Культура

В театре драмы представили спектакль о конфликте отцов и детей

«Если бы не ваши родители, у нас бы не было работы» — эта шутка психоаналитиков стала классической.

Все проблемы из детства. Ругали за тройки? Вот вам комплекс перфекциониста. Не хвалили за успехи? Получите невроз. Все время сравнивали с другими не в вашу пользу? Распишитесь за низкую самооценку.

Накормить, одеть и дать образование — три кита, на которых держалось все советское воспитание. «Пока не доешь, из-за стола не встанешь!», «Мало ли что тебе не нравится!», «Что за дурацкие вопросы?», «Троечницей хочешь стать?!» — мы так привыкли в детстве к этим фразам, что перестали замечать, как они разрушают интерес ребенка к миру, его доверие к себе и близким.

Современная драматургия много говорит о конфликте отцов и детей, часто обвиняя старшее поколение в черствости, нежелании и неумении слышать. Не стала исключением и пьеса Дарьи Слюсаренко «Семью восемь». В качестве эскиза ее текст был представлен на прошедшем в начале декабря фестивале «Левановка». Главный режиссер Самарского академического театра драмы Михаил Лебедев представил публике историю о неспособности героини найти любовь, об отсутствии веры в себя и главной причине этой эмоциональной инвалидности — деспотичной бабушке.

Взявшая на себя воспитание единственной внучки (по примеру многих отечественных семей), она видит свою задачу в том, чтобы сделать из девочки идеальную функциональную единицу, подготовить ее к встрече с жестоким миром и его обитателями. Словно солдата, муштрует по главной тренировочной сетке советского школьника — таблице умножения («Семью восемь» — самое сложное»), не подозревая, что самое сложное — научить ребенка любить себя и близких. Как в отвратительном кривом зеркале отразится эта ситуация ближе к концу спектакля, когда тяжело больная бабушка попадет в зависимость от внучки, которая не испытывает любви не только к себе, но и к своим родным.

Разница между первоначальным эскизом и получившимся в результате спектаклем видна не внешняя, а больше внутренняя. Режиссеры, дорабатывая постановку, порой загромождают ее ненужными декорациями — для солидности. Лебедев в своих работах в принципе сторонник минималистического оформления, которое в «Семью восемь» достигает своего апогея — зрители видят лишь несколько стульев в глубине сцены.

Зато образ одного из главных персонажей — бабушки — в двух вариантах сильно разнится. В эскизе от героини в исполнении Елены Ивашечкиной кровь стыла в жилах. Несколько раз за ее внучку (Алена Шевцова) становилось страшно. Казалось, она может ее избить прямо здесь и сейчас. Но отсутствие физического насилия не отменяло морального унижения. Словно гвозди, в голову внучки вбивала она свои уничтожающие фразы металлическим голосом. Екатерина Кадырова создала на сцене совсем другой тип. Дело не в том, что актриса намного моложе своего персонажа — образ, в том числе и возрастной, у нее получается точным. Но в силу личностных данных и режиссерского решения (не делать из бабушки беспощадного монстра) героиня Кадыровой получилась более теплой, заботливой и мягкой.

Шевцова, исполнительница главной роли, отлично справляется с трудной задачей — воплотить на сцене внутренний мир и переживания героини. Зрители видят ее в разном возрасте, как историю болезни прослеживая путь от доверчивой искренней девочки до запутавшейся, закомплексованной и перепуганной девушки, неспособной любить и быть любимой. «Значит, бабушка была права насчет меня», — звучит в ее голове приговор, не подлежащий обжалованию.

В этом небольшом и по продолжительности, и по количеству актеров спектакле зрители видят взаимодействие героини с несколькими персонажами, которые раскрывают ее с разных сторон. За короткое время Владимир Морякин, Сергей Маркелов, Анастасия Ермилина, Надежда Попова и Федор Степаненко создают интересные образы. Герои порой напоминают шаржи и в то же время почти документально достоверны.

Некоторые фразы, произносимые в спектакле, настолько знакомы, что кажется, что текст пьесы можно дополнить своими примерами. Только вот в этой энциклопедии советского воспитания, которую представляет собой бабушка, не хватает одной очень важной главы — «Как научить ребенка любить». Но может быть, ее можно дописать самостоятельно? И героиня после многочисленных неудачных попыток пытается это сделать. Ведь никогда не поздно душевно побеседовать с бабушкой. Даже если ты ее больше никогда не увидишь.

— Сначала это был эскиз, который мы показали на фестивале «Левановка», потом уже сделали спектакль. Сама мысль в процессе работы не изменилась — это постановка про любовь и нелюбовь. Конечно, мы многое доработали. Постарались сделать наших персонажей более глубокими, сцены не такими однозначными. Нам было важно отойти от оценок: бабка плохая, внучка хорошая, родители пьют и так далее. В жизни ведь все намного сложнее. Каждого человека можно оправдать и понять, почему он поступил так или по-другому. В тексте есть хорошая фраза: «Неизвестно зачем брошенные слова». Иногда слова, которые у нас вырываются, могут быть направлены не на собеседника, а на нас самих. А человек их услышал и нарисовал какую-то свою картину. Это запускает цепь событий, которую тяжело разорвать. Эскиз мы делали стремительно, времени было мало, там были скорее наметки — первый слой. Когда работали с Еленой Васильевной Ивашечкиной, некоторые моменты не затрагивали — некогда было, задача стояла донести текст до зрителя. С Катей постарались найти тепло между внучкой и бабушкой, которое, конечно, есть. Мою героиню мы видим в разных возрастах. Задача была ни в коем случае не играть детей. Это просто мы, но с разным текстом. Хотя дети более открытые и восприимчивые. Они очень быстро все впитывают и принимают за чистую монету. Я постаралась показать это. Алена Шевцова, актриса Самарского академического театра имени Горького, исполнительница главной роли в спектакле «Семью восемь»

 

— Эскиз делали с Еленой Васильевной Ивашечкиной. Но потом она сказала, что ей непросто играть тяжелую болезнь и смерть: «Я хочу еще пожить». Режиссер Михаил Лебедев предложил мне почитать пьесу. Не могу сказать, что все понравилось. Мне это не близко — меня так не воспитывали. Но это есть сплошь и рядом. И такие бабушки, и такие мамы. Самое главное качество этой героини — требовательность. Она требует отличной учебы, хорошего поведения — как, в принципе, любой родитель. Просто у нее это в слишком жесткой форме. Поскольку такая модель поведения. Наверное, с нее также требовали ее мама, бабушка. Когда я прислала фотографию своего костюма мужу, он сказал: «Это же «Похороните меня за плинтусом». У нас история, конечно, помягче, но внешне, может быть, похоже. В этой истории мы пытались найти любовь. Потому что нелюбовь видно. А любовь скрывается — ее нужно искать. Екатерина Кадырова, актриса Самарского академического театра имени Горького, исполнительница роли бабушки в спектакле «Семью восемь»

 

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение