КультураЛюди

Михаил Щербаков: «Знаменитое адажио из «Лебединого озера» я сыграл примерно 350 раз»

— Когда я держу в руке дирижерскую палочку, это для меня не случайная вещь, а то, к чему я привык с детства, — она очень похожа на скрипичный смычок.

Это цитата с творческой встречи со зрителями, состоявшейся в отделе искусств областной универсальной научной библиотеки.

Михаил Щербаков рассказал о том, как из скрипача превратился в дирижера. Художественный руководитель Самарской государственной филармонии поделился воспоминаниями о начале своего творческого пути и рассуждениями о самом главном в его жизни — музыке.

Никаких каникул

— Родился я на Урале. Сейчас это Екатеринбург, тогда он назывался Свердловск. Когда мы проезжали центр города, был виден горсовет, на шпиле которого возвышалась звезда. Как кремлевская. И каждый раз я думал, что это и есть Москва.

Я учился в школе при Уральской государственной консерватории. Ее же оканчивали моя мама и ее родная сестра. Все остальные музыкальные школы — семилетки, а эта — десятилетка. В первый класс нас приняли 33 человека по разным специализациям. В том числе 18 — скрипачи. Из них окончили эту школу только двое. Потом я продолжил обучение в Уральской государственной консерватории. В молодости меня мучил свердловский провинциализм. Теперь испытываю намного больше уважения к моим педагогам и уровню образования в консерватории.

Михаил Щербаков

с 1991 года и по настоящее время — художественный руководитель и главный дирижер симфонического оркестра Самарской государственной филармонии.

На его счету пять международных музыкальных фестивалей, впервые прошедших в Самаре с участием молодых исполнителей из США, Латинской Америки и России (с 1991 по 1994 год), запись оркестром на пластинку (1992 год) программы из произведений американских композиторов, а затем компакт-дисков с русской и французской музыкой.

Именно с дирижером Щербаковым самарский симфонический оркестр впервые (с 1992 года) провел успешные гастроли в столичных концертных залах (всего 11 оригинальных программ).

А в 1993 году оркестру филармонии присвоено звание «Академический».

После ее окончания я пошел в армию и год служил. Два месяца — учебки, с нарядами на кухню, на помывку казармы и так далее. Потом меня взяли в ансамбль Уральского военного округа. Впервые в жизни я целых два месяца не брал в руки скрипку. С 6 до 25 лет я играл каждый день обязательно. Никаких каникул или выходных не было. Каждый день минимум три часа занятий. После обеда все шли отдыхать, а ты берешь скрипку, находишь место, чтобы не очень мешать другим, и начинаешь репетировать гаммы, учить этюды. Это сложнейшая работа.

Уроки профессии от Евгения Колобова

— После армии у меня был выбор. Вакантное место в Свердловской филармонии на пятом пульте первых скрипок или на первом пульте в Свердловском театре оперы и балета. Совет дал мой педагог Вольф Усминский. Он сказал: «На пятом пульте тебя будет не видно и не слышно. А у тебя есть сольные качества». Постепенно передвигаясь, я бы пересел за первый пульт годам к 50. В театре в спектаклях «Лебединое озеро», «Спящая красавица» много скрипичных соло. И я решил пойти туда. Знаменитое адажио из «Лебединого озера» за 10 лет работы в театре я сыграл примерно 350 раз.

Когда я пришел в оперный, в репертуаре было примерно 55 названий. Спектакли шли каждый день, и репетиций не было. Меня как кутенка кинули в воду. Помню первый спектакль — «Князь Игорь». Я вообще не понимал, что играть. Почувствовал, что вокруг меня сидят гении, а я бездарь. В оперном театре много специфики. Дирижер может рукой махнуть 10 раз, и это значит, что 10 тактов нужно пропустить.

Почти вместе со мной в театр пришел Евгений Колобов. Он был ярчайшим музыкантом и показал мне, что такое профессия дирижера. Раньше я никогда не обращал на них внимания: ну что они там машут руками? Ты вот возьми скрипку и сыграй 24-й каприз Паганини. Не можешь? О чем тогда разговор?

pixabay.com

На второй вечер моей работы в театре в зале погас свет, включились фонари на пультах и тоненький человечек — Колобов — начал пробираться среди музыкантов. Я подумал: «Как же этот ребенок будет дирижировать «Фауста» — такое мощное произведение?» А он как развернулся и как дал! И все сразу заиграли. Я понял, что он вдруг всех объединил, вдохновил и повел за собой. Тут я увидел, что это очень интересно. В каждый такт, в каждую музыкальную фразу дирижер может вложить свое видение, выстроить свою кульминацию, поделиться своим видением со слушателями.

Потом Колобов уехал в Мариинский театр — тогда еще имени Кирова — по приглашению Юрия Темирканова. Передо мной встал вопрос: что делать? Второго такого дирижера у нас не было. А с другими мне уже стало неинтересно. Они не зажигали в музыкантах огня. И я пошел к профессору консерватории, народному артисту РСФСР Марку Паверману, у которого Колобов учился. Целый год осваивал партитуры, дирижировал, показывался ему. Он принимал меня совершенно бесплатно, среди своих подопечных. Дальше были поступление и учеба в его классе оперно-симфонического дирижирования.

Самый загадочный вид искусства

— Высокая музыка делает человека человеком. Гете заметил, что самый большой подарок, который бог сделал человечеству, — это музыка. Он не сказал — литература. Пушкин писал: «Одной любви музыка уступает, но и любовь — мелодия». Он не сказал — поэзия. Все великие деятели культуры снимают шляпу перед музыкой. Это самый загадочный вид искусства. Мы не можем понять, как она родилась. И каким образом так действует на душу человека.

«Бессмертные песни о войне»

— Вся страна, да и, наверное, весь мир, находится под впечатлением от уникальной акции «Бессмертный полк». Это неизгладимое зрелище, когда миллионы людей, подняв портреты своих близких, погибших за Родину, идут нескончаемыми потоками. Вдохновившись этим проектом, мы решили организовать свой, с похожим названием — «Бессмертные песни о войне».

Наверное, нет в мире народа, у которого было бы такое их количество. Среди них есть абсолютные шедевры — «Темная ночь», «Землянка», «Журавли». В этих произведениях полностью выражена суть эпохи и тех переживаний, которые тогда испытывали наши сограждане.

pixabay.com

Смысл акции в том, чтобы пригласить принять участие в праздничном концерте народ. «Бессмертные песни о войне» — это необходимое движение академического искусства в сторону масс. Мне хочется, чтобы филармония открылась навстречу широкой публике, не была чем-то элитарным.

В апреле этого года на кастинг пришли 80 человек. Два дня комиссия отслушивала их. Лучшие приняли участие в итоговых концертах. Два прошли 7 мая в стенах филармонии, и заключительный — 9 мая — на площади имени Куйбышева.

В следующем году к юбилею Победы мы обязательно снова реализуем этот проект. В апреле состоится кастинг. Весь народ у нас знает песни военных лет. И почему бы не дать возможность всем желающим прийти и спеть?

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение