Исторические версииПроекты

Защитники границ, сторонники Пугачева. О семье Стольниковых — основателей Генварцевского форпоста. Часть 2

В конце прошлого года в редакцию «Самарской газеты» обратились краеведы из города Уральска.

Они готовили сборник публикаций о казахстанском селе Январцево и предложили включить в него статью «Завещание моего деда», вышедшую в нашем издании. В материале рассказывается о судьбе участника Сталинградской битвы Сергея Стольникова. Родом он как раз из Январцева. Оказалось, что история его предков хорошо известна в селе. Стольниковы принадлежали к казачеству. Они были основателями Генварцевского форпоста, заложенного согласно планам Оренбургской экспедиции для укрепления границ Российской империи.

Тревожное Рождество

1773-го Самара быстро узнала весть о восстании, которое охватило Яик: до мест, где бунтовали пугачевцы, по степным дорогам было относительно недалеко. Например, от Январцево до нашего города — менее 250 километров по прямой. В спешном порядке из самарских гарнизонных войск была сформирована карательная команда. Под руководством полковника Чернышева она выдвинулась навстречу отрядам Пугачева. Однако сам город в конце декабря 1773 года остался фактически беззащитным. Комендант гарнизона Иван Балахонцев запросил помощи, так как в его распоряжении осталось только несколько десятков солдат и два отряда казаков. При этом стало очевидным, что самарцы сочувствуют восставшим: среди жителей было много людей, имевших торговые и родственные связи с бунтовщиками. Они не только не вооружились, чтобы дать отпор нападавшим, но многие не скрывали, что с нетерпением высматривают с крепостных стен, когда же к городу подойдет «подлинный государь». Вот в такой напряженной обстановке в 1773 году Самара встречала Рождество.

Утром 25 декабря, не дождавшись подмоги, Балахонцев под охраной солдат вывез из города дворян, тем самым спасая их от неминуемой смерти. И сам уехал с ними в сторону Сызрани. Там он был арестован как дезертир, покинувший вверенный ему пост. Подошедшим в тот же день к Самаре пугачевцам город не стал оказывать сопротивления. Жители встречали повстанцев с хоругвями и хлебом-солью.

Известно, что власти с неприязнью встретили публикации поэта о пугачевцах. События и мятежники, изображенные Пушкиным, значительно отличались от официально принятой точки зрения. Причины бунта поэт видел в произволе чиновников, притеснявших казаков, в отсутствии законов, в бесправии народа. Эти материалы легли в основу знаменитой повести «Капитанская дочка».

Во время пребывания в Самаре пугачевцы отдали на разграбление народу дома помещиков, отменили оброк, наложенный на рыбную ловлю, бесплатно раздавали горожанам соль, хранившуюся на казенных складах. Все это укрепило симпатии жителей к восставшим. А 120 ссыльных, находившихся в городе, добровольно пополнили ряды повстанцев. Однако жизнь при «новом царе» в Самаре продолжалась только до утра 29 декабря. В этот день по льду с противоположного берега Волги к городу подошел отряд правительственных войск во главе с майором Карлом Муфелем. После жестокого сражения Самара была освобождена от пугачевцев. Многих из них казнили. А тех горожан, кто встречал самозванца хлебом-солью, нещадно били плетьми.

Как Пушкин у Стольникова интервью брал

В 1775 году, после поражения восстания Пугачева, власти предприняли суровые карательные меры против его приспешников. Известно, что подворье Марка Стольникова, а также дома других казаков, примкнувших к самозванцу, были разрушены. Многие семьи пугачевцев покинули Генварцевский форпост и, боясь преследования, долго скрывались в раскольничьих скитах по берегам Чагана, правого притока Урала, и степной речки Ембулатовки. В это время активизировались кочевники. Поскольку форпост некому было защищать, воины казахского султана Досали разорили его почти полностью, захватив в плен всех молодых женщин и парней.

Граница Российского государства без казачьей охраны оказалась очень уязвимой. И Екатерина II через некоторое время после подавления пугачевщины вынуждена была издать указ о «всемилостивейшем прощении» Уральскому войску. После этого почти все казаки, в том числе и Стольниковы, вернулись к своему разоренному хозяйству. В станицах участников восстания прозвали «пугачами».

Пусть расчетливая Москва относит начало Уральского войска к 1591 году, — они-то сами знают, что их бабка Гугниха гораздо раньше пришла на Яик. Больше трех веков бились казаки, отстаивая свою жизнь перед азиатами и свою волю перед Москвою. Сторожевые псы молодого государства на рубеже Европы и Азии, они участвовали во всех войнах России. Не раз побывали в Туретчине, бились со шведами под Полтавою, — там, по преданию, их немудрящий на вид Рыжечка Заморенов сразил шведского богатыря. Островерхие их шапки можно увидеть на старинных гравюрах Отечественной войны… Но зачем гравюры, когда живы сами участники тех памятных походов? Инька-Немец, соколинский казак, еще крепок в кости, а ведь он видел Париж своими глазами. Валериан Правдухин. Роман «Яик уходит в море»

 

Именно на их рассказы опирался Александр Пушкин, приступая к написанию «Истории Пугачевского бунта». Установлено, что поэт бывал в Январцево, останавливался на местном постоялом дворе и «брал интервью» в том числе у Степана Стольникова. Пушкин записывал не только рассказы стариков о Пугачеве, но и казацкие были о богатыре Рыжечке Заморенове и бабке Гугнихе.

Как Наполеона до Парижа гнали

Постепенно жизнь на Генварцевском форпосте восстанавливалась. В 1798 году гарнизон состоял из 32 казаков, патрулировавших границу на протяжении десятков километров вверх и вниз по Уралу. Со стороны степи крепость охраняли постоянные пикеты по пять-шесть человек в каждом. Набеги кочевников прекратились. Уральцы снова доказали свою преданность Родине. И их стали брать в Москву, Киев, Казань и другие крупные города империи для несения полицейской службы. А в 1793 году была сформирована Уральская лейбгвардии казачья сотня. Бойцы, которые в нее входили, были удостоены чести нести службу при царском дворе в Санкт-Петербурге.

В начале XIX века на Генварцевский форпост приехал Александр Пушкин, собиравший материалы для своей «Истории Пугачевского бунта». В Январцево сохранился постоялый двор, на котором останавливался поэт. Местные краеведы зафиксировали данные о том, что он приглашал туда на беседу ветеранов-пугачевцев, среди них — Степана Стольникова.

Земляки Стольниковых принимали участие в Русско-турецкой войне, храбро сражались против Наполеона — гнали французов до самого Парижа. Вероятно, среди победителей был и сорокалетний Максим Стольников. По ревизской сказке Уральского казачьего войска в 1817 году он числился в боевом строю.

Защитники границ, сторонники Пугачева. О семье Стольниковых — основателей Генварцевского форпоста

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение