Загадка новогоднего выпуска «Самарской газеты». Часть 2

30.01.2022

3084

Автор:

Загадка новогоднего выпуска «Самарской газеты». Часть 2

Известно, что летом 1870 года светило российской юриспруденции Анатолий Кони был назначен прокурором Самарской губернии. Но приезжал ли он в наш город на самом деле? И как связана его семья с Самарой? Ответы на эти вопросы подсказал найденный в архиве областной библиотеки лист старой газеты. Новогоднее стихотворение в нем подписано одним из псевдонимов Евгения Кони, младшего брата знаменитого прокурора. Это вторая часть материала. Первую можно почитать тут. 

Воспитанные по Канту

Евгений Кони родился в 1843 году в Петербурге. Как и его брат Анатолий, он получил блестящее домашнее образование. Отец, Федор Алексеевич, увлекался идеями немецкого философа Иммануила Канта. В воспитании cыновей он следовал его принципу: «Человек должен пройти четыре ступени… — обрести дисциплину; получить навыки труда; научиться вести себя; стать морально устойчивым». Главной целью для него было вырастить из детей людей думающих. В результате такого воспитания и старший, и младший сыновья Федора Алексеевича стали незаурядными личностями. Только Анатолий был более серьезным и ответственным, склонным к точным наукам, а Евгений — гуманитарием. При этом он обожал яркие впечатления, веселую жизнь. Был любителем театра и слыл знатоком литературы.

Судья — преступник

Решив пойти по стопам брата, в 1867 году Евгений окончил юридический факультет Петербургского университета. С 1868-го он служил мировым судьей в Варшаве. Его стали ценить как специалиста. Но через несколько лет службы в сознании молодого человека что-то произошло. То ли Евгений поверил в свою счастливую звезду и безнаказанность, то ли увлечение азартными играми заставило влезть в долги. Юрист начал заимствовать средства, доверенные ему клиентами. Видимо, надеялся «перекрутиться» и впоследствии незаметно вернуть их. Однако в 1879 году младший Кони был уличен в подлогах и растрате денег, «вверенных ему по охранению наследств». В панике он пытался скрыться от правосудия. О его преступлении узнал брат. На тот момент Анатолий исполнял обязанности вице-директора департамента министерства юстиции вместо заболевшего графа Константина Палена. Естественно, выкрутасы Евгения могли дорого ему стоить в карьерном плане. Однако он не отрекся от брата, нашел его и уговорил явиться с повинной. Состоялся суд, который учел смягчающие обстоятельства. В результате Евгений был осужден на четыре года и сослан в Тюмень. Вслед за ним в Сибирь отправились его мать, Ирина Семеновна, и жена, Л.Ф. Кони (урожденная Голенищева-Кутузова). К сожалению, установить точное имя и отчество супруги Евгения пока не удалось.

Ссыльному предписывалось не покидать Иркутскую губернию в течение 12 лет. Однако уже в 1886 году Евгений был переведен в Самару. Можно предположить, что за него ходатайствовал старший брат. В своих мемуарах Анатолий Кони пишет, что до самой смерти Евгения содержал его семью. И все же младший брат старался не быть совершенным иждивенцем. В Самаре он работал чиновником на строительстве железных дорог. А также вернулся к литературному труду. В многочисленных фельетонах и рассказах отразилась его несколько взбалмошная, противоречивая и талантливая натура.

Любитель каламбуров

Первая публикация этого автора в 1878 году, стихи «Альбиону» в журнале «Будильник», — в патетическом тоне. Она содержит шовинистический выпад в адрес премьер-министра Англии Бенджамина Дизраэли, имевшего еврейские корни. Вообще памфлет, сатира были излюбленными жанрами Южина-Кони. Он сотрудничал с юмористами, публиковался в журналах «Будильник», «Осколки», «Стрекоза», «Сверчок», «Шут». Зачастую был автором «милых штучек», украшавших номер, публикуя афоризмы, анекдоты, сценки, басни, шарады, пародии и так далее. Нередко в одном выпуске выходило сразу несколько его произведений под разными псевдонимами.

Излюбленным приемом Южина был каламбур, обыгрывание двусмысленностей или ошибок в повседневной речи. Например, это ясно видно в названии рассказа «Часовые частности (мысли несчастного)», вышедшего в журнале «Стрекоза» в 1889 году. 

В произведениях автора есть переклички с ранним творчеством Чехова. Например, можно сравнить «Фальсификацию» и «Пробелы рыбопромышленной выставки» Евгения Кони с «Ряжеными» и «Рыбьим делом» Антона Павловича. Также Южин был признанным автором святочных и новогодних рассказов и стихов. Их с удовольствием размещали на своих страницах даже крупные столичные журналы. В Самаре литератор сотрудничал со всеми местными изданиями. Не только с «Самарской газетой», о которой мы упоминали в первой части публикации, но и, например, с альманахом «Бурлак».

Дерзкая сказка, написанная анонимом

Однако больше всего Евгений Кони гордился тем, что его публиковали в солидных, известных изданиях. Например, начиная с 1887 года он регулярно размещал в газете «Новое время» свои «рассказы-субботники». Там работал его хороший знакомый, такой же любитель памфлетов, публицист и литературный критик, известный своими либеральными взглядами, Виктор Буренин. Кони писал о сотрудничестве с этой газетой: «большое счастье… прицепиться к корме корабля, исповедующего «едино крещение»». 

Однажды рассказ Южина «Мытарство грешной души», посвященный цензурным гонениям, попал на стол самому Антону Павловичу. Тот отредактировал его. В результате произведение получило большую известность. Правда, сам Антон Павлович писал друзьям с долей хвастовства, что смог сделать шедевр из «плохого, брошенного рассказа». Сказка Кони «Суд зверей» показалась редакторам «Нового времени» чересчур дерзкой. И газета отказалась ее печатать. Однако в сказке поднимались настолько животрепещущие вопросы, что произведение стало распространяться в Петербурге без указания имени автора. Слухи приписывали сказку Льву Толстому, и «Новое время» решило опубликовать заметку с опровержением. Имя автора раскрыли. Он был представлен как «некто Е.Ф. Кони, житель города Самары». Действительно, брат звезды российской юриспруденции довольно долго прожил в нашем городе. В 1892 году он скончался и был похоронен на кладбище самарского Всесвятского храма. 

Окончание следует.

«А я наловчился корректировать и марать рукописи. Знаете что? Если Вас не пугает расстояние и скука, то пришлите мне заказною бандеролью все то беллетристическое, что имеется у Вас под руками и Вами забраковано. Пришлите сами, никому не поручая, иначе ничего не выйдет. Я читаю быстро. Помнится, зимою, ночью, сидя у Вас, я из плохого брошенного рассказа Кони сделал «субботник», который на другой день многим понравился».

Из письма А.П. Чехова к издателю «Нового времени» А.С. Суворину

«Медведь совещался с членами, причем барсук открыто продолжал дремать, а волк притворился озабоченным… Все замерли… и медведь встал на задние лапы.
— Согласно вердикту гг. заседателей, суд постановил, громко прорычал он, — предстоящего человека как представителя всех вообще людей, за содеянные им преступления, о коих секретарь изложит в приговоре, изготовленном в окончательной форме, не лишая присвоенных ему людских прав и преимуществ, а равно не освобождая от числящихся за ним недоимок, растерзав весьма достаточно, съесть до основания и без остатка…
С воем, с рыканьем, с ревом бросились на мужичонка звери, окружили его и стали рвать…»

Из сказки Евгения Юшина «Суд зверей»

Фотография: Софья Толстая

Страничка истории

«Самарская Газета» была основана антрепренером самарского театра Иваном Новиковым. Все доходы, приносимые ею, поначалу использовались исключительно на театральные дела. В 1894 году Новиков продал «Самарскую газету» местному купцу Костерину. Новый издатель привлек к сотрудничеству в ней ряд прогрессивных журналистов.

В «Самарской газете» начиналась литературная карьера Максима Горького. Он приехал в Самару в 1895 году по совету Владимира Короленко никому не известным писателем. Сначала вел отдел «Очерки и наброски», а затем и отдел фельетона «Между прочим». С марта по октябрь 1895 года был редактором. На страницах «Самарской газеты» опубликовано свыше 500 различных его публицистических произведений и свыше 40 рассказов.

С 1896 до начала 1900-х годов в газете работал Скиталец (настоящее имя — Степан Гаврилович Петров). Он продолжал эстафету, принятую от Горького — вел отдел фельетона «Самарские строфы», печатал свои стихи.

На страницах газеты в разные годы печатались Николай Гарин-Михайловский, Алексей Бостром, критик Василий Чешихин-Ветринский. Сюда присылали свои произведения Владимир Короленко, Александр Куприн, Дмитрий Мамин-Сибиряк.

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации