Чума, мор и голод. Записки медсестры Мюриэл Пенн

06.03.2022

2432

Автор:

Чума, мор и голод. Записки медсестры Мюриэл Пенн

Спираль истории сегодня возвращает нас в тревожное время. Кажется, что совершенно не случайно именно сейчас вышла в свет книга, написанная 100 лет назад английской медсестрой Мюриэл Пенн. В 20-х годах прошлого века она участвовала в спасении жителей Самарской губернии от голода и болезней. Шесть месяцев она писала своей матери из села Борское — центра района, страдающего от недорода и последствий Гражданской войны. 

В своих посланиях девушка взывает к солидарности всех людей на планете, говорит о том, что только объединившись невзирая на политические интриги, можно победить страшные бедствия. Чтобы убедить в этом соотечественников, вернувшись в Англию, Мюриэл решается опубликовать письма. Это послание всем скептикам и ненавистникам России. Как можно усомниться в искренности того, что написано матери, самому родному человеку? 

Книга вышла в Великобритании в 1923-м. В прошлом году в России был издан ее перевод.

«Это место не для женщин»

В начале февраля 1922 года Мюриэл Пенн возвращалась домой для отдыха. Она участвовала в организации системы детского здравоохранения в Чехословакии. Передав эстафету в руки местного Красного Креста, девушка планировала провести три месяца в кругу родных. 4 февраля она сообщает матери, чтобы та встречала ее в ближайшую субботу. Однако планы сорвались. Через десять дней пожилая женщина получила от дочери новое послание. Оказывается, из-за затяжной забастовки германских железнодорожников возникли проблемы с транспортом. Мюриэл, которая не привыкла сидеть без дела, отправилась в пражский Фонд спасения детей. Там ей рассказали о том, как бедствуют люди в России. И девушка почувствовала, что должна там быть. В Фонде ей прямо заявили: «Это место не для женщин!» Но решительную мисс ничто не могло остановить. Она взяла такси и отправилась прямиком в Общество друзей, протестантскую организацию, которая установила отношения с советским правительством и первой начала свою миссию по борьбе с голодом. Чтобы убедить секретаря объединения в том, что она справится, девушка перечислила все свои компетенции: «квалифицированная медсестра, патронажная сестра, специалист по организации поликлиник, умею еще печатать на машинке, правда, неважно и иногда делаю ошибки в правописании, но зато умею управлять фордовским грузовиком, неприхотлива в быту и вынослива, как лошадь…». Общество друзей просто не смогло отказаться от такого великолепного специалиста. 

Чума, мор и голод. Записки медсестры Мюриэл Пенн

Отъезд в день свадьбы принцессы

Получив направление на работу в Россию, Мюриэл все же надеялась увидеть свою маму. Но она была в Лондоне лишь несколько дней и не успела этого сделать. Девушка узнала, что в польском офисе Общества друзей все врачи и медсестры слегли от тифа. Там срочно нужны были специалисты. Наскоро собрав необходимые инструменты и попросив полпреда России в Великобритании Леонида Красина переслать ее визу в Польшу, Мюриэл выезжает туда, где необходимо ее присутствие. Девушка пишет из отправляющегося поезда: «Я металась по Лондону буквально как скаковая лошадь — до 19 часов. В офисе я появилась настолько рано, насколько это было возможно: свадьба принцессы Мэри в этот день усложняла многое. Буквально все помогали мне в сборах, и я выехала из офиса квакеров на Чансери-лейн с карманами, набитыми баночками консервов Brand’s Essence и Valentine’s Meat Juice». 

У нее не хватило времени даже на то, чтобы позвонить матери. По всему Лондону были толпы людей и заторы. Однако удалось приобрести несколько необходимых вещей — метилированный спирт, пишущую машинку, гвозди и молоток. В толкучке она потеряла пальто и отправилась без него. Так начался путь медсестры Пенн в нашу страну. 

Чума, мор и голод. Записки медсестры Мюриэл Пенн

Беженцы и тиф

В Польше Мюриэл столкнулась с огромной проблемой: беженцы прибывали из голодающей России толпами. Они несли с собой различные заболевания, чаще всего тиф. В основном это были жители нынешней Западной Украины. Многие из них с царских времен сохранили польское подданство. Во время Первой мировой, опасаясь прихода немцев, они эвакуировались в Поволжье. А теперь бежали от голода в родные места. Но по их прежним жилищам прокатилась война, все было разорено. Так что борьба с тифом стала первым испытанием для англичанки. 22 марта 1922 года она пишет матери: «Из Варшавы я выехала три дня назад вместе с медсестрой Шор, ехали мы до самых Столпцев — до польской границы — в очень удобном спальном вагоне. Здесь нас встретили большевистские нарочные, которые с тех пор заботятся о нас». Пересев на поезд, идущий в Москву, девушки были приятно поражены галантностью сопровождающих, которые сводили их отобедать, помогли разместиться в вагоне и даже принесли им на ночь грелки с горячей водой. «Кто бы мог подумать, что о нас будут заботиться коммунисты!» — восклицает Мюриэл. 

Советская Россия

Впрочем, в Минске медсестры столкнулись с совсем иным отношением. Несмотря на то, что они везли благотворительный груз — ящики с провизией и 25 вагонов с мукой, таможенники заставили девушек заплатить 2,5 миллиона рублей за провоз их личного багажа. Это все, что было у англичанок. Фактически, еще не доезжая до места назначения, они оказались без денег. А в Москве их никто не встретил. Телефоны, по которым они должны были позвонить, приехав в столицу, не отвечали. Денег не было даже на то, чтобы взять такси. Багаж вместе с продуктовыми посылками выгрузили прямо на перрон. Полин Шор уселась сверху на всю эту кучу, чтобы вещи и провиант не растащили. Одному из сопровождающих все же удалось дозвониться руководству и вызвать на подмогу несколько красноармейцев. Водрузив все на телегу, запряженную худосочной лошаденкой, добрались до офиса Нансеновской организации. Однако он оказался закрыт. С большим трудом разыскали одного из секретарей миссии, который прислал за путешественницами автомобиль. Расплатившись с возницей и красноармейцами остатками своей еды из дорожной корзины, усталые путешественницы просто рухнули на предложенный им в помещении матрас.  

Продолжение следует.

Мюриэл Пенн: 

«Вы не найдете в моей книге никаких ярких описаний. Если они вам нужны, то просто присядьте минут на пять и вообразите себе самые жуткие вещи, на которые только способна ваша фантазия: чума, мор и голод в краю, отринутом господом богом. Но и в этом случае, боюсь, вам не удастся представить себе все те страдания, которые русский народ перенес в 1922 году».

Осенью 1921 года начала работу миссия Фритьофа Нансена по спасению голодающих в Поволжье. Благотворительная работа норвежского полярного исследователя принесла ему Нобелевскую премию мира и помогла сохранить жизни, по разным оценкам, от полутора до двух миллионов жителей Советской России.

Фотографии из архивов

Чума, мор и голод. Записки медсестры Мюриэл Пенн

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации