Михаил Перепелкин: «Проза в издании началась не с Горького, а с Чирикова»

26.03.2024

2020

Автор:

Михаил Перепелкин: «Проза в издании началась не с Горького, а с Чирикова»

В этом году исполняется 140 лет «Самарской газете», первый номер которой увидел свет в 1884 году. Дореволюционное издание служило центром притяжения литераторов. Здесь кроме Максима Горького печатались еще десятки авторов, включая Владимира Короленко, Евгения Чирикова, Александру Толстую. Большая выставка об истории газеты готовится в Самарском литературно-мемориальном музее имени Горького. Его директор, доктор филологических наук, краевед Михаил Перепелкин рассказывает о том, как появилось и развивалось издание.

— 5 августа 2024 года (по старому стилю — 24 июля) исполняется 160 лет со дня рождения Евгения Чирикова. Он появился на свет в 1864-м в Казани. Отец его был становым приставом — полицейским чиновником высокого ранга (стан — объединение нескольких волостей), потомственным дворянином. 

Новиков тоже был дворянин, а Циммерман — из купеческой семьи. Среди наших героев не так много людей благородного происхождения. Дед Чирикова имел поместье в Самарском уезде Самарской губернии — в селе Чистовка (сейчас это Челно-Вершинский район).

Семья вела полукочевой образ жизни, что было связано со службой отца. Чириков с детства знал разную Волгу, видел оттенки волжских характеров, и это нашло отражение в его литературном творчестве.

Пора скитаний

В 11 лет он поступил в гимназию, а после ее окончания, в 1883 году, на юридический факультет Казанского университета. Почти одновременно с еще одним студентом — Владимиром Ульяновым. Это 80-е годы XIX века, всего через несколько лет после убийства Александра II. Страна бурлила, все основы расшатаны. Чириков увлекался политическими кружками, нелегальной литературой, идеями народовольцев. Юридический факультет не дал ему ответов на вопросы, которые мучали его, и он перешел на математический в попытке найти формулу всеобщего благополучия.

В итоге Евгений Николаевич недоучился, поскольку наступил 1887 год, когда в Казани начались чистки, репрессии. И его выгнали вместе с Владимиром Ульяновым и другими студентами. 

В Казанском университете в советское время долго висела огромная картина, на которой было изображено изгнание из его стен студентов. На первом плане — Ульянов, а где-то за ним — Чириков.

Нашего героя выслали в Нижний Новгород, где он остановился на квартире писателя Коронина-Петропавловского. Полиция бдела. Провели обыск, парня снова арестовали. В жизни Чирикова началась пора скитаний. В 1888 году его сослали в Царицын, где он познакомился с Горьким. Потом — в Астрахань. Здесь он встретился с Чернышевским, который вернулся из ссылки. 24-летний Евгений Николаевич сказал известному писателю, что считает себя борцом за права народа. На что 60-летний Николай Гаврилович посоветовал ему сперва выучиться, а потом уже приступать к активным действиям.

Чириков женился. Чтобы содержать семью, он брался за любую работу. Был смотрителем керосиновой станции, счетоводом на железной дороге, кассиром в пароходстве.

В 1894 году Чирикова пригласил в Самару брат его жены, сотрудничавший с местными изданиями. Михаил Григорьев — мыслящий студент, который понимал, что вокруг редакций собирается очень интересное общество умных, ищущих людей.

Михаил Перепелкин: «Проза в издании началась не с Горького, а с Чирикова»

Первый рассказ

В результате 30-летний Чириков перебрался в Самару вместе с женой и дочерью. Его супруга Валентина Георгиевна Григорьева-Чирикова — актриса, которая выступала под псевдонимом Иолшина. 

Евгений Николаевич взял себе псевдоним в ее честь (по моде тех лет) — Валин. И отправился в «Самарскую газету», которая вчера была бульварным листком, а сегодня становилась серьезным изданием. Евгений Валин публиковал театральные рецензии, у него имелся опыт насмотренности. Этих статей не очень много, но они отличались качественно от того, что печаталось раньше. До этого была вкусовщина, а у Чирикова присутствовала аналитика.

Мы не можем на сто процентов отобрать все его материалы. Поскольку они не были подписаны. И не только его. 80% текстов публиковались без фамилии автора. Ее ставили только в том случае, если это было что-то знаковое.

В «Самарской газете» помимо текучки Евгений Николаевич начал публиковать свою беллетристику. Например, здесь в 1894 году он напечатал рассказ «Паук». В нем сразу виден его стиль. Остальные авторы решали глобальные проблемы, а Чириков внимателен к человеку. Маленький герой рассказа услышал, что если убить паука, то с тебя спишется сто грехов. Ребенок принял информацию за чистую монету. Он убил паука и «грешит»: сестру назвал дурой, няне кричал, что и ее обзовет. Позже писатель отредактирует этот рассказ. Под названием «Маленький грешник» он войдет в его собрание сочинений.

Михаил Перепелкин: «Проза в издании началась не с Горького, а с Чирикова»
Михаил Перепелкин: «Проза в издании началась не с Горького, а с Чирикова»

«Инвалиды» и «Чужестранцы»

В нашем городе он начал писать большие литературные произведения. В двух местных изданиях — «Самарской газете» и «Самарском вестнике» — Чириков опубликовал наброски к будущим повестям «Инвалиды» и «Чужестранцы», которые завершит через пять лет. Герой первой — Крюков приехал в некий провинциальный город из ссылки. Искалеченный морально и физически, он не может найти себе места, чувствует себя лишним.

Наброски второй повести — «Чужестранцы» — наделали еще больше шума. В ней Чириков вновь описал провинциальный город. Поскольку в нем фигурируют Волга и главная улица Дворянская, мы можем иметь смелость утверждать, что речь здесь идет о Самаре. И главное — газетная ситуация очень напоминает местные реалии. В этом городе параллельно существуют две группы людей. Одна из них — чиновники, хозяева города, которые живут праздной жизнью. Организуют благотворительные домашние спектакли с продажей лотерейных билетов. Устраивают сеансы столоверчения. Рубеж веков: на волне популярности мистика, эзотерика. А параллельно с этим в городе существует группа чужестранцев, которые проводят дни и ночи в библиотеке (Публичная библиотека, которую будет шпынять Горький), собираются спорить и обсуждать идеи. На них смотрят как на сумасшедших. Они нездешние, съехались из разных мест и держатся особняком.

В этот город приезжает семья обеспеченных и образованных людей. Подозреваю, что основой для образа главы семейства послужил Гарин-Михайловский, который был главным пайщиком «Самарского вестника». Они берут кредиты и начинают издавать газету. Сначала дело идет. В провинциальном городе появляется непровинциальное издание, в котором публикуют переводы, аналитические статьи на общественные, экономические и политические темы. Но читатели не понимают и не подписываются, кредиторы сомневаются в своих инвестициях. В результате газетное предприятие рушится, и все из этого города уезжают.

«Инвалиды» и «Чужестранцы» практически целиком состоят из самарского материала.

Прибыльное «Знание»

Летом 1895 года Чириков уехал из Самары в Минск. Там ему обещали больше денег, да и Европа поближе. И дальше в быстром темпе, месяц за месяцем, он становился большим писателем. Работал в Петербурге, в журнале «Жизнь». Вел там рубрику «Провинциальные картинки», которая выходила почти год. В ней Евгений Николаевич постоянно возвращался к Самаре, потому что хорошо знал город, и у него здесь остались друзья, поставлявшие материал. Благодаря ему наш город звучал на страницах столичного журнала, пусть не всегда с приглядной стороны.

Чириков поддерживал отношения со многими людьми, с которыми познакомился в Самаре: Яков Тейтель (он останется одним из ближайших его друзей вплоть до смерти в эмиграции в 20-х), Гарин-Михайловский, Горький, Скиталец, Смирнов-Треплев.

В начале 1900-х годов Горький пригласил Чирикова в пайщики издательства «Знание» наряду с Андреевым и Буниным. Вышло более 30 номеров, издание оказалось прибыльным. Там же печатался и сам Евгений Николаевич.

Примерно через пять-десять лет после отъезда из Самары Чириков стал в литературном мире одним из ведущих авторов. Его иногда путали по интонации с Чеховым. Он не осуждал людей, понимал человека. Было несколько скандалов в литературе, связанных с его именем. Один в России из-за пьесы «Евреи», потом — в эмиграции. На него часто обижались, потому что не понимали, за кого он. А он ни за кого. У каждого своя правда.

«Жизнь Тарханова»

Наступил 1917 год. Чириков продолжал искать истину, не хотел уезжать. В 1918-м ему передали письмо от Владимира Ильича: «Евгений Николаевич, уезжайте, иначе дам приказ вас арестовать. Ценю вас, но вы слишком опасны для меня». Наш герой понял, что дальше играть с огнем нельзя, и его семья начала выбираться за границу. У него было пять детей. Дочь, которая родилась в Самаре, звали Новелла.

Выбирались они долго. Жили то в Софии, то в других городах. В конце концов осели в Праге, где Чириков прожил около десяти лет — до 1932 года.

Там Евгений Николаевич завершил свое самое большое произведение — тетралогию «Жизнь Тарханова». Отдельные главы печатали в «Вестнике Европы», а целиком она была опубликована только в прошлом году благодаря стараниям правнука писателя, Михаила Чирикова.

Тетралогию автор писал с 1900-х годов до середины 1920-х, закончил уже за границей. Она состоит из четырех частей: «Юность», «Изгнание», «Возвращение» и «Семья». В главном герое Геннадии Тарханове легко можно узнать самого Чирикова. Увлечение революционными идеями, тюремное заключение, высылка. Там есть рассказ и об издании, и о нашем городе. Герой какое-то время живет в Самаре, а потом уезжает в Симбирск, где открывает что-то вроде редакции и вешает табличку: «Симбирское отделение «Самарской газеты».

Также в эмиграции он написал роман про Гражданскую войну — «Зверь из бездны». Страшное произведение. В 1930 году закончил роман в нескольких книгах «Отчий дом». О том, как несколько братьев разваливают свое родовое гнездо. Один увлекается революционными идеями, второй — сектантством, третий проматывает жизнь. Там тоже появляется Самара.

Русская община в Праге

Чириков пользовался большим авторитетом в русской общине в Праге. Опекал Марину Цветаеву, заступался за нее перед квартирной хозяйкой, которая была недовольна неряшливостью постоялицы.

Он умер в 1932 году и похоронен в самом центре русского кладбища в районе Ольшаны, у часовни. На прощание приходил президент Чехии, собралась половина Праги.

После его кончины часть семьи уехала в Америку, а другая вернулась в Россию. 

Потомок писателя, создатель частного музея Чирикова в Нижнем Новгороде — Михаил Александрович, внук его дочери Валентины. Совсем скоро, в середине апреля, он приедет к нам в гости на конференцию, которую наш музей будет проводить вместе с университетом. Мероприятие называется «Самарский текст. В поисках «Отчего дома» и посвящено 160-летию Евгения Чирикова и 140-летию «Самарской газеты». 

Значимое имя

Проза в «Самарской газете» началась не с Горького, а с Чирикова. До его прихода издание помещало отдельные художественные фрагменты, но они были написаны где-то в другом месте. В отличие от Горького, который привез сюда текст «Старухи Изергиль» и некоторые другие, Чириков наблюдал жизнь в Самаре и писал на местном материале, а потом не оставил эти произведения, а отшлифовывал и опубликовал.

С одной стороны, меня удивляет, почему, когда произносишь фамилию Чириков, она оказывается никому не известна. А с другой — чему удивляться, если первая его книга была издана в СССР в 1960-е годы. И до конца 1990-х автора вновь забыли. Он и сегодня определен как бы по разряду эмигрантов. Хотя за рубежом прожил всего десять лет, а в России — 50 с лишним. Для русской литературы и для самарцев это одно из самых значимых имен в литературе ХХ века. 

Даты

1883 год

Евгений Чириков поступил в Казанский университет на юридический факультет. Почти одновременно с Владимиром Ульяновым. Позже их оттуда исключат. 

1894 год 

Чириков приехал в Самару, чтобы работать в «Самарской газете». Здесь он опубликовал рассказ «Паук», который потом будет переделан и издан под названием «Маленький грешник».

Начало 1900-х годов

Горький пригласил Чирикова в пайщики издательства «Знание» наряду с Леонидом Андреевым и Буниным. Опубликовано более 30 выпусков, издание оказалось прибыльным. Там же печатался и сам Евгений Николаевич.

1918 год

Чирикову передали письмо-предупреждение от Владимира Ильича, вынудившее его эмигрировать.

1932 год

Чириков скончался в Праге. Был похоронен в самом центре русского кладбища в районе Ольшаны. Много людей пришло попрощаться с писателем, присутствовал президент Чехии.

Все материалы рубрики «История «СГ» можно почитать по ссылке.

Фотографии: архив «СГ»; исторические архивы

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации