Художник Миша Гудвин про плохой и хороший стрит-арт, цензуру и новую выставку в Самаре

14.02.2021

159

Автор:

6 февраля в галерее Victoria Underground открылась новая выставка «Пару кварталов отсюда» (16+). В ней участвуют семь авторов из Воронежа и Москвы. Художники интерпретируют уличную среду и ее эстетику с помощью инсталляций и скульптур, живописи и мультимедийных объектов. Куратором выступил Миша Гудвин. Поговорили с ним о создании работ из готовых объектов и концептуальности стрит-арта.

Миша Гудвин (Михаил Кузьменко) —  уличный и современный художник из Воронежа, сооснователь самоорганизованного выставочного пространства и культурного центра «Дай пять» в Воронеже, резидент Фонда Смирнова-Сорокина и открытых студий Винзавода. Художник создает арт-объекты и ассамбляжи. В своем творчестве он изучает взаимодействие уличной и цифровой среды. Часто в качестве прообразов для своих объектов использует отсылки к графическим редакторам устаревшего формата. Автор воссоздает их с помощью аэрозольной и акриловой краски.

О зарождении проекта

Первый раз мы сделали эту выставку в Воронеже вместе с моим товарищем Яном Посадским. У нашего города хороший бэкграунд в плане современного искусства. Из него вышло множество художников, здесь также возникли новые институции. Мы решили, что на примере наших друзей, которые смогли создать центр современного искусства своими руками без финансирования города или еще кого-то, тоже можем организовать выставочную площадку. Сняли квартиру в красивой «сталинке», где жили и параллельно с этим выставляли местных художников из других городов. Сейчас я в Москве, а в Воронеж приезжаю с какими-то проектами. Ян до сих пор живет через стенку с галереей. 

Для этого проекта я собрал молодых авторов из столицы и Воронежа. Они рассуждают в своих работах на тему города. Потом мне написала Анастасия Альбакринова, предложила сделать проект в «Виктории Андеграунд». Для этого мы расширили выставку до формата большой галереи. Участниками стали художники, которые связаны с проектом «Открытых студий» на Винзаводе. Суть его в том, что любой мог зайти в мастерские, пообщаться с авторами. Я тоже был там летом и познакомился с классными ребятами. Мне важно было подобрать художников, которые рифмуются между собой визуально и концептуально.

О кураторстве и цензуре

Это не моя суперпрофессиональная стезя. Все-таки в первую очередь я – художник. Кураторством я стал заниматься из-за необходимости самоорганизации, поисков художников и пространства. Когда у тебя нет площадки, ты в более беззащитной позиции. Постоянно нужно пристраиваться куда-то – это нормально. Но есть свои бонусы в том, что ты можешь сам кого-то пристроить. 
Чтобы начать с нуля, надо погрузиться в контекст. Есть арт-школы и подобные институции. Мне ближе подход самообразования, когда ты на своем опыте и на своих ошибках понимаешь, как лучше функционировать. Бывают и провальные какие-то опыты, что мне тоже кажется классным. При желании можно совмещать обучение и практику. Часто из-за боязни ошибок люди просто дистанцируются от этой сферы. Важно не бояться и делать.
Сам по себе художник может создать работу на любую тему. Чтобы попасть в медийное поле, он должен показать ее где-то. Сделать это можно на выставке, куда могут не взять из-за цензурирования. Но если мы говорим о цензуре не с точки зрения искусства, а с точки зрения посыла, то мы попадаем под глобальное цензурирование. Важно выражать разные альтернативные мнения.
Что касается мата в произведениях, то это неоднозначный вопрос. Можно сделать все в лоб, а с другой стороны подойти к процессу остроумно. В этом есть будто бы дерзость и простота. Но сделать что-то остроумное сложно. В голову приходит арт-группа «Война», участники которой нарисовали фаллос на разводном Литейном мосту (акция прошла в Санкт-Петербурге в 2010 году. — Прим.ред.). В итоге он не просто поднялся, он сделал это перед зданием силовых структур. Получился некий символ протеста. Можно просто нарисовать гениталии, но в этом не будет ничего интересного. Нужно это обыграть. Мат или грубые фаллические символы должны отражать время. Возможно, это даже более актуально для 1990-х и 2000-х годов, когда социальная обстановка была более напряженная. Сегодня это будет не так актуально.

Об экспонатах на выставке

Почему то, что на первый взгляд не кажется художественным произведением, становится предметом искусства? Как объект, найденный где-нибудь на улице, оказывается в галерее? Тут необходимо углубиться в историю. В начале прошлого века, во времена авангарда, когда современное искусство только зарождалось, состоялась выставка, манифестом которой стало расширение границ. Каждый художник мог принести любую работу. Марсель Дюшан, на тот момент уже состоявшийся автор, зарегистрировался под псевдонимом и сдал на конкурс писсуар, купленный в магазине. Сам художник находился в жюри, однако члены комиссии этот предмет не приняли. Тогда и встал вопрос: «Почему жест присвоения какого-то объекта не может быть искусством?».

Мы говорим, что искусство расширяет свои горизонты. Теперь не нужно идеально рисовать, чтобы стать художником. Не нужно 20 лет учиться академической живописи. Можно уже не создавать что-то самому, а просто изменять контекст. Мы берем предмет из контекста, не связанного с искусством, и помещаем в контекст искусства. Мы смотрим на него совсем с другого угла – не как на функциональный предмет. Этот случай с писсуаром положил начало концептуального искусства, где важнее то, что ты привнес, а не то, как красиво ты нарисовал.

На выставке «Пару кварталов отсюда» много объектов, связанных с антуражем улицы. Они переосмыслены и говорят о какой-то истории. Самый популярный материал на улице – профлист, сам по себе он функциональный материал, что-то огораживает и скрывает. На этой выставке его нет. Но, когда ты делаешь из него художественное произведение и дополняешь чем-то, он может говорить о желании сэкономить и об архитектуре китча. На самом деле – это низкосортный материал, он портит городской ландшафт, создает эффект дешевки. 

Про хороший и плохой стрит-арт

У меня есть бэкграунд и в стрит-арте, и в граффити. Я занимался шрифтами и тэгами. Потом перешел на стрит-арт, начал создавать абстракцию и геометрию. Сейчас я занимаюсь галерейным искусством и параллельно создаю работы на улице. Мне кажется, что очень важно отличать не только стрит-арт от граффити, но и один вид стрит-арта, который ставит целью эстетику, от другого, близкого к современному искусству. Последний поднимает какие-то вопросы и размышляет на интересные темы — социальные, политические, а также референтные искусству в целом. 

Стрит-арт, который я чаще всего вижу в городах, несет больше декоративную функцию. У меня есть критика этого подхода. С одной стороны, так получается, потому что художники ориентируются на широкую публику – на прохожего, который не обязан вникать в современное искусство. Он оценивает: красиво или некрасиво. С другой стороны, хочется, чтобы как можно больше художников углублялись и создавали с позиции близкой современности и контексту искусства. Сейчас концептуальный подход используют Слава PTRK и Владимир Абих. С точки зрения эстетики работы могут как бы заигрывать со зрителем, например, так делает Дмитрий Аске. Чуть ближе к современному искусству объединение «Новые уличные». И тот, и другой стрит-арт – это нормально, просто какой-то ставит на первое  место вопросы, прорывающие границы, а какой-то – качество самой работы.

Выставка «Пару кварталов отсюда» (16+) будет доступна до 28 февраля.

Фонтан — наиболее известный реди-мейд, представленный Марселем Дюшаном в 1917 году. Он является обыкновенным писсуаром с подписью «R.Mutt» (Р. Дурак). Объект был представлен как «фонтан» для выставки Общества независимых художников.

Фотограф: Дмитрий Птицын для галереи «Виктория»

Читайте также:

Город

Может ли управляющая компания передать долг за «коммуналку» коллекторам

На эти и другие вопросы отвечают представители прокуратуры

Город

Ретро-музыка и показ мод: как в Самаре женщин поздравили с 8 Марта

Поздравления прекрасной половины человечества в объективе нашего фотокорреспондента

Культура

Был такой спектакль. «Танго Кристи» — поездка «Доктора Чехова»

О постановке самарской актерской мастерской по пьесе Юджина О’Нила

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации