75 лет Победы

Ветеран Тамара Павлова об обороне блокадного Ленинграда. Часть 3

Тамара Евгеньевна Павлова (до замужества Бокова) — ветеран Великой Отечественной, неравнодушный, энергичный человек. Постоянно выступает перед школьниками. На уроках мужества рассказывает им о военном времени. Она одна из создателей музея «Блокадный Ленинград» в школе №90.

Родилась 3 мая 1926 года в Оренбурге. Отец ее был железнодорожником, мама — швеей. В семье росли двое детей: она и старший брат Петр. Так случилось, что по семейным обстоятельствам в 1938 году они с мамой переехали в Ленинград к родственникам. О тех годах, которые нельзя забывать, мы и попросили ветерана рассказать нашим читателям.

В Куйбышеве

— Здесь жили мамины друзья и сестра, — уточняет Павлова. — У тети была одиннадцатиметровая комнатка в коммуналке старого дома на улице Рабочей. Но не беда. Всетаки крыша над головой. Бедой оказалось другое: тетя заболела туберкулезом. Мама похлопотала, чтобы нас поселили в другое место. Переехали на Арцыбушевскую. Сначала жили в коридорчике. А потом нас переселили в освободившуюся комнату. Зоя, девочка, которая приехала вместе с нами, отправилась жить к своей маме.

Надо сказать, Куйбышев встретил нас хорошо. Приехали мы сюда примерно 10 марта. Нас прикрепили к киоску. Потом к ресторану на железнодорожном вокзале. Я ходила туда получать обеды. Так было до конца марта, а в апреле нас перевели в блинную. Она, по-моему, до сих пор существует в районе улиц Куйбышева и Некрасовской. Блины выдавали по спискам. Поначалу мне не хотели отдавать мамину порцию. Я терпеливо объясняла, что человек сам прийти не может. Ходит с трудом. А свою порцию мне предлагали съедать сразу в блинной. Опасались: вдруг выйду и все продам?

1941 год. 7 класс ленинградской школы. Тамара третья в первом ряду (слева направо)

Мама старалась подрабатывать. У нее было много заказов. Она могла сшить все что угодно.

Паровозы из Злобино

— Когда исполнилось 16 лет, я решила устроиться на работу, но родственники возразили: пойдешь учиться! Как раз был объявлен дополнительный набор в филиал железнодорожного техникума. Учеба началась в мае. Первое время занятия проходили на Арцыбушевской, в школе №20, — вспоминает Тамара Евгеньевна. — Училась два с половиной года. Техникум окончила в октябре 1944 года, когда еще шла война. Получила направление в Красноярск. Отправилась туда в ноябре. О билетах на поезд позаботился техникум. Моей попутчицей стала девочка из нашей группы. Правда, она ехала в Кузбасс. В Челябинске нам предстояла пересадка.

В поезде с нами подружился военный летчик из Сызрани и очень нам позже помог. Когда у нас не принимали вещи в камеру хранения в Челябинске, он представил нас женой и сестрой. И вещи приняли по его документам.

А для того чтобы закомпостировать билеты и поехать дальше, было непременное условие: пройти санпропускник. Обработать белье и помыться в бане. В переоформлении билетов тоже помог летчик.

Прибыла в Красноярск. Место работы по распределению — паровозостроительный завод, эвакуированный из города Бежицы Брянской области, находился на станции Злобино. На расстоянии примерно как от нашего железнодорожного вокзала до Безымянки.

Добираться до него нужно было на электричке. А дожидаться ее мне пришлось довольно долго. И несмотря на то, что одета я была тепло: в лыжные брюки, валенки (за них мама кому-то сшила пальто), все равно обморозила коленки.

На заводе меня определили в железнодорожный цех. Сначала дежурной по станции, а месяца через два маневровым диспетчером.

Завод выпускал паровозы, крайне необходимые стране. Я в основном принимала уголь, который был двух сортов: черемшанский (подобный донецкому) и серый. Первый шел на электростанции. Второй — на другие производства. Я контролировала разгрузку и погрузку. Работа была напряженной. Времени у меня практически не оставалось. Не удавалось даже Красноярск посмотреть.

Как попала в дезертиры

— Через полтора года получила отпуск и уехала к маме в Куйбышев. Но так случилось, что в Злобино я больше не вернулась, — рассказывает Павлова. — Тяжело заболела мама и нуждалась в уходе, о чем мне врач и выдал справку. Я отправила ее на завод и попросила меня уволить. Но увольнять меня не хотели.

1949 год. В управлении Куйбышеской железной дороги. Тамара Павлова вторая в первом ряду (слева направо)

Пыталась устроиться на работу в Куйбышеве. Пошла на железную дорогу. А мне ответили: без трудовой книжки нельзя. Подсудное дело. На помощь поспешила жена брата, вернувшегося с фронта. Она работала на станции переливания крови. И меня по ее просьбе приняли инспектором в обком общества Красного Креста.

Но однажды, это было в 1946 году, домой пришел милиционер и забрал меня в отделение. Я просидела там ночь. Вместе с молодыми жуликоватыми девчонками. Мама не знала, куда я пропала. Утром меня допрашивал следователь прокуратуры. Домой отпустил, но подчеркнул, что я нахожусь в городе как дезертир, сбежавший с места назначения.

В ситуацию вмешалась Зоя, которая работала юристом. В результате меня от ответственности освободили.

В Красном Кресте я трудилась до получения документов с завода. А потом, 18 декабря 1947 года, устроилась в управление железной дороги и проработала там 35 лет.

О самом главном

Самым главным в жизни Тамара Евгеньевна считает добрые человеческие отношения, ценит дружбу. Именно они ей всегда помогали и помогают в жизни. Вроде бы все так просто, но так важно.

Тамара Евгеньевна Павлова

У ветерана немало наград. Среди них медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», «Патриот России». Есть почетные нагрудные знаки. В том числе уникальный — «Ударник сталинского призыва», полученный в 1949 году за работу на железной дороге.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение