Как Нина Горячева помогла ткачихе Валентине Терешковой отправиться в космос

02.03.2020

20

Автор: Татьяна Марченко

Как складывалась судьба тех, кто во время кровопролитной Великой Отечественной был крохотным ребенком, да к тому же сиротой? Сегодня разговор об этом с председателем общественной организации «Дети-сироты Великой Отечественной войны» Советского района Ниной Горячевой (до замужества Лукахиной).

О детдоме, летчиках и первой любви

— Родилась я 16 февраля 1940 года в поселке Ермолино на станции Балабаново Московской (сейчас Калужской) области, — рассказывает собеседница. — Жили мы в частном доме. Имели подсобное хозяйство. Родители трудились на ткацкой фабрике, которая находилась в поселке. Но мирное течение жизни резко прервала Великая Отечественная. Папу забрали на фронт, и он погиб в первый же год войны. Маму направили на оборонные работы. Рыть окопы. Однажды она от сильного переохлаждения заболела воспалением легких и умерла. В возрасте трех лет я осталась круглой сиротой. Своих родителей не помню. Была слишком мала. До 1944 года мы с сестрой Валей жили у родственников, но время было тяжелейшее, и они отдали нас в детские дома. Меня отправили в дошкольный, в город Боровск, а сестру — в школьный, который находился в нашем поселке. Валя на четыре года старше меня. Когда я достигла семи лет, мы с ней оказались в одном учреждении.

Помню наш двухэтажный детский дом. В нем проживали около 100 воспитанников. У детдома был огород, где выращивали овощи. А еще собственная лошадь, на ней возили продукты.

Кроме учебы у детворы были и другие обязанности. Например, дежурства по кухне. Мы помогали накрывать столы, убирать и мыть посуду. Чистили картошку. Собирали для столовой дикий лук, щавель. Мальчишки ловили рыбу. А в небольшом лесу за речкой собирали орехи. Для себя. И ели любые съедобные растения. С голоду, конечно, не умирали: в столовой нам давали первое, второе, компот. Второе, разумеется, без всяких котлет. Они были редкостью. Ели суп и из крапивы, и из свекольной ботвы.

Детдомовцы помогали колхозу в сельскохозяйственных работах: прополке полей, уборке урожая.

Вспоминаю строгого, но справедливого воспитателя-фронтовика Николая Петровича. Всегда ходил в военной гимнастерке. И требовал от воспитанников военной дисциплины. Мальчишки к нему тянулись. Им не хватало отцов. В детдоме в основном работали женщины.

Запомнились мне и наши шефы, военные летчики. Недалеко от нас находился армейский аэродром. Летчики привозили нам подарки. А мы для них давали концерты. Нас возили в часть на полуторке, через речку, по мосту. И однажды у машины отказали тормоза. Она перевернулась, и мы полетели в реку. Хорошо, что была зима, и речку покрывал толстый лед. Не утонули, только ушиблись. В этот момент мы пели одну из любимых мелодий со словами: «Когда душа поет и просится сердце в полет». Так что это ЧП приняли за увлекательное приключение. Не унывали никогда.

Учились вместе с поселковыми детьми. И никакого противопоставления не было. Никто не упрекал тем, что мы детдомовские. На переменках домашние ребята по возможности делились едой. Нам с собой брать было нечего. Да и в школе никого не кормили.

И еще одно воспоминание, оставшееся на всю жизнь. В шестом классе я впервые влюбилась. В мальчика из поселка. Его звали Саша. Учился в параллельном классе. Он катал меня на своем велосипеде. После школы Сашу направили в Москву, учиться на строителя. Вообще же большинство мальчишек тогда определяли на металлургические производства, а девочек — на ткацкие.

Одновременно с Терешковой

— В детском доме я жила до 1955 года, — продолжает свой рассказ Горячева. — После окончания семилетки меня отправили в Ярославль, на ткацкую фабрику «Красный перекоп», хотя у нас в поселке тоже было такое производство. Но, наверное, там в рабочей силе нуждались больше. Сначала училась в фабрично-заводском училище, где нам выдали униформу: бушлаты и бутсы. Она была не лишней. Ведь при выпуске из детского дома я получила лишь двое трусиков, платьишко, ботиночки и пальто.

На фабрике работала тростильщицей. Нитки сращивала. Работа не из легких. Требовала огромного внимания. Отвлечься нельзя было ни на секунду. Трудились в три смены. Работали с огоньком. Делали все на благо страны.

1957 год. Ярославль. Бригада коммунистического труда. Нина Лукахина (Горячева) вторая в первом ряду (слева направо)

Я возглавляла бригаду коммунистического труда. В ней были восемь детдомовских девчонок. Все из разных учреждений. Все члены ВЛКСМ. А секретарем комсомольской организации фабрики у нас была Валентина Терешкова, будущая первая в мире женщина-космонавт. Работала она ткачихой в другом цехе. Училась в заводском текстильном техникуме.

С гордостью могу сказать, что моя бригада всегда была в почете. Побеждала в социалистическом соревновании. Нас для обмена опытом приглашали на различные слеты. Мы получали премии: то кофточки выдадут, то сорочки. Были этому рады.

Жили интересно. Играли в волейбол, городки, лапту. Катались на коньках, на лыжах. Участвовали в различных спортивных соревнованиях, в художественной самодеятельности.

Кроме того, успевали учиться в вечерней школе. Жаль, что после ее окончания мне не удалось продолжить образование. А моя сестра Валентина стала педагогом и живет сейчас в Калуге.

Потянуло к семейному очагу

— Однажды приехала из Ярославля в отпуск, на родину, — вспоминает ветеран. — Встретила там тетю, мамину сестру. Она жила в Куйбышеве. И уговорила меня приехать в город на Волге. Поехала. Познакомилась с двоюродным братом, с его друзьями. Ходила с ними в драмтеатр, отдыхала на Кондурче. Так и познакомилась со своим будущим мужем. Он сразу обратил на меня внимание. Подарил букет ромашек и мгновенно сделал предложение. Только замуж я тогда не собиралась.

А когда вернулась из отпуска в Ярославль, то решила уволиться и переехать в Куйбышев. Директриса отпускать не хотела, говорила о моих больших перспективах на фабрике. Но меня тянуло к родственникам. Ведь до поездки к ним я не знала, что такое семейное тепло.

Родные встретили меня радушно. А тут и мой поклонник стал ходить за мной по пятам. То в кино, то на танцы пригласит. Компанейский парень, острый на язычок. Так и вышла я за него замуж. И прожили мы вместе более полувека.

Смена деятельности

В Куйбышеве Нине пришлось сменить профессию. В 1959 году она устроилась на завод «Прогресс». Там требовались электромонтажники. Месяца три девушка ходила в ученицах. Потом приступила к самостоятельной работе. А со временем стала испытателем готовой продукции. И так случилось, что бывшая тростильщица «Красного перекопа» сумела помочь бывшей ткачихе этого же предприятия отправиться в космос. С 1961 года все запуски осуществлялись ракетами-носителями производства завода «Прогресс». На одном из них в 1963-м и отправилась в космос Валентина Терешкова.

На «Прогрессе» Горячева проработала почти 40 лет, внеся и свой вклад в освоение галактического пространства.

Недавно ей исполнилось 80 лет. По — прежнему продолжает заниматься общественной работой, неравнодушна к происходящему в стране. Сказывается старая закалка.


Читайте также:

Дети войны

Александра Деревская – женщина, усыновившая в годы войны более 20 сирот. Часть 2

Продолжаем рассказывать историю Александры и Емельяна Деревских, усыновивших в годы войны больше двадцати детей.

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации