75 лет Победы

Кто стоял у истоков куйбышевского поискового движения

Мы продолжаем рассказывать о поисковом движении нашего региона — об организациях, добровольных объединениях, энтузиастах, которые занимаются поиском останков бойцов Великой Отечественной войны, помогают родственникам узнать судьбы фронтовиков.

— Чтобы рассказ о зарождении и развитии поискового движения в Самарской области был полным и точным, начинать надо с визита к Земфире Ямиловне Биккининой. Встретиться с ней надо обязательно, — порекомендовал председатель совета регионального отделения «Поисковое движение России» Евгений Ривкинд.

И мы отправились в гости к организатору первого в нашей области поискового отряда Куйбышевской общественной организации «Поиск», созданной в 1987 году.

Начинали со встреч с ветеранами

— 12 февраля 1986 года меня, тогда заведующую детским садом, пригласили на работу в музей Куйбышевского сельхозинститута. Учли мой небольшой опыт патриотической, поисковой работы во Дворце пионеров в Белоруссии. И в Венгрии, пионервожатой, я возила ребят по местам боев. Мой муж был военным, 12 раз мы переезжали с одного места службы на другое, потому поработать пришлось во многих организациях, — рассказала Биккинина. — В сельхозинституте под музей выделили огромное помещение — 180 квадратных метров. Но сначала это были просто пустые стены и небольшая музейная комната, созданная до этого энтузиастами вуза. Мы решили, что главное направление работы — встречи с людьми, их воспоминания, семейные архивы. Тогда еще многие участники Великой Отечественной войны были живы. Первыми экспонатами стали их фотографии, письма и документы. Фронтовики были очень рады такому вниманию.

Зимой 1987 года на базе музея прошло организационное собрание первого поискового отряда. Костяк составили студенты, отслужившие в армии, среди них было немало «афганцев».

Сначала они просто разыскивали фронтовиков — сопоставляли данные архивов, воспоминания ветеранов.

От Екатерины Коллонтай, бывшей медсестры 356-й стрелковой дивизии, узнали, что это воинское подразделение в годы войны формировалось на территории института. И отряд начал собирать под свое крыло ветеранов, связался с музеем одной из куйбышевских школ, который тоже занимался историей этой дивизии.

Летом 1988-го 28 человек, разбившись на два отряда, отправились на места боев дивизии. Деньги на поездку студенты заработали сами — помогали обрабатывать огороды, копали колодцы. С экипировкой помогла институтская военная кафедра.

По следам дивизии прибыли в Тульскую область. Побывали на месте ее первого боя — в селе Ефремово. Обследовали окрестности, памятники, записывали воспоминания местных жителей в Белево, Зайцево, Бобриках, Спасском-Лутовиново, Ясной Поляне.

Полевые работы тогда еще были запрещены. В экспедиции на места боев невоенных, неспециалистов не пускали, «табу» было строжайшим, поскольку боеприпасы, мины, снаряды еще представляли реальную опасность. Так что месяц занимались «теорией». Колхозы помогали продуктами, студенты жили в местных школах, давали концерты в сельских Домах культуры.

В Бобриках, в близлежащем лесу, ребята тогда нашли целую сумку гильз. Начали копать рядом — обнаружили человеческие останки. Сообщили об этом в правление колхоза, в военкомат, а там ответили: «Не трогать! Мы сами».

Комсомолу дали «зеленый»

Осенью 1988 года в Калуге состоялась первая всесоюзная конференция поисковых объединений. На ней-то и дали наконец зеленый свет полевой поисковой работе энтузиастов. Но строгостей, ограничений еще было много: поставить в известность военный округ, получить согласования и план работ с подробной картографией.

В апреле 1989-го появилось решение партийной и комсомольской организаций страны направить поисковые отряды в Новгородскую область, в район Мясного Бора, где воевала 2-я ударная армия, сформированная в Приволжском округе. Это был всесоюзный старт поисковых работ добровольцев — не военных специалистов, а энтузиастов из комсомольской молодежи.

— Эти места назвали «Долиной смерти». В район Мясного Бора, где в 40-х шли кровопролитные бои, съезжались десятки, если не сотни отрядов со всего Советского Союза. Мы зарегистрировали свою общественную организацию и отправились туда же. В отряде были ребята из сельскохозяйственного, медицинского институтов, университета и других куйбышевских вузов, — продолжила Земфира Ямиловна. — Министерство обороны все отряды распределило по участкам, специалисты объяснили, что нам предстоит делать, и в то лето в Мясном Бору были подняты, а затем захоронены со всеми воинскими почестями останки 3 189 воинов. Мы поняли, насколько важное, нужное и ответственное дело делаем. Это было боевое крещение первого куйбышевского отряда. Потом мы еще не раз возвращались в «Долину смерти». Всего же на нашем счету 99 экспедиций во многие области страны — в Тульскую, Волгоградскую и другие, где шли бои и лежали останки незахороненных бойцов. А когда возвращались домой, вели патриотическую, архивную работу. И готовились к следующим полевым сезонам.

30 лет и тысяча «учеников»

Биккинина работала со своим объединением с 1987 по 2016 год. В 2015-м выезжала в полевые экспедиции по поиску останков бойцов в Новгородскую и Волгоградскую области. А ведь ей тогда было уже 77 лет. Но о годах забываешь, когда есть задачи, цель, дело многих лет жизни.

И сегодня в квартире ветерана аккуратно разложены по папкам, по полкам материалы, фотоотчеты, благодарственные грамоты, вырезки из газет за 30 лет. А самые ключевые моменты — в памяти. О том, как впервые вместе с ребятами увидели места боев и останки бойцов прямо на поверхности земли. Как учились работать технически грамотно, аккуратно и безопасно буквально по ходу, в поле. Как в 90-е годы под Волгоградом поднимали и перевозили в Калачна-Дону останки куйбышевского самолета Ил-2. Как многие годы переписывались — и дружат до сих пор — с десятками поисковых отрядов страны, встречаются с ними в экспедициях и на слетах. Как осторожно, не дыша, расшифровывали анкеты из найденных солдатских медальонов, делали копии агитационных листовок и делились этими материалами с другими отрядами.

— За 30 с лишним лет бойцами отряда «Поиск» стали более 1000 ребят. И все они оказались достойными гражданами Отечества. Возможно, и потому, что прошли через очень серьезную школу — мужества, патриотизма, самоотверженности, — подводит итог Земфира Ямиловна. — Мы до сих пор каждый год встречаемся. Собираются бывшие активисты движения, уже состоявшиеся люди, которые живут сейчас в разных городах. В прошлом году приезжал 51 человек.

К слову, у организатора первого в нашей области поискового отряда, который оставался единственным вплоть до начала 2000-х годов, трое внуков. И все они — тоже поисковики. Семейная традиция.

Первокурсник Алексей Бабнищев, 1991 год:                                                                                                                                                                                                                                  «Работая в «Долине смерти», я ощущал всем своим нутром, что делаю очень нужное дело. Я чувствовал, что поднимаю однополчан своего деда, не исключаю даже, что они знали друг друга, и от этих мыслей прибавлялись сила и терпение… Я думаю, что мой дед одобрил бы мою работу…» Пятикурсник Николай Чикин, 2013 год: «Я на вахте не первый год, но каждый раз, выходя в «Долину смерти», чувствую дрожь в теле. Сколько жизней оборвалось в этих местах, сколько моих сверстников погибло, не оставив после себя даже имени…» Из воспоминаний бойцов отряда «Поиск»

 

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение