Саунд-продюсер Левша-пацан о ямайском проекте с Гребенщиковым и запретах в музыке

Левша-пацан – человек, который планирует связать Самару со всем миром с помощью музыки. Он задумал осуществить грандиозный проект – записать музыкальные композиции Бориса Гребенщикова совместно с легендой регги Ли Перри. Чтобы это осуществить, в 2020 году Левша полетит на Ямайку – родину даб-музыки.

Сам Левша известен самарской публике, как саунд-продюсер и автор музыки. Мы встретились с музыкантом в чайной, чтобы подробнее узнать о его проекте, знакомстве с дедушкой регги и взглядах на современное звучание.

Собеседник первым делом заварил бодрящий напиток мате, который нужно употреблять через металлическую трубочку – бомбилью. По традиции народов Южной Америки мы пили мате из калебаса – сосуда, изготовленного из высушенной тыквы.

— Левша, где ты научился музыке?

— В детстве меня дед учил играть на баяне. Но я так толком ничему не научился, потому что он громко орал: «Ты бездарь! Пошел вон отсюда!» Когда я экспериментировал на баяне без его уроков, мне очень нравилось. Вторым учителем музыки был отец. В 1990 году он привез из Германии синтезатор Casio и сказал: «Играй, как хочешь». Я тогда ходил в садик. Играть тоже не научился, но приобрел чувство гармонии. Единственное, что у меня есть – это мой музыкальный вкус. Поэтому я являюсь не музыкантом, а именно саунд-продюсером, можно сказать дирижером. Свою музыку я записываю, но не играю.

— Какое у тебя образование?

— Я – геральдист.

— Историк?

— Нет. Я мог заниматься разработкой гербов городов или областей. Мой учитель, например, создал герб Тольятти. Профессия геральдиста связана с глубоким изучением всяких символов и знаков.

— Глядя на тебя сейчас, можно подумать, что любовь к знакам и символам тебя не покинула.

— Возможно, я уже познал все знаки и понял их суть. У всего есть символы, все раскладывается на простейшие фигуры: квадрат, круг, треугольник, точка. Я все это вижу, поэтому мне нравится восьмибитная живопись. Там все очень просто.

— Почему ты выбрал себе такой псевдоним?

— Это не я выбрал. Меня так дразнили в садике, потому что я был левшой. И я из Федоровки. А в деревне все друг друга называют пацанами.

Ямайские планы

— Как ты познакомился с Борисом Гребенщиковым?

— Я не могу сказать, что я с ним хорошо знаком. Просто я рассказал про свой проект одному общему знакомому, а он уже передал Борису Борисовичу. Мэтр заинтересовался, тем более он давно хотел записать что-нибудь с Ли Перри. У каждого из нас в молодости были кумиры, с которыми хочется повзаимодействовать. Так вот, Ли Перри – один из таких людей для Бориса Борисовича.

Ли Перри (83 года) — ямайский музыкант и продюсер, одна из ключевых фигур жанра реггей. Во многом благодаря экспериментам Перри был полноценно развит стиль даб. Работал со множеством известных исполнителей, включая Боба Марли.

Так получилось, что я могу осуществить эту встречу, потому что есть связь с Ли Перри. С ним я общаюсь через человека, который занимается его гастролями в России. Он сказал: «Левша, Ли готов записать для тебя песню». И я подумал, что было бы неплохо.

Мне бы хотелось заняться старыми вещами «Аквариума». У Борисыча полно старых песен. Я их перебрал и нашел штук 40 невыпущенных композиций, которые он играл у кого-то на квартирнике. Из них я выбрал 10 штук и отправил Гребенщикову со словами, что готов перезаписать. Он скинул уже один трек, который готов к поездке на Ямайку. Там Ли завершит сведение песни. Мы будем продолжать эти эксперименты.

— Вы уже собрали средства для своего проекта? Требовалось около трех сотен тысяч рублей.

— Пока только 100 тысяч рублей. Это не так уж много, хватит только на одну песню. За одной композицией ехать на Ямайку не очень выгодно. Нам хочется записать четыре песни. Пока мы просто договорились о цене. Она на порядок ниже, чем у других саунд-продюсеров с мировыми именами. 30 тысяч уйдёт на налоги и комиссию, 10 — на вознаграждения, 10 — на аранжировки и 50 — это гонорар Перри.

— Для чего вообще этот проект?

— Я просто чувствую, что это нужно. Во-первых, мы представим музыку, которую до этого никто не выпускал. По сути, это новые песни группы «Аквариум», которые большинству неизвестны. Музыку поймут люди, которые родились в 1980-е годы и раньше. Новое поколение такое не слушает. Поэтому мы освежаем звучание. Самый современный звук сейчас создают на Ямайке. Там находится вся музыкальная тусовка. Все новшества, которые там возникают, приходят в нашу страну только лет через пять. Например, дансхолл, который в России превратился в кальянный рэп, слушали в 2008 и 2009 годах на Ямайке, звучание было практически идентичное. И, вот, спустя 10 лет его запускают на радио в России.

— Ты уже был на Ямайке?

— Ни разу. Хотя я много путешествую. Много, где был в Европе и Азии. Это будет моя первая поездка на Ямайку.

— Сколько это будет стоить для тебя?

— Очень дорого. Во-первых, билеты на самолет совсем недешевые. Во-вторых, там нужно питаться и где-то жить. Прибыль я вряд ли какую-то получу. Однако мой астролог сказала мне, что бескорыстная деятельности в области искусств будет полезна.

— Веришь в астрологию?

— От звезд на небе многое зависит. Борисыч тоже верит. Он даже какое-то время носил железное кольцо на руке, когда был период Сатурна.

Гребенщиков

— «Аквариум» — твоя любимая группа? Всегда ее слушал?

— Каюсь, нет. Был у меня такой период, когда я чувствовал себя очень плохо. У меня была депрессия, из которой даже не хочется выбираться. Эта музыка меня нашла и вывела на свет божий. Конечно, это было по молодости. Мне было лет 18. Казалось, что это навсегда.

— Что стало причиной твоей депрессии?

— Много разных причин. Расстался с девушкой, нет работы, ничего не нравится, ничего не хочется. Эти проблемы есть у всех. Через музыку Борисыча ко мне пришло такое осознание, что я просто поднялся над маленьким муравьишкой. Просто представь муравья в муравейнике, которому казалось, что он такой одинокий, весь мир против него. В том же году я уехал в Нижний Новгород, познакомился там со своей будущей женой и с друзьями, с которыми общаюсь до сих пор. Помню, тогда они еще посмеивались надо мной из-за того, что я слушал БГ. А теперь сами на него подсели. К каждому Борис приходит в свое время. К кому-то не приходит никогда.

— Ты считаешь, что у песен Бориса Гребенщикова какая-то целительная сила?

— Скорее всего. Он сам проводник божественной силы в наш мир. Как-бы это пафосно ни звучало.

О музыке десятых

— Знаю, что ты еще увлекаешься записью подкастов. Как давно ты заинтересовался этим форматом?

— Начали записывать летом 2019 года. В итоге вышло пять передач. Многие слушатели в восторге, а некоторые просто не понимают, зачем это все. Мы говорим про интересные вещи, собираем информацию по крупицам про героев. Можно вслушиваться и понимать смысл, а можно просто включать как фон. У нас передача, которая поднимает настроение.

— Ты слушаешь популярную сейчас в России музыку? Тебе что-то нравится из этого?

— Когда у меня родилась дочка, как-то так сложилось, что у меня пропал интерес к интернету, концертам и тусовкам. Я просто выкладывал свои альбомы и не брал ничего от мира. Находился в состоянии медитации. Теперь я вновь хочу обмениваться энергией и общаться. Я начал что-то слушать. Конечно, нельзя сказать, что мне нравится все. Люблю только современную ямайскую музыку. То, что делают в США, выглядит плохо на фоне Ямайки. Даже американские музыканты черпают вдохновение там. Кроме того, я люблю гитарную музыку и The Beatles.

— Есть среди молодых самарских авторов те, кто тебе симпатизирует?

— В Самаре много талантов. Например, мой кореш — Паша Куприянов. Но в основном я слушаю тех, кто старше меня – группы Mingle и «Контору Куку».

— Как ты относишься к современному рэпу?

— Я слышу, что играет в проезжающих мимо машинах и называю это «понос». Авторам этих песен плохо, поэтому они транслируют свое состояние. Я тоже могу ругаться и материться. Но необязательно это транслировать на весь мир.

— Почему же? Есть позитивные направления, например, мамбл-рэп. Его исполнители часто бывают на позитиве, а тексты песен содержат шутки.

Мамбл-рэп — поджанр трэп-музыки, который появился в середине 2010-х в США. В нем упор делается на выразительность звучания, в отличие от традиционного хип-хопа, в основе которого лежит лирика и рифмы. Название этого поджанра было придумано рэпером Wiz Khalifa.

— Во все времена была классная музыка. Но я не могу знать все группы. К тому же мне рэп никогда не нравился, ничего не могу с этим поделать. В 1990-х годах я был меломаном, уверенным, что знаком со всей музыкой того времени. Сейчас такого нет. Каждый выбирает свое направление.

Запреты

— Как ты считаешь, попытки контролировать музыкальных исполнителей и запрет темы наркотиков в песнях – это оправданные меры?

— Отчасти, с этим можно согласиться, так как я против пропаганды наркотиков. Я не употребляю и не пропагандирую. С другой стороны, я против того, чтобы человека сажали за то, что он спел про курение запрещенных веществ. Тема волнительная. У меня растут дочери, и я не хочу, чтобы они попали в дурную компанию и слушали такую музыку. Но запрет не поможет. Люди просто будут устраивать квартирники, как в 1980-х.

— Ты думаешь, что Гребенщиков никогда не употреблял?

— Я не говорю так. Да, по молодости мы можем совершать глупые поступки. Я просто это пережил. Есть вещи, которые намного интереснее, чем наркотики. Дело в человеке. Все мы знаем Пушкина, Лермонтова, Тургенева и других талантливых людей. Все они чем-то баловались. Но на первом плане другие, более важные вещи.

— Что для тебя сейчас «допинг»?

— Я злоупотребляю чаем, занимаюсь йогой и пранаямой. Последнее — это дыхательные практики, которые могут ввести человека в расслабленное состояние или, наоборот, заставить напрячься.

— Чем бы Левша занимался, если бы не был музыкантом?

— Наверное, торговлей. Однажды я привез из Индии тонну чая масала, также продавал индийскую одежду и ритуальные предметы. Иногда я плаваю по Волге с друзьями и собираю металл. Один знакомый сделал подводное оборудование для того, чтобы поднимать со дна тяжелые предметы. Кроме того, я люблю заниматься садом в Федоровке. Это мне близко. Могу точно сказать, что я занимался бы всем, чем угодно, но с одним условием – не ходить на работу каждый день.

Фото из личного архива Левши-пацана.

 

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close