Городская среда

Как сохранить наследие плотников и резчиков в Самаре

Многие иностранные гости нового самарского отеля Lotte с удовольствием и удивлением любуются старинным домом напротив.

Второй этаж особняка на углу улиц Красноармейской и Самарской украшен столь изысканной деревянной
резьбой, что восхищаться можно бесконечно. В ряде стран культуры деревянных украшений зданий просто нет. И люди видят подобные усадьбы «живьем» только во время поездок. Многие самарцы тоже не проходят равнодушно мимо: останавливаются, любуются, поминают добрым словом мастеров прошлого. В то же время специалисты задаются вопросом: как сохранить деревянную красоту? Именно этой теме был посвящен наш разговор с художником, создателем Театра деревянной скульптуры Александром Прокофьевым.

Уходящая красота

— Я всю свою жизнь работаю с деревом. Это удивительный материал. Живой, говорящий, дышащий, пластичный, очень интересный в обработке, — рассказывает Прокофьев. — Еще 35 лет назад мы с известным архитектором Ваганом Гайковичем Каркарьяном начали бить тревогу: старый деревянный город погибает и уничтожается новой застройкой, его надо спасать! Сегодня ситуация стала еще хуже. Потому что деревянной архитектуры, резных наличников остается все меньше и меньше.

У города крепкие «деревянные» традиции. В середине XIX века в Самаре произошло несколько страшных пожаров. От деревянных домов, усадеб, храмов остались только пепелища. Но у города появился шанс возродиться: отстраивать кварталы заново к нам приехали плотники, резчики из Пскова, Владимира, других городов. Поэтому на старинных домах резьбу можно увидеть всякую, как сказали бы сегодня — всех творческих школ. Но сейчас она уходит вместе со зданиями, которые ветшают, горят, сносятся под новую застройку.

— Лет 20 назад городские власти поддержали проект восстановления деревянной резьбы, в первую очередь наличников. Мы с Ваганом Гайковичем и другими специалистами с головой погрузились в работу. Увы, кампания была недолгой и сопровождалась тяжелыми потерями. Например, мы подготовили проект реставрации очень красивой деревянной усадьбы, получили под это финансовые средства. А когда я вернулся из отпуска, готовый приступить к работе, выяснилось, что здание за прошедшее время сгорело, — вспоминает Прокофьев.

 

Чистка и покраска — не по правилам

Идет время, а реальных проектов сохранения, возрождения деревянных памятников в городе все нет. Да, к Чемпионату мира по футболу привели в порядок многие срубовые, дощатые усадьбы. Однако профессионалам понятно: работники навели внешний лоск, но это не реставрация, которая требуется старинным особнякам.

— За деревом надо ухаживать со знанием дела, только в этом случае оно запоет, зазвучит, задышит, — подчеркивает Прокофьев. — Раньше наличники на домах чистили наждаком, олифили, и они светились. Их делали сосновыми, чтобы были на века, внукам и правнукам на радость. Сейчас такую старину нельзя промывать ацетоном, как многие пытаются, а надо чистить пескоструйным аппаратом. Такой способ обработки древесины — наиболее бережный. Очищенные наличники не следует покрывать нитрокраской:
она проникает внутрь и, по сути, убивает дерево, лишает его возможности дышать. Для работы подойдут олифа, льняное масло. Щадящих реставрационных технологий хватает. Я призываю власти, строительно-архитектурное сообщество подготовить адресную программу восстановления старинных домов и обеспечить ее финансирование. Чтобы спасти лучшие деревянные шедевры Самары как целый пласт культуры.

Что осталось

Вместе с Александром Прокофьевым перечисляем, что Самара уже потеряла, а что еще можно восстановить. Утрачены прекрасное здание речного вокзала, деревянные конструкции стадиона «Локомотив», резной штакетник на Комсомольской площади и множество домов с самыми разными плотничными украшениями. Ради новой застройки сносят двухэтажные дома на улице Галактионовской от Маяковского до Полевой. А ведь со многих можно было бы хотя бы снять наличники, передать их в музейные собрания.

Что сохранилось? Один из лучших образцов профессиональной реставрации деревянных зданий на улице Фрунзе, 171, рядом с театром драмы. Это дом дворянина Поплавского, построенный на рубеже XIXXX веков. Это настоящее творение, которое до сих пор вызывает восхищение. Автор чудо-теремка — архитектор Александр Щербачев.

Усадьбы с деревянной резьбой еще сохранились на улицах Ленинской, Маяковского, Арцыбушевской. Много их, очень красивых, на Комсомольской. На Ярмарочной стоит прекрасный двухэтажный резной теремок (на первом этаже располагается почта). Кружевные наличники украшают здание на углу улиц
Льва Толстого и Садовой. Два совершенно необычных дома из потемневшей древесины стоят на пересечении переулка Тургенева и Ленинской.

У Прокофьева вся надежда — на юное поколение. Он, преподавая в школах, интернатах, старался прививать ученикам любовь к творчеству, к деревянному зодчеству. Потому на недавнем юбилее Театра деревянной скульптуры мастер прежде всего обращался к молодым ребятам. Просил их расти истинными защитниками города, бережно относиться к истокам. Как завещал Ваган Каркарьян.

Мы приглашаем всех заинтересованных самарцев продолжить обсуждение темы «Как сохранить деревянную Самару». Высказать свое мнение можно, позвонив по телефону 979-75-85 (Ирина Шабалина).

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение