Самарский коллекционер собирает фигурки из «Киндер-сюрпризов»

Ирина Смольянина и сама не знает точно, сколько экспонатов в ее коллекции. Посчитать их действительно очень сложно.

Во-первых, потому что их очень много, во-вторых, потому что большинство из них маленького размера. Все стены в квартире Ирины заняты полками с игрушками из шоколадных яиц. По словам хозяйки, фигурки ее успокаивают и наполняют позитивом.

— Ваше увлечение наверняка началось с детей?

— Конечно. В 1990 году у меня родился младший ребенок, и вскоре я стала обращать внимание на шоколадные яйца с игрушками, как раз они тогда появились на прилавках магазинов. Сначала мы покупали все марки без разбора, благо стоили они недорого. Брали в основном ради игрушек: тогда сборные модели были очень интересными, и сама сборка доставляла удовольствие. Со временем дети подросли и утратили интерес к шоколадным яйцам, а для меня коллекционирование фигурок стало увлечением.

— Сейчас коллекционеры черпают информацию из интернета. А как было в начале 90-х?

— Интернета тогда не было, но в Германии ежегодно с середины 80-х годов выпускали каталоги «Киндер», где можно было получить максимальную информацию обо всех выпущенных сериях: какие игрушки входят в набор, из каких деталей состоит каждая, как собирать. Причем в каталогах есть информация о сериях, выпущенных в Германии, и о предназначенных для продажи в других странах, они иногда различаются составом. Например, серия «Лягушки» в Германии состоит из 12 фигурок, а в России — из 10. Оставшиеся две можно заказать только из-за границы.

А еще в Самаре был книжный рынок. Сначала он находился на Ипподроме, потом переехал на улицу Ивана Булкина, к автомобильному магазину. Я ходила туда менять повторяющиеся игрушки. Там собирались коллекционеры, мы все друг друга знали.

— Покупая в магазине шоколадные яйца, трясли их, чтобы понять, что внутри?

— И это было, конечно. Сборная игрушка гремит звонко, цельная при тряске дает единичные удары. Еще была серия футболистов с магнитами. Я ходила в магазин с магнитом, подносила его к яйцам, и те, которые на него реагировали, однозначно были с нужной «начинкой».

— Нынешние игрушки отличаются от тех, что были 20-30 лет назад?

— Первые «Киндеры» были немецкого производства, теперь их под этой же маркой делают в Италии. Они несколько дешевле, шоколад в них такой же, а вот игрушки стали менее интересные и худшего качества.

— Сейчас в вашей коллекции фигурки не только из «Киндер-сюрпризов»?

— Не только. Есть много других производителей, у которых тоже очень неплохие серии. И не всегда они продаются в шоколадных яйцах. Интересны, например, фигурки «Дино», которые продавали с творожками «Растишка». Были игрушки и в жвачках, серия называлась «Лунтик». Немецкие производители выпускали серию «Киндер-тойс», где игрушка была приложением к пирожному. В России таких не продавали. Ну и с шоколадным лакомством, конечно, фигурки по-прежнему продаются. Например, у меня есть игрушки из «Макси-киндеров». Первую привезла дочь из командировки в Германию, остальные я заказывала специально. Есть у меня и японские серии, их я получала через Москву.

— Насколько сложно выписать нужный экземпляр из другой страны?

— Совершенно не сложно. В Москве, например, есть люди, которые построили на этом бизнес. Я знаю одну женщину, которая периодически ездит в Германию и привозит оттуда игрушки на продажу. Другая моя знакомая время от времени для этого же летает в Японию.

— В вашей коллекции есть игрушки российского производства?

— Есть, и их немало. Из свитбоксов, фреш-тойсов — это коробочки с мармеладом или зефиром. Очень хорошая серия российского производства «Сказка на ладошке». Правда, их выпустили всего несколько, по отечественным мультфильмам: «Емеля», «Заюшкина избушка», «Красная Шапочка», «Колобок», «Теремок». Последней серией стали «Гуси-лебеди». Но эти яйца продавали только в Москве и Санкт-Петербурге, до регионов они не дошли. Была серия «Подружка», выпускала куколок. Сейчас ее тоже нет. Были «Спокойной ночи, малыши». Хорошие игрушки были под маркой «Петрушка», например, богатыри из современных мультфильмов, а с ними Любава, конь Юлий и прочие персонажи.

— Как выглядит процесс коллекционирования сегодня?

— В моей коллекции много игрушек, купленных не в яйцах и даже не отдельными фигурками, а полными сериями. Большинство их заказано в Германии. Сейчас у меня есть несколько повторяющихся серий, и мне интереснее поменять набор на набор, чем собирать одиночные фигурки. Это гораздо проще и дешевле. Я почти каждый вечер заглядываю в интернет, смотрю, не предлагается ли интересный обмен, не заинтересовался ли кто-то выставленными мною игрушками. Посылки приходят со всей страны.

— От чего зависит ценность игрушки или серии?

— В каждой серии есть частые игрушки, а есть редкие. Образно говоря, в коробке из 12 яиц может быть пять пингвинов с цветочком и ни одного в шляпе. Понятно, что часто встречающиеся будут цениться гораздо меньше тех. Свит-боксы в этом плане более удобны, чем «Киндеры», — в упаковке их 10 штук, коллекция включает в себя восемь. Если купить упаковку, в ней стопроцентно будет коллекция плюс пара повторяющихся фигурок. Ценность серии также зависит от того, в каком тираже и в каком году она выпущена. Например, у меня есть «Коты-аристократы» 1989 года. Сейчас достать такую серию сложно. Не стоит также забывать, что игрушки, которыми на протяжении какого-то времени играли дети, как правило, для коллекции не годятся: у коллекционных игрушек должен быть ровный окрас, они не должны быть ободранными, иметь царапины и потертости. Серия ценна только тогда, когда она полная. Причем на каждой игрушке должны присутствовать все положенные ей детали. Даже если не хватает какого-нибудь, на первый взгляд, неважного лепестка в цветочке, вся серия обесценивается.

— Есть любимые серии?

— Конечно, причем насколько они любимы, не всегда зависит от их коллекционной ценности. Например, серия «Свадьба бегемотов». Она не особо ценная, но мне по душе. Из наших российских хороша серия про Карлсона. Великолепны «Белочки» марки «Петрушка», в ней есть зверушки, стирающие белье, укачивающие малыша… Целая жизнь, целая философия. Серия про Винни-Пуха — единственная, в которой не хватает одной игрушки, у меня нет домика. Эта фигурка настолько редкая, что за нее хотят 10 тысяч рублей. Я такие деньги платить не готова.

— Как долго можно собирать серию?

— На «Шахматы» ушло несколько лет. Это серия, выпущенная достаточно давно, поэтому собрать ее было непросто. Когда удалось достать последнюю фигурку, восторгу не было предела.

— Конкуренция между коллекционерами существует?

— Нет. Есть сотрудничество. Мы общаемся, знаем, кто какую игрушку ищет, и если кто-то находит нужное другому, обязательно об этом сообщает. Чтобы удешевить пересылку, часто объединяемся, делаем общий заказ.

— Как близкие относятся к вашему увлечению?

— Положительно. Муж интересуется моими делами, своими руками сделал полки для фигурок. Он тоже человек увлеченный — выращивает кактусы. Дочь помогла мне создать страничку в соцсетях, чтобы общаться с другими коллекционерами. А когда в одном сетевом магазине начали за покупки давать игрушки, внучка Лиза принесла мне несколько и сказала: «Бабушка, тебе это надо!» Ну раз надо — собрали с ней полную коллекцию. Когда Лиза была помладше, то, получив шоколадное яйцо, всегда спрашивала, нужна мне игрушка, которая там, или можно оставить ее себе.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close