С чего начиналась Безымянка

В годы Великой Отечественной в Куйбышеве на нужды фронта работали десятки заводов. Многие из них были эвакуированы к нам в первые же месяцы войны, осенью 1941 года. Где, в каких помещениях разворачивались прибывшие производственные мощности?

— Историки много пишут, рассказывают о трудовом подвиге заводчан, и это справедливо. Но, нам кажется, подзабыты те, кто возводил производственные цеха. Это огромный отряд строителей, которые тоже трудились в сложнейших условиях и в беспрецедентно сжатые сроки сдавали в эксплуатацию помещения под цеха, отделы, лаборатории, а также жилье для прибывших, социальные объекты, — говорит заслуженный строитель РФ, бывший генеральный директор строительно-монтажного треста №11, почетный гражданин Самары Виталий Симонов. — Отчасти понятно, почему информации об этом опубликовано совсем немного. Строительная организация — так называемый Особстрой, или управление особого строительства НКВД, — долгое время была засекречена. Там ведь использовали труд не только вольнонаемных работников, но и заключенных, немецких военнопленных. Но сейчас со многих документов гриф «секретно» снят, и мы, ветераны треста №11, хотим восстановить справедливость, отдав дань памяти тем, кто помогал фронту на строительных площадках Куйбышева. Наш трест стал правопреемником Особстроя, и мы гордимся орденом Трудового Красного Знамени, который был вручен организации прежде всего за большой вклад в Победу.

Виталий Симонов предоставил «Самарской газете» материалы о том, как и где шло промышленное строительство в годы войны.

В самые сжатые сроки в Куйбышеве были построены завод №1 («Прогресс»), №18 (авиационный), №24 (имени Фрунзе), №35 («Авиаагрегат»), №207 (механический), №145 (объединение «Труд») и другие. Работали в три смены. Выходные случались нечасто — они определялись специальным приказом. К концу смены многие управления и конторы рапортовали: выдано по две, три нормы. Заводские корпуса росли на глазах.

Завод №1 получил в эксплуатацию корпус №20 площадью более 6 000 квадратных метров для испытания агрегатов и моторов. Были сданы два цеха для завода №35, корпус и термическая компрессорная для завода №207, электростанции и аэродромы для заводов №1 и №18, склад красок для завода №292, здание конструкторского бюро для завода №24 и другие промышленные объекты.

Будущий кузнечный цех возводила бригада Василия Свитко. Механик Веселов помогал монтировать транспортеры, подъемные краны, растворомешалки, циркулярные пилы. Эти имена остались в истории, но их было множество — тех, кто, превозмогая огромные нагрузки, недосыпая и недоедая, перевыполнял производственные планы и вел за собой свои бригады. На объекты Особстроя (он был создан в августе 1940 года, вслед за подписанием указа об организации в Куйбышеве самолетостроительных заводов) в годы Великой Отечественной в общей сложности выходили 101 700 человек. Такой огромной строительной армии ни до, ни после войны в нашем городе не было.

Вместе с производственными цехами начинали расти жилые кварталы, социальные объекты, транспортные магистрали, без которых не могли обходиться заводчане. В 1942 году на Безымянке были введены в эксплуатацию трамвайный парк и 10 километров рельсовых путей. 8 октября 1944 года приняла первых учеников школа на 400 мест в поселке Стальконструкция. Это было довольно «крутое» по тем временам здание — с водяным отоплением, водопроводом, канализацией. Детям стремились создать максимально комфортные условия. Причем до сих пор поражают сроки возведения этого объекта: школа была построена за два месяца.

Всего за годы войны заводы получили более 129 тысяч квадратных метров жилья, четыре школы
на 2 080 мест, столько же клубов, шесть детских садов и яслей, четыре магазина, десяток столовых, шесть мастерских бытового обслуживания. Для того периода более чем приличная социальная инфраструктура. Из маленькой железнодорожной станции Безымянка превратилась в крупный промышленный район.

В тресте в 80-е и 90-е годы успели записать воспоминания тех, кто трудился на производственных стройках во время войны. Прораб Александр Черников, например, возводил корпуса авиационного завода: «Чтобы после напряженной смены не идти по железнодорожным шпалам в городское общежитие, а это 8 километров, да на следующий день ранним утром не шагать эти же километры назад, мы вот что придумали. По договоренности с руководством под конец дня заказывали самосвал с горячим асфальтом. Его сваливали в цехе, в котором уже смонтировали конвейер, но еще не были достроены стены и крыша. Горячий асфальт мы обкладывали по периметру ветошью, соломой и укладывались на эти «кровати» спать. К утру асфальт остывал, но ночь проводили на нем в тепле. А потом этот спасительный асфальт использовали как «подушку» под полы будущего цеха. Так было, пока в 1942 году город не соединили с Безымянкой трамвайными путями».

Вот еще о чем вспоминал прораб: «По железной дороге на запад шли составы с солдатами и военной техникой, на восток — с эвакуированными. И вдруг на станции Безымянка случилась авария — вышел из строя трубопровод, подающий воду через пути. Нужен срочный ремонт, но такой, чтобы не останавливались железнодорожные составы. Дело поручено Кузьме Дмитриевичу Кузнецову. Что предпринять, чтобы не останавливать движение? Кузнецов дает задание подчиненным копать две вертикальные шахты по обе стороны путей на глубину шесть метров. Потом делать между ними горизонтальный проход. Такая глубина позволяет движение составов без опасения обрушений. Задание было выполнено, план сработал, водопровод починили за одну ночь. Все участники той операции были награждены».


— Я знал эту военную историю и повторил то решение, когда в 80-х годах наш трест строил баню на улице Самарской, а потом дом на углу Полевой и Галактионовской, — добавляет Симонов. — Сработало отлично. Получилось, через 40 лет наши героические предшественники дали верную подсказку. Вечная им память.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close