Спорт

Об авиапроисшествиях с хоккейными командами Военно-воздушных сил

Недавно российский хоккей вспоминал о печальной дате в своей истории.

7 января исполнилось 70 лет со дня авиакатастрофы в свердловском аэропорту Кольцово. При посадке в сложных метеоусловиях — метель и мороз — разбился военный самолет Ли-2, в аварии погибли шесть членов экипажа, 11 игроков столичной команды ВВС, врач и массажист клуба. Несколько из разбившихся хоккеистов также были и известными футболистами. Летели они на календарный матч чемпионата с челябинским «Дзержинцем».

Трагедия в Кольцово

Знаменитый нападающий команды ВВС Всеволод Бобров опоздал на тот самолет. По его словам, впервые не прозвонил заведенный на 4.00 исправный будильник, и форвард проспал. Вылет задержали на два часа. Но команда так и не дождалась Боброва. Полетела без него. И погибла. Сам Бобров поехал на матч на челябинском поезде. И остался жив. На станции Куйбышев его вызвали в военную комендатуру, где и сообщили о трагедии.

Повезло и Александру Виноградову, дисквалифицированному за драку в предыдущей игре с ленинградским «Динамо».

Счастливчиком оказался и здравствующий ныне 96-летний Виктор Шувалов. В то время он только перешел в команду ВВС из челябинского «Дзержинца», и в поездку его решили не брать, чтоб не раздражать болельщиков. Василий Сталин, курировавший команду хоккеистов, самолично отдал приказ: «Шувалова не берите. Мало ли что».

Был шанс избежать катастрофы. В ходе полета из Москвы самолет совершил посадку в Казани (обычная практика для авиации тех лет). Ожидание продолжения рейса затянулось. Урал не принимал самолеты из-за морозов. Тогда играющий тренер команды Борис Бочарников после долгих уговоров выпросил разрешение на продолжение полета у самого Василия Сталина. Хотя до Челябинска можно было добраться уже на поезде. Из-за невозможности приземления в пункте назначения командир воздушного судна принял решение о посадке на запасном аэродроме в Свердловске. Совершить ее благополучно не удалось.

Об авиакатастрофе официальные власти решили умолчать. «Летчики» обыграли «Дзержинец» — 6:3. Однако обстановка на том матче была гнетущей. Зрители уже знали о трагедии, но не ведали подробностей. Новую команду «летчиков» собрали буквально за пару дней. В те времена дикторы называли игроков только по фамилиям. Поэтому в клуб был экстренно вместо погибшего Юрия Жибуртовича вызван его младший брат Павел, который служил в войсках ПВО и лишь однажды играл в канадский хоккей с шайбой. Дальнейшая карьера родившегося в Куйбышеве парня продлилась в этом виде спорта 14 лет. Он вошел в состав первой сборной СССР. Вызвали в ВВС из другого клуба и однофамильца погибшего Александра Моисеева. Юрия Тарасова заменил его брат Анатолий — в будущем легендарный тренер.

В том чемпионате команда ВВС заняла лишь четвертое место. Однако в следующем первенстве СССР «летчики», в состав которых влились перспективные хоккеисты других команд, выступили блестяще, завоевав золотые медали. Потом команда Василия Сталина еще дважды повторила свой триумф.

О трагедии не вспоминали почти 20 лет. Только в январе 1969-го в еженедельнике «Футбол-Хоккей» вышла маленькая заметка о том, что в январе 1950-го в авиакатастрофе погибла большая часть лучшей команды советского хоккея того времени.

Беда обошла стороной

Вспоминая о событиях 70-летней давности, столичная пресса подзабыла, что подобная авиакатастрофа едва не повторилась в Самаре на военном аэродроме Кряж. Ветераны хоккейного клуба ЦСК ВВС до сих пор отмечают свой второй день рождения. 23 года назад — 25 января 1997 года — только чудо помогло избежать новой трагедии.

В то время хоккейная команда ЦСК ВВС летала на матчи элитной суперлиги на военных Ан-24. Экономили средства. Прилетели, сыграли матч и тут же назад. Без особых накладных расходов. 25 января предстоял рядовой матч в Череповце с «Северсталью». Погода была в тот день отвратительная — сильный боковой ветер с мокрым снегом. Отправление задерживали. Никак не могли расчистить взлетную полосу. Наконец полетели. Полный топлива самолет стал было набирать высоту, но зацепился шасси за сугроб, чиркнул крылом. Его потащило по снегу. В итоге он уткнулся носом в другой сугроб, в считанных метрах от строений. Только чудо спасло от возгорания тонны разлившегося керосина. Кто-то потом говорил об отказе двигателей, кто-то о том, что треснуло крыло.

— Бегом из самолета, — скомандовали летчики, в одно мгновение открыв запасные двери.

Хоккеисты быстро покинули борт. Отбежали подальше от самолета, готового взорваться в любую секунду.

Серьезных травм, к счастью, не было. Как утверждали потом очевидцы, защитник Игорь Никитин травмировал плечо, главный тренер команды Александр Асташев повредил глаз. Царапины и ушибы других были не в счет.

Игроки команды много раз рассказывали о пережитом в те драматические минуты. Многие не могли сдержать слез. Не сдерживают их и сейчас. Как утверждают авиаэксперты, хоккеистам была уготована судьба сгореть в одну минуту. Ведь баки самолета были полны керосина.

Мне как спортивному репортеру довелось быть на месте той авиааварии. Прибыл вместе со съемочной группой ГТРК «Самара» через час после происшествия. Поврежденный самолет с вытекающим керосином мы снимали из жилой пятиэтажки напротив Пугачевского тракта. На поле аэродрома нас, естественно, не пустили. Вокруг стояли военные патрули, отгонявшие зевак. Сняли из окошка в подъезде сюжет, уже во Дворце спорта взяли короткие интервью у Асташева и врача команды. Все были рады, что обошлось без жертв.

После короткой заметки в «Спорт-экспрессе» о произошедшем на Кряже шум поднялся до небес. «Кто посмел снять и показать? — звонили руководству ГТРК армейские начальники из штаба ПриВО. — Это же совершенно секретно». Точьв-точь как когда-то, в 50-м году.

Что было в тот памятный день дальше? Хоккеисты, разумеется, серьезно нарушили спортивный режим. Об этом они рассказывают не таясь. А на следующий день всей командой сходили в церковь, поставили свечки. 28 января уже на поезде отправились в Москву на матч со «Спартаком» и доказали, что с нервами у них все в порядке. Обыграли «красно-белых» (3:1), а 9 февраля в Череповце в отложенном матче порвали «Северсталь» (3:0).

Второй день рождения

Стало традицией: игроки и тренеры той армейской команды собираются вместе и отмечают свой второй день рождения. Так будет и в ближайшую субботу.

Ах, какая классная была тогда команда! Мне кажется, что лучшего состава потом и не складывалось. Любителям хоккея эти имена хорошо известны. Они и сегодня на слуху. Вратари — Алексей Губарев и Алексей Шарнин, защитники — Александр Жмаев, Алексей Булдаков, Павел Зубов, Олег Юшин, Дмитрий Быков, Игорь Никитин, Сергей Комаров, Евгений Мухин, Олег Кузнецов, Олег Поротников, нападающие — Олег Науменко, Алексей Климантов, Юрий Мордвинцев, Айдар Мусакаев (капитан команды), Алексей Акифьев, Сергей Шумихин, Андрей Разин, Константин Исупов, Андрей Хазов, Владимир Еловиков, Алексей Алексеев, Алексей Зуев, Захар Гатаулин, Андрей Кузнецов, Денис Сажин, Игорь Корешков, главный тренер Александр Асташев, тренеры — Валерий Додаев и Сергей Селиванов. Многие из них до сих пор не расстаются с самарским хоккеем, воспитывают юную смену.

Не каждый из них в силу своей занятости придет на традиционную встречу в субботу, 25 января. Ничего страшного. Вот уже много лет в связи с этим существует и другая традиция. Теперь команда встречается дважды — зимой и в мае, после окончания хоккейного сезона. Я был на многих таких посиделках, которые устраивали на площадке возле снесенного старого Дворца спорта. Устанавливали столы, море пива и раков. Застольем, как правило, руководили Асташев и его коллега Сергей Михалев, который впервые привел «летчиков» к званию чемпионов России по хоккею в 1993 году. Потом оба, тренерским дуэтом, после Самары и Тольятти, возглавили череповецкую «Северсталь» — бывают же такие зигзаги судьбы! — и дважды приводили ее к медалям чемпионата страны. Михалев и Асташев, к сожалению, не дожили до сегодня. Но оба оставили большой след в развитии самарского хоккея. Вечная им память!

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение