Люди

Анастасия Бабичева: «Мы зафиксировали рост числа обращений по проблеме домашнего насилия»

При самоизоляции велик риск ухудшения ситуации с домашним насилием. Так считают некоторые психологи. У людей усиливается стресс, они начинают проявлять агрессию по отношению к тем, кто находится рядом с ними. О причинах домашнего насилия и борьбе с ним мы поговорили с руководителем проекта «Знание остановит гендерное насилие: поиск новых решений» Анастасией Бабичевой.

— Настя, расскажите, стало ли сейчас больше обращений, связанных с домашним насилием?

— В марте этого года, когда был введен режим самоизоляции, в Самаре мы зафиксировали рост числа обращений по поводу домашнего насилия. Он составил около 20 процентов. Это соответствовало общероссийской тенденции, которую отмечали наши коллеги из других регионов. Некоторые наши клиентки отдельно отмечали, что причиной агрессии со стороны партнера становились сложности с работой, введение ограничений на передвижение. Отдельно нужно сказать о том, что в марте больше всего обращений было от свидетелей насилия — родственников, друзей, соседей пострадавших. Насилие в период самоизоляции стало более видимым, «слышимым» для третьих лиц.

В апреле число обращений к нам снизилось и вернулось на обычный уровень. Некоторые наши прошлые клиентки стали отмечать, что у них в семье ситуация нормализовалась. Что касается коллег из других регионов России, то ситуация разная. Например, в Москве и Санкт-Петербурге фиксируют стабильный рост числа обращений. В других регионах отмечают, что в апреле количество обращений вернулось на досамоизоляционный уровень.

— С чем это может быть связано?

— С разными факторами. С одной стороны, прошел период адаптации, и фон агрессии в семьях мог нормализоваться. С другой стороны, очень многие издания, региональные и федеральные, выпустили материалы о проблеме домашнего насилия в период самоизоляции, в том числе с рекомендациями специалистов. Однако нельзя исключать и негативный фактор: в период самоизоляции, когда пострадавшая сторона постоянно находится рядом с агрессором, просто-напросто нет возможности позвонить или написать, чтобы обратиться за помощью. Например, некоторые наши клиентки могут писать или звонить только в очень короткие промежутки времени, пока мужчин нет дома. Это снижает количество жалоб и существенно сокращает возможности помочь.

Каких обращений стало больше?

— Чаще обращаются за помощью в ситуации физического насилия. Так было и до самоизоляции. Психологическое насилие, как правило, хуже распознается, либо не воспринимается как самостоятельная проблема. Хотя, конечно, помогающую работу эффективнее начинать на этапе психологического насилия, пока дело не дошло до рукоприкладства.

«Алкоголь повышает агрессивность и усугубляет ситуацию насилия»

 

— Некоторые люди потеряли работу. Из-за этого могут возникать депрессии, а если там замешан еще и алкоголь, то, наверное, хуже вдвойне? Спиртное часто является причиной насилия в семье?

—  Действительно, в период самоизоляции мы получаем обращения, в которых присутствует проблема алкоголя. Люди чаще прибегают к алкоголю как к попытке заглушить тревогу и проблемы, а алкоголь может повышать агрессивность и усугублять и так неблагоприятную ситуацию. Однако важно понимать, что алкоголь никогда не является причиной насилия, это всегда только «спусковой крючок». Алкоголь лишь убирает сдерживающие механизмы.

Недавно блогер Регина Тодоренко заявила, что женщины порой сами виноваты в том, что их бьют мужья. Больше всего публику поразила фраза: «А что ты сделала, чтобы он тебя не бил?». Как вы можете оценить такую позицию?

— Мнение Регины Тодоренко является в корне ошибочным и исключительно несправедливым, на что её внимание уже активно обратили широкая общественность и профессиональное сообщество. Мнение, которое транслировала Тодоренко — ничто иное, как виктимблейминг, то есть обвинение жертвы. А виктимблейминг — это, пожалуй, самое опасное заблуждение, связанное с проблемой насилия. Виктимблейминг предполагает, что часть ответственности или вся ответственность за совершаемое насилие лежит на пострадавшей стороне, но это не так. Насилие это всегда выбор, совершаемый тем человеком, кто насилие применяет. И ответственность за сделанный выбор всегда лежит на нем же.

(Регина Тодоренко принесла извинения за сказанные слова и опубликовала на YouTube фильм по теме домашнего насилия «А что я сделала, чтобы помочь?». Все средства от монетизации видео известная ведущая пообещала направить в фонды борьбы с домашним насилием).

/

— В последнее время в обществе стали больше говорить о насилии или эта тема все еще остается в тени?

— Проблема насилия сегодня артикулируется больше, чем пару лет назад, и это, бесспорно, благоприятное изменение. Самое опасное, что может быть в ситуации насилия — это информационный вакуум, замкнутость, закрытость ситуации. В таком случае сложнее и распознать насилие, и противостоять ему. Вот почему открытый диалог об этой проблеме в обществе — принципиально важное условие, чтобы стали возможны изменения к лучшему. И я очень рада, что мы сегодня видим эти изменения. Сейчас о проблеме насилия говорят и рассказывают много. Для многих людей, столкнувшихся с ростом агрессии, это полезная и даже спасительная информация.

Кто в основном обращается к вам за помощью: пенсионеры, женщины, дети?

— 97% обращений в наш проект — от женщин в возрасте от 16 до 65 лет. Остальные 3% это обращения от мужчин — как пострадавших от насилия, так и «авторов» насилия, свидетелей насилия и помогающих специалистов. Дети до 18 лет и люди пенсионного возраста обращаются за помощью крайне редко, но не потому что для них не актуальна проблема. Напротив, они исключительно уязвимы. Обращений от них намного меньше из-за того, что обе эти категории людей зависимы, и, как правило, их возможности самостоятельной активности снижены.

— Какую помощь ваш проект оказывает людям?

— Проект «Знание остановит гендерное насилие» предлагает бесплатные консультации специалистов — социальных консультантов, психологов, юристов по проблеме насилия. Также мы предлагаем сопровождение в процессе выхода из ситуации насилия — построение так называемого «социального маршрута», то есть последовательности шагов, которая позволяет выйти из ситуации насилия. Кроме того, мы проводим групповые терапевтические мероприятия. Также мы активно занимаемся информационной, просветительской и профилактической работой по проблеме насилия — разрабатываем информационные материалы, проводим мероприятия для широкой аудитории и помогающих специалистов, разрабатываем программу профилактики для подростков и так далее.

«Не стоит ждать, что насилие пройдет само собой»

 

— Что делать, если один из супругов постоянно проявляет агрессию? Всегда ли необходимо прерывать такие отношения? Наверняка, многие до последнего надеются, что их партнер изменится.

— Важно разделять понятия агрессии и насилия, потому что это не одно и то же. Агрессия это нормальная защитная реакция, например, на нарушение личных границ, на стресс, на несправедливость. Также агрессивность может быть симптомом какого-либо заболевания, как соматического, так и психического. Одним словом, с агрессией можно и нужно работать: понять её происхождение и работать с причиной.

Насилие же — это всегда действие, и действие неприемлемое. Насилие строится на неравноправии, подчинении, власти, контроле. Если совершается насилие, то этому однозначно необходимо противостоять. Разрыв насильственных отношений — одно из наиболее доступных средств противостояния. Есть ли альтернативы? Да, есть. Это серьезная психотерапевтическая работа, направленная на преодоление насильственного поведения. И начинается она с принятия проблемы, с осознания факта, что «я совершаю насилие, и я несу ответственность за это». Альтернатива насилию всегда есть. С этим сложно, но можно работать.

А вот чего точно не стоит ждать, так это того, что насилие пройдет само собой или, что автор насилия исправится сам по себе. Насилие — очень коварное явление, в том числе, потому что вызывает привыкание. Насилие — это всегда власть, а добровольно отказаться от власти и вернуться к равноправию крайне трудно. Кроме того, насилие — это всегда кратчайший разрушительный путь к достижению цели, и это тоже усугубляет привычку. Поэтому само собой оно не проходит. Либо с ним нужно очень серьезно работать, либо ему нужно однозначно противостоять.

На ваш взгляд, можно ли изменить отношение общества к вопросу домашнего насилия? Как это сделать?

— Конечно, изменение отношения к проблеме насилия в обществе возможно и, более того, происходит прямо сейчас. Даже сам факт появления этого материала – это часть работы по изменению отношения. Общественная дискуссия, вынесение проблемы на обозрение, достоверное информирование о проблеме — важнейшие шаги по преодолению терпимого отношения к насилию в обществе. Продолжать эту работу, делая ее всё более масштабной и слаженной, вот, что нужно.

Фото предоставлены Анастасией Бабичевой.

 

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение