«Выпьем за шагавших под огнем». Памяти самарских военкоров

15.05.2022

1730

Автор:

«Выпьем за шагавших под огнем». Памяти самарских военкоров

В Доме журналиста висит небольшая мемориальная доска, посвященная куйбышевским корреспондентам, погибшим на фронтах Великой Отечественной. Ананьев, Васильчев, Волков, Германович, Кацнельсон… Всего 11 фамилий. За каждой из них — целый мир. Внутренняя вселенная талантливого, сложного, смелого человека. Возможно ли узнать, как и чем жили эти люди? Постараемся, используя свидетельства того времени — письма, статьи, поэтические строки.

Тост к Дню Победы

Сейчас, когда мы видим на телеэкране современных военкоров, можно представить себе всю опасность этой работы «на переднем крае». Главное — добыть горячую информацию. При этом судьбы самих журналистов чаще всего остаются неизвестными. «С лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом сквозь огонь и стужу мы прошли» — такие стихи написал к «Песне военных корреспондентов» Константин Симонов. В припеве он предлагает выпить «за шагавших под огнем». Чем не тост на 9 Мая? Поднимем же в праздничный день бокал за самарских военкоров. Кстати, некоторые из них были знакомы с Константином Симоновым лично. Как, например, журналист Леонид Кацнельсон. 

Вместе с 21-й армией

22 июня 1941 года началась всеобщая мобилизация. Буквально через два дня воинский эшелон уже вез к новому месту службы командующего 21-й армией, сформированной на базе войск ПриВО, Василия Герасименко. В декабре 1941-го он возглавил Сталинградский военный округ. Вместе с ним выехал к передовой начальник штаба Василий Гордов. В 1942 году его назначили командующим войсками Сталинградского фронта. Тем же поездом покидала областную столицу редакция окружной газеты «Красноармеец», состоявшая почти полностью из куйбышевских журналистов. Им предстояло разделить судьбу 21-й армии и ее командиров. 

Во время остановки в Гомеле все корреспонденты получили оружие: винтовку, наган, пару гранат, саперную лопатку. 

— Вот теперь и вы солдаты. Завтра же на передовую, в действующие части. Но помните: главное ваше оружие — слово журналиста, — напутствовал новобранцев редактор, батальонный комиссар Яхлаков. А уже в начале июля воины 21-й армии читали первый номер газеты, переименованной в «Боевой натиск». 

Поэт и его семья

Вместе со знаменитым фотокорреспондентом Николаем Финиковым в редакцию «Боевого натиска» входил Леонид Кацнельсон. В газете журналист писал под псевдонимом Ваня Штык. Бойцы смеялись его шуткам, цитировали слова фронтового героя, которого он придумал. 

Леонид родился 2 августа 1913 года в Феодосии. После окончания Литературного института работал в музее Маяковского. В конце октября 1939 года был призван на срочную службу в армию и направлен в Куйбышев, в 7-й полк связи. Работал в редакции газеты Приволжского военного округа, занимал должность заместителя политрука. Страстью молодого человека была поэзия. Леонида часто приглашали выступить с собственными стихами на куйбышевском радио. В городе на Волге молодой человек встретил свою судьбу — девушку Анну. Уже после его ухода на фронт жена родила сына Володю. «Владимир — Красно Солнышко», так в шутку называл его Леонид. Конечно, у малыша осталось мало воспоминаний об отце. И все же некоторые из них можно прочесть на сайте «Память народа»: 

«Отец погиб, когда мне было два года. Летом 1943-го он приезжал в кратковременный отпуск в Куйбышев областной (Самару), где еще до войны встретил мою маму. Они поженились в 1940 или 1941 году. Приезд отца помню очень смутно — я смущался от его обожания. Он без памяти любил маму и меня. Почему-то остался в голове один «кадр» — салат из помидоров и огурцов на большом продолговатом блюде, приготовленный бабушкой или мамой для него и его друзей». 

Друзей у Кацнельсона было много — его любили и однокурсники, и однополчане. Они посвятили ему немало воспоминаний, которые вошли в книгу «В редакцию не вернулся». В мемуарах поэта Евгения Долматовского тоже есть строки о Кацнельсоне. А у родственников остались его оптимистичные письма с фронта и фотографии с забавными подписями. Поэт и на расстоянии старался, чтобы родные не падали духом. 

«Выпьем за шагавших под огнем». Памяти самарских военкоров

По дорогам войны

В феврале 1942 года Леонид Кацнельсон получил первую награду. Отныне в письмах он шутливо называет себя не иначе, как медаленосец. В мае 1942-го пишет сестре Наде: «Для меня было огромной радостью, что Симонов получил Сталинскую премию. Это ведь мой институтский товарищ, мы познакомились еще тогда, когда были желторотыми птенцами-первокурсниками». И мельком о себе: «Я недавно получил шпалу, стал старшим политруком». 

В марте 1942 года Кацнельсон исполняет обязанности ответственного редактора газеты «Боевой натиск». В мае-июне у него множество командировок на передовую. В июле он переживает горечь отступления, но в то же время пишет: «Работаю над поэмой и очень мучаюсь – трудно, не сфальшивив, писать об огромных событиях без крика, а так, чтобы брало за сердце сказанное спокойным голосом». 

В сентябре 1942 года Леонид на должности писателя в газете «Боевой натиск». В это время 21-я армия принимала участие в сражениях под Сталинградом. Кацнельсон пишет: «Разворачивается величайшая битва из всех, какие знала история, — это без преувеличений и красивых слов… Исход этого грандиозного сражения будет решен окончательно в нашу пользу, и это будет началом конца Германии». 

Затем сформированные на Волге подразделения участвовали в боях на Донском фронте, в грандиозной Курской битве. 

6 апреля 1943 года 21-й армии присвоено почетное звание «гвардейская». А 1 мая на ее основе сформирована 6-я гвардейская армия. В любых ситуациях рядом с военными были журналисты из «Боевого листка». 15 октября 1943 года 6-ю гвардейскую включили в состав Прибалтийского фронта. Освобождают Вильнюс, город, в котором родилась мать Леонида. И он отправляет ей оттуда письмо и открытку. Кажется, вот-вот наши войска выйдут на границу с Германией. Журналист пишет о воодушевлении, которое охватило бойцов. Он мечтает вернуться в Куйбышев к семье. Но 1 августа 1944 года в ходе Шяуляйской операции Леонид Кацнельсон, находясь в очередной командировке на передовой, был убит. Остались письма, статьи, стихи… 

Окончание следует

Знамя гвардии 

Леонид Кацнельсон

Товарищ воин, ты вошел
В великую семью.
Знамен гвардейских алый шелк
Ведет тебя в бою.

Под этим знаменем не раз,
Солдатский долг храня,
С немецкою сворою дралась
Дивизия твоя.

И помнят про разгром врага
И села, и луга,
И сталинградские снега,
И Курская дуга.

Здесь шелк недаром чист и ал —
Он кровью обагрен,
И кто под это знамя стал,
Тот славой озарен.

Еще не знал ты бурь и гроз,
Но с тем дружить пора,
Кто знамя гвардии пронес
От Волги до Днепра.

Кто жил, как долг ему велел,
В солдатский жизни срок,
Кто всем смертям в глаза глядел
И победить их смог.

Леонид Кацнельсон, гвардии капитан, советский поэт-фронтовик, журналист, военный корреспондент газеты «Боевой натиск». участник Великой Отечественной войны. Награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда».

Фотографии: исторические архивы

«Выпьем за шагавших под огнем». Памяти самарских военкоров

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации