Ветеран труда Татьяна Азорина о жизни в годы войны и после Победы

Татьяна Азорина почти 40 лет проработала фрезеровщицей на авиационном заводе. Началась ее официальная трудовая деятельность в 16 лет.

Профессию она себе не выбирала — в послевоенные годы молодежь направляли туда, где были нужны рабочие руки.

— Татьяна Александровна, сколько вам было лет, когда началась война?

— 11. Я жила в селе Дубовый Умет Волжского района. Папу и старшего брата забрали на фронт. Мама работала в колхозе. Мы со средним братом — ему тогда 13 исполнилось — с мая по октябрь трудились вместе с ней на полях. Тогда не до учебы было. Нам, детям, так же ставили трудодни, только, в отличие от взрослых, их никак не оплачивали. Еще у нас был огород — 30 соток. Каждый год часть урожая — морковь, картофель, свеклу, лук — мы по норме сдавали государству. Еще нужно было со двора отдать 100 кур, неважно, держишь ты их или нет. К примеру, нашим соседям, которые не занимались хозяйством, приходилось для этого специально покупать птицу. Так кормили фронт. Я уверена, что если бы не труженики села, войну мы не выиграли бы. Колхоз у нас был хороший, помогал сельчанам как мог. Где лошадь выделят огород вспахать, где зерна по возможности выпишут, мед давали с колхозной пасеки.

— Когда вы переехали в город?

— Уже после войны, в 1946 году. Нас, сельскую молодежь, отправляли в ФЗО — школу фабрично-заводского обучения. Первый раз вызов на учебу пришел мне в 1943 году. Мама за голову схватилась: куда ж 12-летнюю дочку отправлять? Мало ли, что ростом высокая, по возрасту же ребенок совсем. Поехала в город вопрос улаживать. Вернулась через неделю, как-то удалось ей меня отстоять. А в 1946 году, как только мы с одноклассниками окончили школу, нам сразу вручили повестки. Страну необходимо было восстанавливать после войны, нужны были рабочие руки. Нашего желания никто не спрашивал. К сельсовету подогнали машину, погрузили туда нас — 32 человека со всех окрестных сел — и повезли в город. Разместили в общежитии, всех в одной огромной комнате. Это потом уже ее на две разделили, по 16 человек получилось. Шесть месяцев мы учились, а затем нас отправили на авиационный завод, тогда он назывался №18. Так до самой пенсии я на нем и проработала фрезеровщицей, в одном и том же 14-м цехе.

— Какую продукцию выпускал завод в то время?

— Как и в годы войны, мы делали самолеты. Потом, когда мир уже устоялся, начали также выпускать комбайны, мебель, детские игрушки. Появились новые станки, но я продолжала работать на старой модели, все 40 лет.

— Какое ваше самое яркое воспоминание о юности, о послевоенных годах?

— Очень хотелось поскорее восстановить страну, чтобы не работать сверхурочно, по 12 часов. Мы трудились в три смены, а в выходные я ездила в деревню помогать матери. Отец с войны не вернулся, старший брат пропал без вести в 1946-м. Так что из помощников у мамы остались мы со средним братом. Желание в те годы у меня было одно — просто отдохнуть.

— На культурную жизнь времени и сил совсем не оставалось?

— Рядом с нашим общежитием в Юнгородке был кинотеатр «Волга», и вся наша культурная жизнь сводилась к просмотру фильмов. Мы с девчонками не пропускали ни одной новой ленты. Кто-нибудь один брал днем билеты на всех, человек на пять — шесть, и после работы шли.

— За эти годы не было желания что-то изменить: попробовать другую специальность, получить образование, вернуться в деревню?

— Я пробовала другие специальности, там же, на заводе, но мне ничего не пришлось по душе. Учиться тоже не хотела. Стать мастером — значит руководить многими людьми, и далеко не все из них передовики производства. Это не в моем характере, я предпочитаю отвечать только за себя. Мне нравилось работать фрезеровщицей. Обратно в село не тянуло, я привыкла к городу. И на заводе меня ценили. Премии давали постоянно, также у меня несколько медалей за трудовые заслуги.

— Вы так и продолжали жить в общежитии?

— В 24 года я вышла замуж, нам дали комнату в бараке. Там жилось хорошо, дружно, весело. 12 семей — как одна большая семья. Вечерами в общем коридоре в лото садились играть, летом для всего барака помидоры на засолку закупали. Когда очередь на квартиру подошла, дочери уже 18 лет было.

— На пенсию во сколько лет вышли?

— В 55, но только потому, что тяжело заболела моя тетя, и мне пришлось оставить работу, чтобы ухаживать за ней. Начальника цеха очень расстроил мой уход, он все спрашивал, можно ли что-то сделать, чтобы я осталась. Мы с ним до сих пор общаемся, он приходил поздравлять меня с 90-летием. Несколько лет назад я была в заводоуправлении, посмотрела издалека на наш цех. Так захотелось вернуться туда, пройтись по коридору, увидеть, какие сейчас станки. Но посторонних на завод не пускают, пришлось только издалека полюбоваться, повспоминать.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close