Как в Поволжье переживают «эпоху коронавируса»

В Самарской области, по данным на пятницу, 10 апреля, в больницах Самарской области находятся девять человек с подтвержденным диагнозом коронавирусная инфекция. Всего с начала распространения болезни ее выявили у 20 человек. В регионе действует режим усиленной самоизоляции. Это значит, что людям необходимо оставаться дома, если нет весомых причин для того, чтобы выйти на улицу. О том, как обстоят дела в Самаре, так или иначе, знают многие. А вот о том, что происходит у соседей, информации меньше. Мы решили узнать, как  переживают «эпоху коронавируса» другие регионы Поволжья. В этом нам помогли коллеги из РИА «Время Н» (Нижний Новгород), интернет-журнала «Инде» (Казань), V1.RU (Волгоград), «Свободные новости» (Саратов), UfaTime.ru (Уфа), «Удмуртская правда» (Ижевск), ИА «Медиа 73» (Ульяновск), «Оренбург Медиа» (Оренбург).

Статистика по по заболеваемости коронавирусом, приведенная в материале, актуальна на пятницу, 10 апреля, 2020 года.

Нижегородская область

Александр Савельев, главный редактор «Время Н»

В Нижнем Новгороде жизнь резко изменилась 30 марта, в понедельник. На смену солнечным выходным, когда многие жарили шашлыки и веселились на детских площадках, пришел холодный понедельник.

Нижегородцев всеми возможными способами проинформировали о требовании соблюдать режим полной самоизоляции. И улицы опустели. На дорогах исчезли пробки, автомобили остались стоять во дворах. Даже в продуктовых магазинах стало малолюдно. Во дворах можно было изредка встретить владельцев, выгуливающих своих питомцев.

Отовсюду: из СМИ, соцсетей, громкоговорителей — нижегородцы слышали, что угроза коронавируса нарастает. Всех волновали два вопроса: как выйти из дома, и когда можно будет вернуться на работу?

К концу недели в некоторых районах Нижегородской области появилось понятие — «соответствующая территория». Это значит, что в этом населенном пункте были выявлены случаи коронавируса, потому карантинные меры здесь жестче. В частности, закрыты детсады. А на въезде в Выксу даже останавливают всех автовладельцев и меряют каждому температуру. Как итог — перед городом в выходные образовалась автомобильная пробка.

С понедельника губернатор Нижегородской области расширил перечень предприятий, которым разрешено работать. В транспорте стало чуть больше пассажиров.

Каждый день люди сидят дома и ждут очередных новостей. Возможно, уже завтра режим самоизоляции будет усилен. Или, наоборот, ослаблен..

Фото vremyan.ru

Республика Татарстан

Ксения Лукичева, главный редактор интернет-журнала «Инде»

Большинство случаев коронавируса в Татарстане «привозные». На ИВЛ, как сообщают, никого нет.

Меры в регионе суровые. В Москве, где заболевает около тысячи человек в сутки, людям разрешено передвигаться относительно свободно, а у нас, если ты не идешь в ближайший магазин, аптеку или на помойку, нужно регистрироваться при помощи SMS и выбирать одну из девяти возможных целей: банк, поликлиника, уход за родственниками, суд, похороны, восстановление паспорта, доставка несовершеннолетних в образовательную организацию, дача и изменение места пребывания.

До недавнего времени нарушителей штрафовали на 15 000 рублей, а теперь все эти постановления отменили, потому что в КоАП внесли изменения и теперь штраф за первичное нарушение — 1 000 рублей. Проверять, как это работает, вообще не хочется. Но говорят, что в центре много полиции и Росгвардии, а в спальниках не видать.

Редакция «Инде» самоизолировалась задолго до официального объявления — 16 марта. Работаем из дома уже четвертую неделю и понемногу звереем. И мы понятия не имеем, как изменилась ситуация в городе после последнего выступления Путина, потому что для нас ничего не изменилось — сидим дома.

Люди в тревоге, сомнениях и полной неопределенности. Когда все это закончится, чем все это закончится, и как долго мы будем расхлебывать последствия. Еще мы, как лайфстайл-издание, жутко переживаем за малый бизнес, конечно же. Сколько, например, закрывшихся баров смогут открыться потом? Маленьких нишевых марок? Сколько людей останутся без работы и средств к существованию? И когда мы сможем без опаски обнимать друзей?

What a time to be alive.

Фото inde.io

Саратовская область

Мария Алексашина, шеф-редактор «Свободные  новости»

Еще до объявления пандемии коронавируса и введения нерабочих дней в Саратове на карантин по ОРВИ закрывали школы и вузы, медицинские маски пропали из аптек еще тогда, и их нет до сих пор.

С 27 марта в Саратове по решению правительства области закрылись кафе, бары, фитнес-центры, салоны красоты, магазины одежды, стройматериалов, автозапчастей, салоны связи, спортивные объекты, в том числе стадионы. Всё, что не торгует продуктами и товарами первой необходимости. Потом для салонов связи, похоронных магазинов, автосервисов и автомагазинов сделали исключения.

Режим самоизоляции для жителей ввели с 31 марта. Вечером накануне по городу стали разъезжать полицейские автомобили с мигалками и через громкоговорители сообщать, что жителям нельзя покидать свои дома. В первую неделю саратовцы не особо реагировали на это.

Потом закрыли скверы, парки и набережную. Людей стали пугать штрафами «от 15 тысяч рублей». И, вроде как, на улицах и правда стало меньше людей, но тут правительство решило со 2 апреля ввести в городе пропускной режим. На то, чтобы эти пропуска оформить, работодателям (которые по указу Путина работать могут и даже должны) дали один день – 1 апреля. У зданий администраций выстроились очереди, никакую дистанцию, конечно, никто не соблюдал. Новости о саратовских очередях попали в федеральные ленты. Никого, конечно, не уволили и даже не оштрафовали. Начало пропускного режима отложили до 4 апреля, а потом до 10 апреля.

Чтобы хоть как-то успокоить население, в Саратове начали продавать не медицинские, а «защитные маски». Сначала в магазины завезли китайские одноразовые маски из нетканого полотна по 40 рублей за штуку, потом — тканевые многоразовые маски начали шить местные фабрики, в том числе мебельная. Цена – от 110 до 200 рублей за штуку.

На этой неделе на работу вышли сотрудники предприятий, которые попали в областной список системообразующих. Остальные бизнесмены написали письмо спикеру Госдумы Володину (наш земляк) и премьер-министру Мишустину, где просят помощи от государства.

Саратовцам разрешили уехать на самоизоляцию на дачи, но попросили провести время «один на один с грядкой». Но электрички и автобусы до дач теперь не ходят, ехать нужно личным транспортом, а если машины нет, то сидеть дома.

Выезд из Саратовской области и въезд в неё не закрыты. За информацию о том, что мост между Саратовом и Энгельсом якобы перекроют на время карантина, на жителя региона составили протокол за злоупотребление свободой информации. Мост, кстати, открыт.

Фото fn-volga.ru

Волгоградская область

Андрей Петров, журналист V1.RU

Большинство заболевших коронавирусом в Волгограде либо работали в Москве, либо ездили туда по делам. Все они находятся в стационарах, получают все необходимое лечение.

В аэропорту Волгограда сократили множество рейсов. «Аэрофлот» и «S7» оставили всего по одному, временно прекращены полеты в Астрахань, Ростов, Уфу, Краснодар и Сочи. Пока до конца апреля. Из фирменного поезда №1 Волгоград — Москва — Волгоград убрали два вагона частного перевозчика «ТрансКлассСервис», а поезд-дублер «единицы», 15-й, начал ходить раз в четыре дня.

В целом же жизнь в Волгограде постепенно начинает возвращаться в привычное русло. С каждым днем на улицах все больше транспорта и пешеходов. Один из показателей стабилизации — увеличение количества общественного транспорта. Если в начале прошлой недели в городе работали всего 10 автобусных маршрутов и один трамвайный, то сейчас 15 автобусных маршрутов, два троллейбусных и четыре трамвайных. Правда, режим работы у транспорта по-прежнему особенный — с 6.00 до 9.00 и с 16.00 до 20.00. Зато полностью убрали маршрутки.

Ежедневно соблюдение режима изоляции контролирует порядка 500 полицейских. Есть даже первые штрафы для тех, кто не захотел сидеть дома после возвращения из неблагополучных по коронавирусу городов и стран. Для простых горожан сумма штрафа — 15 тысяч рублей, а вот для предпринимателей наказание гораздо более существенное — штраф от 50 тысяч рублей. Такой штраф, кстати, получил сапожник из Тракторозаводского района, решивший выйти на работу во время действия режима тотальной самоизоляции.

А вот с чем действительно проблема — это с дистанционным обучением школьников. Первые дни обучения показали, что система «Сетевой город», на базе которой строился дистанционный учебный процесс, не справилась с пиковыми нагрузками. Однако чиновники на редкость оперативно нашли пути решения проблемы — онлайн-обучение планируется проводить посменно, а информацию на платформу заносить заранее. Грубо говоря, педагоги будут заполнять дневник на завтрашний и последующие дни. Но на всякий случай специалисты на 20 процентов увеличили мощность серверов, на которых базируется система.

Фото v1.ru

Оренбургская область

Игорь Комиссарчик, главный редактор «Оренбург Медиа»

Коронавирус пришел в Оренбургскую область в конце марта. Уже через несколько дней губернатор издал указ о режиме повышенной готовности. Позже его дважды ужесточили, сначала закрыв почти все предприятия общепита, сферы обслуживания и культмассового сектора, а потом отправив оренбуржцев в полную самоизоляцию по примеру Москвы (любопытно, что Оренбургская область была одним из последних регионов, где ввели такой режим).

Первые инфицированные приехали из-за рубежа. Последние случаи – заражения из других регионов и внутри Оренбургской области. Полностью закрыто село Новоникитино, там объявлен карантин, и вся деревня – 600 человек – сидит по домам.

Достаточно много людей относятся к проблеме коронавируса и самоизоляции легкомысленно. Первые заболевшие прибыли из-за границы и успели заразить несколько человек, не ушли на самоизоляцию вовремя. Пассажиры заграничных рейсов и гости региона постоянно нарушают карантинный режим. Уже были факты принудительной госпитализации людей с диагнозом «коронавирус» или подозрением на него. Из-за таких «коронавирусных диссидентов» заразились годовалый ребенок и три пенсионерки. Все это не внушает оптимизма: динамика по заболеваемости неблагоприятная, несмотря на очень серьезную работу медицинских и эпидемиологических инстанций.

Перебоев с продуктами или бензином нет. Можно без проблем отвезти машину в сервис, банки и почтовые отделения работают (правда, по урезанному графику). Единственное, от чего страдают оренбурженки – это закрытые парикмахерские и салоны красоты, которые не работают уже три недели. В аптеках немного подорожали лекарства, но главной медицинской проблемой остается отсутствие масок: одноразовых масок в продаже нет с февраля, а цена на многоразовую колеблется от 50 до 600 (!) рублей. Одна из главных бытовых проблем – мусор: местный оператор не справляется с его вывозом, свалки переполнены.

Полторы недели область действительно жила в достаточно жестком режиме самоизоляции. С шестого апреля гайки для бизнеса немного «развинтили» – открылись автосалоны, цветочные лавки и еще некоторые предприятия. Людей на улицах стало немного больше. При этом нарушителей режима ловят постоянно, сотрудники полиции патрулируют город. Нужно учесть, что в Оренбургской области от 30 до 40% населения живет в сельских территориях, где контролировать самоизоляцию гораздо сложнее.

Фото orenburg.media

Республика Башкортостан

Сергей Щербенок, главный редактор UfaTime.ru

В Башкирии сейчас объявлен режим полной самоизоляции. Это означает, что надо сидеть дома всем, кроме тех, кому необходимо передвигаться по работе (полицейские, спасатели, коммунальщики). Также это не касается сотрудников предприятий, обеспечивающих жизнедеятельность населённых пунктов.

Выходить можно в ближайший магазин, аптеку, вынести мусор или выгулять собаку. Правда, на этой неделе должны разрешать передвигаться на личном автомобиле при наличии предварительной регистрации на специальном сайте, а в выходные выпустят на садовые участки – глава Башкирии Радий Хабиров заявил, что это и хорошая самоизоляция, и продуктовый задел на будущее.

Многие перешли на удалёнку, кто не смог – просто валяется дома. Некоторые частные компании зарплату своим сотрудникам не платят. Если те не работают – где они возьмут деньги? Многие вообще на грани закрытия, речь идёт о выживании бизнеса.

Торговые центры, кафе, рестораны, клубы, парикмахерские, салоны красоты сейчас закрыты. Сколько из них откроется после эпидемии – большой вопрос. На госпредприятиях, которые всё-таки распустили людей (например, уфимское УМПО – завод, производящий двигатели для истребителей Су), работникам сохранили голый оклад на время простоя. Вся нефтянка работает – сотрудников обещали изолировать от семей, поселив в санаториях на месяц, но потом передумали, пока трудятся в обычном режиме.

Власти увеличивают число койко-мест в больницах, перепрофилируют под инфекционки существующие здания. Спешно возводят новую инфекционную больницу в Уфе. Она должна быть готова к июню, принять сможет 500 человек.

Сказать, что карантин соблюдают идеально, нельзя. Есть гуляющие, есть выбирающиеся на шашлыки, есть собирающиеся небольшими компаниями, но в целом народу, конечно, стало гораздо меньше на улицах. Закрыты все парки и скверы, детские площадки. Всё перегорожено лентами и предупреждающими табличками. В гипермаркетах на полу нарисовали разметку для стоящих в очереди. Покупателям рекомендуют соблюдать дистанцию. Примерно половина людей ходит в масках, многие в перчатках.

Особо не штрафуют. Полицейские ограничиваются профилактическими беседами, однако особо упорным могут влепить штраф.

В воздухе веет тревогой; люди ждут, когда всё это поскорее кончится. Страх у многих даже не перед самой болезнью, а перед её последствиями – экономическими, психосоциальными. Жизнь, однако, продолжается, люди созваниваются, устраивают видеоконференции и даже играют свадьбы по скайпу.

Все в ожидании – рано или поздно карантин закончится, и можно будет вздохнуть свободнее.

Фото ufatime.ru

Астраханская область

Наталья Туйгунова, главный редактор dvor.media

Привет, дорогой наш собрат по Волге и несчастью. Пишут тебе дворовые ребята из простого астраханского СМИ dvor.media. Пишут и поправляют съехавшие с пуза треники, почесывая пятку правым тапком. Сейчас время такое — не до слаксов с лоферами. В таком виде проводим и планерки, и прямые эфиры. Ведь в город ворвалась самоизоляция.

Мы, как порядочные граждане, даже журналистские пропуски выписывать себе не стали. Легальный повод не появляться в редакции еще поискать надо (это пишет тебе главред). Сидим дома и создаем новости и статьи, не отрываясь от любимых бутеров с щучьей икрой и сушеной воблы. Что происходит в нашем городе последние две недели? Сейчас расскажем.

СМИ

В первую неделю самоизоляции наши коллеги посходили с ума. Ты видел сводку новостей в Яндексе? Короновирус, пандемия, зараженные, карантин!!!111!! Наша редакция тогда торжественно решила, что закрывает рот на замок и не выдает никаких новостей о вирусе. Сложно?! Хех, еще как, но мы стараемся.

Соцсети

Фейсбук стал филиалом ада. Конспирологи наконец в открытую столкнулись лбами с либералами. Где-то между ними маячат мемы про туалетную бумагу и Наташу, которая все делает правильно (кстати, приятно познакомиться, это снова главред, которую зовут Наташа и да, я первая получаю эти мемы). В Одноклассниках и Вотсап активно распространяют списки с адресами зараженных и просят маслом ставить кресты на двери. Инста — адовое количество прямых эфиров просто обо всем. В телеге все астраханские политологи заделались в вирусологов. И только ТикТок живет по своим законам — там, к счастью, Астрахани пока нет.

Люди

Они стараются. Ей-богу стараются. Не выходить из дома без нужды, помогать старикам (у нас волонтеры из Агенства по делам молодежи организовались в отряды и развозят продукты), поддерживать врачей (отвозить их домой после работы). Люди в Астрахани хорошие. Возмущаются понемногу, что рыбалку запретили, что бизнес придушили, но сами надеятся на лучшее. Наши люди все чаще стали говорить не о том, как плохо сейчас, а о том, как будет круто, когда все закончится.

В целом, Астрахань живет. Медленно, иногда с натяжкой, иногда срочно меняя министров на постах, но живет. У нас отцвели абрикосы, и начали цвести персики. Местный девчонки, конечно, остаются без традиционных весенних фото, но это ничего, можно полистать и прошлогодний архив. Обнимаем тебя, волжский друг, приезжай к нам в низовья, как это все закончится, порыбачим.

Фото dvor.media

Удмуртская Республика

Диана Алексеева, корреспондент «Удмуртская правда»

О первых двух людях в Удмуртии, у которых был диагностирован COVID-19, стало известно 22 марта: девушка вернулась из Швейцарии, а молодой человек из Венгрии. Через несколько дней появились ещё двое больных – родственники первых зараженных. Затем коронавирус нашли у пассажира лайнера Costa Magic. И последние 4 случая – это 62-летний мужчина, вернувшийся из Санкт-Петербурга, и семья, которая контактировала с родственницей, приехавшей из Великобритании.

Сейчас у нас действует режим самоизоляции, поэтому выходить на улицу можно только для того, чтобы добраться на работу и обратно, сходить до ближайшего магазина за продуктами, выбросить мусор, погулять с собакой или грудным ребенком. Также до 19.00 разрешаются индивидуальные пробежки. Если первые дни люди ещё как-то соблюдали эти правила, и, действительно, можно было увидеть опустевшие улицы Ижевска, то сейчас многие этим пренебрегают. Продолжают встречаться с друзьями в больших компаниях, гуляют в парках и скверах, особенно в выходные в хорошую погоду. Надевают маски на лицо и надеются, что она их защитит.

На мой взгляд, большинство не осознает всей угрозы, всей серьёзности ситуации, а больше переживают за то, что ребёнок из-за этого «дурацкого режима» не может подышать свежим воздухом. Возможно, людям кажется, что в Удмуртии ситуация более благополучная, чем в других регионах, но нужно понимать, что это может измениться в любую секунду. К тому же особо никого не штрафуют. По-моему, только одного человека оштрафовали.

В общественном транспорте временно не действуют льготные проездные, вероятно, чтобы отбить у пожилых людей охоту куда-то ездить без крайней необходимости (воспользоваться льготными проездными можно только при наличии уважительной причины).

Недавно на семи трассах в направлении соседних регионов появились передвижные контрольно-пропускные пункты. Полицейские останавливают машины и узнают цель поездки, проверяют наличие справки от работодателя.

В Удмуртии не работают кафе, рестораны, бары, клубы, развлекательные центры и так далее. Открыты только продуктовые магазины, магазины с товарами первой необходимости, аптеки. Бизнес сегодня осваивает новые инструменты работы, чтобы оказывать услуги в онлайн-режиме и как-то оставаться на плаву и сохранить рабочие места для своих сотрудников.

Если на прошлой неделе очень многие организации перешли на дистанционный режим и в офлайне остались только работники непрерывного производства, то с 6 апреля в республике приняли смягчающие меры. Поэтому некоторые организации возобновили работу.

Понятно, что многим сейчас тяжело не столько физически и морально, сколько материально, потому что не все смогут оправиться от этого кризиса. Но остается только беречь своё здоровье и надеяться, что коронавирус скоро отступит.

Фото udmpravda.ru

Ульяновская область

Марина Белова, главный редактор «Медиа 73»

Ульяновск, как и многие города России, вторую неделю живет в режиме самоизоляции. Редакция ИА «Медиа73» все это время работает в удаленном доступе. Впрочем, для нас это привычный формат – весь творческий коллектив чаще всего трудится именно так.

Всю прошлую неделю ульяновцы сознательно соблюдали ограничительные мероприятия. Город практически вымер: пустой транспорт, редкие прохожие, немноголюдно в продовольственных магазинах, покупатели соблюдали дистанцию в полтора метра, кассиров закрыли прозрачными защитными экранами. Дефицита товаров нет.

Как и многие другие города страны, мы столкнулись с отсутствием антисептиков и одноразовых медицинских масок в аптеках. Две городских фабрики «Русь» и «Бостон» перестроились на выпуск многоразовых средств защиты. В основном они работают для нужд предприятий и организаций. В розницу их изделия можно купить за 40-50 рублей за штуку. Многие, в том числе и я, сшили маски самостоятельно из хлопчатобумажной ткани.

При этом Ульяновск долгое время считался одним из самых благополучных городов по коронавирусной инфекции. В течение почти двух недель у нас был зарегистрирован лишь один зараженный. Подросток, сын депутата Законодательного собрания региона, вернулся из Англии. Через несколько дней его анализ дал положительный результат. В конце прошлой недели он выписался из больницы, и все ждали послабления режима самоизоляции.

Но уже в выходные полыхнуло в Карсунском районе. Там коронавирус подтвердился у двух медработников районной больницы. В контакте с ними были десятки жителей. Рабочий поселок Карсун и села Сосновка и Нагаево закрыли. Больница, автостанция, магазины и просто улицы там дезинфицируются, всех жителей посадили на строгий карантин.

На этой неделе вышли на работу предприятия обрабатывающей промышленности, стало заметно больше транспорта и людей на улицах и в магазинах. Крупнейшее предприятие города, Ульяновский автозавод получил госзаказ на выпуск автомобилей скорой помощи на базе «УАЗ Профи».

Из положительных моментов отмечу большое количество волонтеров, которые в это сложное время помогают пожилым и одиноким людям с покупкой продуктов и лекарств. Уже вторую неделю работает каталог онлайн-сервисов «Ульяновскдома.рф». Симфонический оркестр «Губернаторский» еженедельно в прямом эфире дает концерты классической музыки из зала Ленинского мемориала, сотрудники городских музеев проводят онлайн-экскурсии, а спортсмены – онлайн-зарядки.

Среди спорных инициатив – предложение региональной Общественной палаты ограничить продажу алкоголя. Поддержки оно не встретило.

Каждый вечер губернатор Сергей Морозов записывает обращение к жителям области, его размещают в соцсетях. Губернатор отвечает на проблемные вопросы, рассказывает о ситуации в регионе.

Сейчас жители Ульяновской области (особенно пенсионеры) с нетерпением ждут решения власти об открытии садоводческих маршрутов, нужно отметить, что во многие городские СНТ ходит общественный транспорт, где соблюдать безопасную дистанцию будет очень сложно.

Фото media73.ru

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close