восточных стран Международного музея цивилизации. Они прочитали для всех желающих две заслужи­вающие внимания лекции.

Мартина Годе много лет занимается изуче­нием советского кино и цензуры в нем. К нам она привезла свою новую книгу, выпущенную буквально за неделю до этого — «Киноленты и ножницы». Мартина проделала работу и жур­налиста, и научного исследователя. Она бра­ла интервью у многих советских и российских кинематографистов, пытаясь ответить на глав­ный вопрос: каким образом в СССР складыва­ются отношения интеллигенции с властью. Са­мым интересным, по мнению исследователь­ницы, периодом для советского кино, как и для культуры в целом, стала хрущевская «отте­пель». Помпезность сменяется простотой, ки­нематограф стремится идти в ногу со временем. Военнопленные уже не считаются изменника­ми Родины, их не отправляют в исправитель­ный лагерь, а приравнивают к героям. Поэ­тому «Судьба человека» Сергея Бондарчу­ка не залеживается на полке. Единственный фильм периода «оттепели», пролежавший на этой самой полке долгие годы, — «Застава Ильича». Его второе название — «Мне двад­цать лет». «Фильм культовый, совсем не по­хожий на прочие того же периода, — замеча­ет исследовательница. — Но критики посчита­ли, что советские люди еще не готовы к ново­му гуманизму».

Мартина Годе рассказала немного и о по­ложении современного кино во Франции. Оно немногим отличается от российского. Специальная комиссия по этике, через кото­рую проходит каждый фильм, плюс финан­совая сторона вопроса. Так происходит есте­ственный отбор. Из российских киномасте­ров во Франции отлично знают Тарковского.

Другую культурную проблему поднял ее соотечественник Франсис Конт. Он расска­зал о современных французских музеях. За последние десять лет в них произошли гло­бальные перемены. «Музей больше не храм. Теперь он ждет посетителя, вступает с ним в диалог, — говорит профессор Конт. — Музей становится средством масс-медиа: у него пе­дагогическая миссия и туристическая функ­ция. Тут главное не перегнуть палку, чтобы не навязывать свою идеологию».

Все учреждения культуры в России скоро встанут перед выбором: остаться им на бюд­жетном финансировании или перейти на са­моокупаемость. Во Франции же, по словам Франсиса Конта, огромную роль играют ме­ценаты, хотя и государство оказывает значи­тельную поддержку. Например, Дом-музей Тургенева в городке Буживаль был спасен правительством Франции в этом году.

Своеобразный итог профессор Франсис Конт подвел как лекторию, так и всему го­ду Франции в России. Он перефразировал слова немецкого философа Мюллера: «Кто знает только одну культуру, тот не знает ни одной».

По теме

Газета

Приложение

Close