«Лошадь — полноценный сотрудник, напарник, друг». Конный полицейский об особенностях работы с животными в ППС

07.09.2021

709

Автор:

Фотограф: Екатерина Елизарова

2 сентября праздновали День образования патрульно-постовой службы полиции. Как структурное подразделение органов внутренних дел она появилась в 1923 году. В настоящее время сотрудники ППС охраняют правопорядок на улицах, одними из первых прибывают на места происшествий, будь то преступление или семейный конфликт. В полку патрульно-постовой службы управления МВД России по Самаре есть особый взвод — 6-й, конный. Здесь вместе с людьми служат лошади. Полицейский-кавалерист, прапорщик полиции Михаил Мокшин рассказал «Самарской газете» об особенностях своей работы.

Здравствуй, Зорро!

Я родился и рос в семье, где все занимались лошадьми, любили их. Дедушка был старшим табунщиком Большеглушицкого района. Я впервые сел в седло года в четыре. 

После обучения в казанском суворовском училище служил в армии на Урале, где на заставе тоже были лошади. Затем — служба по контракту, командировки в Чечню, работа в пожарной части №1 в Самаре. Параллельно окончил педагогический университет, по образованию я историк. Потом решил перейти в полицию. Целенаправленно шел в кавалерию. Поступил на службу в конный взвод ППС в 2012 году.

Около полугода я скрывал от своей супруги, что работаю с лошадьми. Она боится их. Просил командира взвода не ставить меня на дежурство в парк Гагарина. Там я мог случайно встретиться с женой и сыном — мы живем через дорогу. Но однажды меня все-таки туда направили. И вот нас вызывают в пункт полиции на улице Фадеева. Моросит дождь, я и напарница — в плащах. В этот момент звонит супруга и сообщает, что они собрались в ближайший торговый центр. Мы быстро скачем через улицу ХХII-го Партсъезда и обратно, плащи развеваются на ветру. Я выглядываю близких. Радуюсь, что в итоге мы не пересеклись. А дома первое, что говорит супруга: «Ну здравствуй, Зорро!» Оказывается, прячась от непогоды, они проехали одну остановку на троллейбусе, и ребенок увидел в окно полицейских на лошадях. 

Сына я тоже приобщаю к конному спорту.

Мобильное спецсредство

Во взводе шесть лошадей — четыре кобылы и два жеребца от 8 до 15 лет. Их арендуют у конно-спортивного клуба «Авангард», который базируется в Загородном парке. Эти лошади — участники соревнований, но не скачек.

Мы следим за порядком в парках и дачных массивах, работаем на массовых мероприятиях: городских праздниках, футбольных матчах. Патрули всегда парные. Смена длится восемь часов. Для животных с собой — корм, вода. Обед у них всегда по графику, иначе они нервничают. 

Ночью лошадей не используем. Это травмоопасно. При вспышках фар, сигналах машин животное может испугаться, а на темной, неровной дороге — упасть.

При получении информации о нарушении, преступлении оперативно выдвигаемся на место. Кавалеристы более мобильны, чем пешие патрули и сотрудники на машинах. В парке на автомобиле не везде проедешь, а на коне перепрыгнуть небольшое препятствие, проскочить между деревьями, развернуться на пятачке не составит труда. Лошадь — это спецсредство, как оружие, наручники. С ее помощью можно задержать, сопроводить, перекрыть улицу, оттеснить или рассечь толпу, чтобы не допустить давки.

В нашем подразделении работают трое мужчин, остальные — девушки. Большинство являются энтузиастами, которые устраиваются во взвод именно из-за лошадей. Зимой мы несем службу в пешем патруле.

Высокая посадка

У кавалеристов — высокая посадка, хороший обзор, мы видны людям. Если необходима помощь, то они замечают и быстрее обращаются. Конный взвод вообще привлекает внимание. Многие просят погладить лошадей, сфотографироваться. 

Нередко мы ищем пропавших детей. Вот случай. Родители потеряли трехлетнего сына среди отдыхающих в парке Гагарина и обратились к нам. Пока они снимали с горок старших, младший куда-то исчез. Мы записали приметы малыша. Механизм поиска отлажен: с места, откуда пропал ребенок, начинаем против часовой стрелки улиткой осматривать территорию, опрашивать людей. Нам подсказали, что видели плачущего мальчика, похожего по приметам, у детской площадки. Так мы нашли ребенка за пятнадцать минут.

Добрейшее существо

Лошадь — полноценный сотрудник, напарник, друг. Это добрейшее существо, кроткое, пугливое. Она не терпит суеты, резких движений, громких звуков. Чтобы найти с ней общий язык, нельзя кричать. Нужно говорить спокойно, ласково, обязательны тактильный контакт, соблюдение техники безопасности. Мы никогда не отпускаем повод, не привязываем животное к дереву или лавочке, даже когда обедаем во время патрулирования.

У каждой особи свой характер, темперамент. Некоторые ленятся, другие, наоборот, энергичные, любят поскакать. Третьи обожают детей. Когда подходит ребенок, склоняют голову, нюхают, лижут. Интересная история с именами: Проказница, Кам-он, Браслет — это все комбинации имен родителей.

Они такие красивые, верные. Как их не любить?

Без «Но! и «Тпру!»

Жеребенок рождается диким, до трех лет он растет, формируется. Потом можно приступать к тренировкам. Животное учат правильно ходить, бегать, приучают к уздечке, седлу, тренируют носить какой-то вес, потом человека. На это уходит около года. Да, лошадь можно выездить за две недели, но тогда ломается ее психика.

Молодая лошадь боится всего. Может испугаться зонтика, яркой детской коляски, смеха. При регулярных тренировках перестает бояться. Ее нужно поощрять за правильное поведение. Любимые лакомства — яблоко, морковка, сахарок. Так она понимает, как нужно действовать. Когда работаешь с лошадью не один год, она начинает доверять. Понимает: там, куда ведут, ей ничего не угрожает.

Дрессировка включает отработку аллюров — шаг, рысь, галоп. Например, шаг может быть коротким и длинным, спокойным и ускоренным. Лошадью можно управлять без повода, без рук — ногами и спиной. Наклон тела, и она двигается в нужном направлении. Для всадника важна хорошая физическая подготовка. Также наши лошади знают команды свистом и голосом, но они не традиционные. Если скажете «Но!» или «Тпру!», животные не отреагируют. Еще мы стараемся не использовать хлыст. Он необходим в крайне редких случаях, когда много упражнений, и лошадь, например, боится высокого прыжка. Хлыст помогает преодолеть страх.

Падают все

Важно правильно подобрать коню всадника. Если человек слишком тяжелый, животное будет испытывать нагрузку, начнутся проблемы с почками, пищеварением. Если легкий, лошадь может сбросить его.

Если кто-то из всадников скажет, что его никогда не скидывала лошадь, он обманывает. У коня нет интереса весь день таскать на себе человека. Падают все, и чемпионы в том числе. К этому необходимо быть готовым, смириться. Задача — удачно приземлиться, чтобы избежать серьезных травм. После падения нужно перебороть себя и сразу снова сесть в седло.

Конечно, сбрасывали и меня. Мы занимались на манеже. Конь перешел на галоп. На манеж упала птица и прямо перед носом лошади забила крыльями. Она испугалась, потащила, порвалась уздечка, я не смог удержаться. Летел высоко, но недолго. На некоторое время потерял создание. Была влажная погода, и, когда я поднялся, на манеже остался отпечаток моего тела, будто залитый гипсом. И все равно лучше десять раз упасть на манеже, где песок, чем один раз в патруле на асфальт или землю.

Если любишь лошадей, свое дело, вероятность травм — не преграда. Работа для меня — удовольствие.


Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации