Кто стоял у истоков музыкального образования в Самаре. Часть последняя

06.06.2021

33

Автор: Татьяна Гриднева

Наш город славится своими музыкальными традициями и прекрасной системой образования, которая ныне включает в себя школы, студии, одно из старейших в стране музыкальное училище и мощные профильные отделения крупнейших вузов — социально-педагогического университета и института культуры. 

Они выпускают не только педагогов, но и инструменталистов, хормейстеров, дирижеров и певцов. А все начиналось с классов при Самарском отделении ИРМО — Императорского русского музыкального общества. В 1911 году они были преобразованы в музыкальное училище благодаря усилиям энтузиастов, среди которых были люди самых разных национальностей. 

Это последняя часть материала. Первую можно почитать тут, а вторую — здесь. 

Воспоминания дочери музыкантов

Известный ученый Андрей Макаров, несколько лет назад познакомивший нас с первой печатной книгой Самары «Повесть о Варлааме и Иосаафе», был в дружеских отношениях с дочерью Михаила Эрденко и Евгении Гордзялковской Инной. Она рассказала, что когда в 1905 году супруги Эрденко вернулись в Москву, там бушевала революция, которой Михаил Гаврилович, демократ по натуре, искренне сочувствовал. По словам Инны Михайловны, 20 октября он дирижировал оркестром на превратившихся в массовую политическую демонстрацию похоронах большевика Николая Баумана. 

За участие в революционных событиях Эрденко выслали в Вологду, затем в Архангельск. По отбытии ссылки он много гастролировал, главным образом в провинции; наряду с выступлениями в престижных залах давал благотворительные концерты в пользу рабочих, студентов. Повсюду его сопровождала жена. Как говорила Инна Михайловна, «мама и папа вместе шли по творческому пути. Евгения Эрденко (Гордзялковская) была и супругой Михаила Эрденко, и аккомпаниатором, и творческим вдохновителем. Они были прекрасным дуэтом». 

22 октября 1909 года в Ясной Поляне пара посетила Льва Толстого, с восхищением отзывавшегося о мастерстве Михаила Гавриловича. Есть свидетельства о том, что Толстой плакал, слушая «Кол-Нидрэ» Эрденко. Эта народная еврейская мелодия была доведена до совершенства гениальным цыганом и стала его самым ярким номером. 

Непрерывающаяся связь

Но даже обретя огромный успех, виртуоз вместе с женой не раз возвращался в Самару. Ведь здесь жили родные и по крови, и по духу люди. Как свидетельствует Макаров, исходя из обнаруженных им архивных документов, по крайней мере до 1909 года в музыкальных классах нашего города по-прежнему преподавала теща Михаила Эрденко, Евфросиния Гордзялковская. 

Инна Эрденко рассказала и о том, что Евгения Гордзялковская училась в 1-й женской гимназии Самары вместе с Юлией Рожанской, ставшей первой женой писателя Алексея Толстого. В семейном альбоме есть фотография юной Юлии, сделанная в нашем городе в 1897-1898 годах. На обороте рукой владелицы альбома поставлены дата и подпись: «Моя подруга в гимназии — вместе на балах танцевали — с Алексеем Толстым, который потом женился на ней. Е. Эрденко». Есть и уточнение: «На фото — жена Алексея Толстого Юлия Рожанская». 

Скрябин и другие

С нашим городом связаны имена и других великих музыкантов России. Здесь проходил лечение в пансионате доктора Постникова молодой Александр Скрябин. Знакомство с виолончелистом и дирижером Сергеем Кусевицким, женатом на младшей дочери крупного самарского землевладельца Константина Ушкова Наталье, стало для него судьбоносным. Супруги оказывали композитору большую поддержку — как материальную, так и творческую — в течение всей его жизни. В 1910 году Скрябин дал несколько концертов в театре «Олимп» в сопровождении симфонического
оркестра под управлением Сергея Кусевицкого. Разумеется, самарская публика была в полном восторге. Ее вниманию был представлен «Концерт для фортепиано с оркестром, op.20». Композитор солировал на фортепиано. 

Большим событием для самарцев стало и выступление в нашем городе великого певца Федора Шаляпина, который в 1909 году приезжал в наш город поклониться могиле матери, захороненной на Всесвятском кладбище. 

Воспитанники самарской музыкальной школы

Влияние всех этих эпохальных музыкальных событий на развитие музыкального образования в Самаре трудно переоценить. Если в начале деятельности местного музыкального училища преподаватели жаловались на то, что востребованы только уроки фортепиано, то впоследствии множество желающих записывались в классы скрипки и виолончели. На базе классов ИРМО и музучилища появлялись музыкальные школы для детей. 

Ученики самарской музыкальной школы вследствие грозных революционных событий были рассеяны по России и по миру. И везде они несли культуру и просвещение, которыми славился наш город. Побывавший здесь несколько лет назад ученый из Франции Миша Румянцев удивлялся тому, что его отец, Николай Румянцев, родившийся в Самаре, совмещал талант живописца и выдающегося виолончелиста. Он не только расписывал знаменитые лионские шелка, но и играл в оркестре города Лиона. Теперь мы можем ответить ему, что это стало возможным благодаря высокому уровню музыкального и художественного образования, которое могли получить в дореволюционной Самаре. 

Еще одним ярким примером того может быть жизнь и деятельность основательницы Омского народного хора Елены Калугиной. Родившаяся в Самаре в 1902 году, она была дочерью служащего местной контрольной палаты Владимира Дегтярева. С семи лет училась в женской гимназии, параллельно брала уроки игры на фортепиано. Окончила три курса наиболее популярной в городе частной музыкальной школы С.А. Гамберг-Вильканец. 

В годы гражданской войны семья Дегтяревых вынуждена была переехать в Омск. Имея от природы хорошие вокальные данные, Елена Владимировна пела в передвижном смешанном хоре отдела народного образовании омского губревкома. Окончила омское музыкальное училище и была направлена на учебу в Московскую консерваторию, окончить которую помешала Великая Отечественная война. Вернувшись в Омск, работала в эвакуированном в Сибирь Театре имени Вахтангова. В 1950 году пришла в филармонию для организации хора, который получил впоследствии название Омский русский народный хор. 

В 1925 году Михаилу Эрденко было присвоено звание заслуженного артиста, а в 1934 году — заслуженного деятеля искусств РСФСР. С 1935 года и до конца жизни он был профессором Московской консерватории. Скончался 21 января 1940 года. Евгения Иосифовна еще несколько лет после смерти мужа преподавала общее фортепиано в Московской консерватории. Она ушла из жизни в 1952 году. 

Цитата

Из воспоминаний самарцев, присутствовавших на концерте Скрябина в театре «Олимп»: 

«Игра Александра Николаевича отличалась нервной возбужденностью и вместе с тем исключительной одухотворенностью, гибкой нюансировкой, неуловимой изменчивостью темпа и ритма, богатством и разнообразием тембровых красок, достигавшимся виртуозной техникой педализации». 

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации