Михаил Перепелкин: «Новиков понял, что к читателям нужно относиться с уважением»

23.02.2024

4062

Автор:

Михаил Перепелкин: «Новиков понял, что к читателям нужно относиться с уважением»

В этом году исполняется 140 лет «Самарской газете», первый номер которой увидел свет в 1884 году. Дореволюционное издание служило центром притяжения литераторов. Здесь кроме Максима Горького печатались еще десятки авторов, включая Владимира Короленко, Евгения Чирикова, Александру Толстую.

Большая выставка об истории газеты готовится в Самарском литературно-мемориальном музее имени Горького. Его директор, доктор филологических наук, краевед Михаил Перепелкин рассказывает о том, как появилось и развивалось издание.

Во избежание плохих рецензий

— Иван Петрович Новиков дважды приезжал в Самару и всякий раз начинал здесь какое-либо дело. Конец 1870-х годов. Самара уже почти 30 лет как губернский город. Но это номинальный статус. Нельзя стать таковым по отмашке и распоряжению свыше. За культуру города в то время на 95% отвечал театр. Других подобных институций не было. Музеи появятся в конце 80-х годов, выставки художников будут проводиться еще позже. Университетов нет — учительский институт откроется только в 1911 году. А театр в Самаре вплоть до начала ХХ века, как и по всей провинции, был антрепризным. Группа актеров собиралась и ехала колесить по России. Репертуар был достаточно пестрым. Если труппа год или полгода снимает театральное здание, то каждый день нужно давать новый спектакль. Ни толком поставить, ни выучить роли при таких условиях возможности нет. Актеры выходят на сцену, не зная текста, поэтому суфлерская будка — вещь совершенно необходимая.

В конце 70-х годов антреприза господина Стрельского располагалась в здании на Полицейской площади (в наши дни Хлебной), кое-как приспособленном для театра. Спектакли там соседствовали с выступлениями фокусников и номеров кафешантана. На эту самарскую сцену и вышел Иван Петрович Новиков. Присматриваясь к происходящему, он решил, что пора самому стать антрепренером — директором и художественным руководителем.

Новиков — дворянин, человек умный, образованный. Родился в Подмосковье, окончил гимназию в Новгороде, видел столичные, императорские спектакли. Он с энергией молодости захотел перевернуть провинциальное представление о театре. В 1880 году Иван Петрович взял все в свои руки с намерением совершить революцию на подмостках: солидный репертуар — классика, хорошие постановки. 

Самара на происходящее реагировала двояко. С одной стороны, есть просвещенные горожане, которые это приветствовали. Также одобрительно откликались на перемены единственное издание города — «Самарский справочный листок» и его рецензент Овсянников. 

А публика привыкла к тому, что театр — это зрелищный дом, ее никто не приучил к серьезным постановкам. Новиков оказался в неприятном положении: газетные рецензии читать отрадно, а в кассе пусто. И он медленно, но верно принялся корректировать репертуар в угоду низкому вкусу публики. Тогда его начала ругать газета. 

В конце концов Иван Петрович принял решение — издавать свою газету. Чтобы не было плохих рецензий, а была возможность размещать афиши спектаклей и в чем-то образовывать публику. Так в 1884 году родилась «Самарская газета».

Михаил Перепелкин: «Новиков понял, что к читателям нужно относиться с уважением»

Столичная штучка

В декабре 1883 года Новиков пробил разрешение в комитете по печати, а в январе 1884-го вышел первый номер. Иван Петрович не журналист и не редактор, газету он рассматривал исключительно как коммерческое предприятие. Никакой аналитики или серьезных статей. Материалы скорее были нацелены на то, чтобы подколоть, задеть. Но тем не менее в провинции подобных изданий еще не существовало. Во-первых, качество самой печати. «Самарский справочный листок» (вероятно, в отсутствие конкуренции) был подслеповатый. Новиков решил печататься сам — лучше один раз вложиться в технику, чем все время ругаться с типографиями. Во-вторых, авторы. Новиков пригласил столичных писак, у которых был опыт деланья газет в любом месте.

Откуда он взял на все это средства? Александр Смирнов (Треплев), самарский историк театра и журналист того времени, в своих воспоминаниях пишет, что Новиков был талантливо обаятелен. Для провинции он представлял редкое явление — красавец, столичная штучка, артистичен, умел входить в доверие и делать комплименты. Поэтому набрал огромное количество кредитов у частных лиц под расписки, будучи убежденным, что дело пойдет в гору и он все это запросто отдаст.

Под ногами ему мешался «Справочный листок». Тогда он через подставное лицо купил его и закрыл. «Самарская газета» оказалась единственным изданием.

Антреприза Новикова продержалась до 1886 года. Несмотря на все его усилия, люди в театр не шли. Максимум один раз, посмотреть на новых актрис. Новиков уехал в Оренбург заниматься театром, а здесь у него осталась газета. Приходилось разрываться между двумя городами. Только наладит одно дело — другое идет на спад. При такой тяжелой жизни тыла в семье у Ивана Петровича тоже не было. Вся Россия знала его супругу Марию Осиповну Новикову-Тургеньеву. Она была из дворян, чрезвычайно экзальтированная, эксцентричная, играла на сцене. Считала, что мир кружится вокруг нее. Если ей что-либо не нравилось, могла сказать что-то резкое со сцены в зал или отвесить пощечину, если кто-то не хлопал. Ее не раз арестовывали и штрафовали. Новиков совершенно замучился еще и с ней.

В сложной ситуации

В 1892 году Новиков снова приехал в Самару и опять взял театр в свои руки. Следующие три года стали для него сплошным разочарованием. Он понял, что, несмотря на все усилия, отдачи нет никакой. Чтобы люди ходили в театр, нужно проделать большую работу — надо их образовывать, учить, развивать вкус. Это очень долгий и сложный процесс.

В 1894 году Новиков оказался в ситуации, когда кредиторы, которым надоело ждать, начали требовать возвращения долгов. И он был вынужден распродавать все имущество. В него в том числе входила и «Самарская газета». Правда, за полтора года до этого Иван Петрович предпринял попытку реорганизации — намеревался из чисто коммерческого предприятия создать серьезное аналитическое издание. Пригласил из Нижнего Новгорода журналиста Ещина, а также Николая Ашешова, который стал фактическим редактором. Но изменить ситуацию коренным образом это не помогло. И Новиков за долги отдал «Самарскую газету» Семену Ивановичу Кастерину, одному из своих кредиторов. 

А в феврале — начале марта 1894 года Новиков закрыл самарскую антрепризу, хотя театр у него был снят до 1 августа. 

Почему так сложилась ситуация? На мой взгляд, дело в противоречии. Быть театром вчерашнего дня с фокусниками и кафешантаном образованным людям, которые видели, что на императорских сценах уже все по-другому, не хотелось. Они приезжали в провинцию с целью совершить прорыв, но отклика не получали. Им оставалось только изменить себе, и это их ломало.

С фигуры Новикова — любопытной, трагической и малоизученной — начались очень важные перемены для города. Может быть, наш театр не стал другим, но преобразования зародились. И благодаря ему появилась «Самарская газета». Иван Петрович понял, что к читателям нужно относиться с уважением. Не должно быть слепого шрифта, недописанных строчек. Газета — не бульварный листок с информацией о том, кто приехал, кто уехал. Это и проверенная информация, и аналитика. Она должна нести и образовательную функцию, и воспитательную. Именно Новиков стал прародителем издания – благодаря его начинаниям все потом встанет на верные рельсы.

Фотографии: исторические архивы, архив «СГ»

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации