Самарский кузнец о «Дереве любви» у «Теремка» и трюке с молотом

Современные технологии прочно вошли в наш быт. Но и сегодня можно зарабатывать ремеслом, почти не изменившимся за последнее тысячелетие. О верности традициям и ценности ручного труда рассказал кузнец Андрей Кожевников.

Мечта детства

В мастерской «Железный век», расположенной на Заводском шоссе, Андрей создает уникальные кованые изделия: от сувениров до мебели. А еще — декор для оформления улиц и домов, светильники, трости и многое другое. Мало кто может похвастаться, что в его руках расцветают железные цветы.

— Кто рожден для этой профессии, не может быть счастлив на другой работе, — говорит Кожевников. — Раньше считалось, что кузнецы укрощают стихию, направляя энергию разрушения на созидание.

Молодой человек говорит, что влюбился в необычную профессию еще в детстве. Дедушка Андрея Юрий Александрович Алейник тоже занимался кузнечным делом.

— Я из семьи военных, мы постоянно переезжали. Но лето я часто проводил у деда в Калининградской области, в городе Светлогорске. Он был настоящий ремесленник — кузнец, резчик по дереву, на все руки мастер. Его очень уважали, — рассказывает Андрей.

Именно с подачи дедушки он стал учиться работать руками.

В поисках себя

Дедушка погиб, когда внуку было 12 лет. Потом семья осела в Самаре. Андрей получил неполное высшее образование в сфере IT-технологий. После учебы в вузе он несколько лет работал по профилю. Зарабатывать получалось, но душа к делу не лежала.

В начале карьеры Кожевников также успел попробовать себя в продажах, а еще — в качестве технического директора. Но в итоге все равно пошел в техникум учиться столярному делу. Хотелось создавать что-то своими руками.

— Я планировал наладить производство уникальных деревянных игрушек. Но у судьбы были свои планы, — улыбаясь, говорит Кожевников.

Молодой человек почти закончил обучение, когда у него открылась сильная аллергия на пиленое дерево. Чем сильнее был аромат древесины, тем хуже он себя чувствовал. О том, чтобы трудиться резчиком, не могло быть и речи.

Как же Андрей нашел «свою» профессию? Просто спонтанно набрал вакансию «кузнец» на одном из сайтов по поиску работы. Неожиданно такая нашлась. Так Андрей попал в новокуйбышевскую артель «Вакула» и официально стал учеником кузнеца.

Зарплата будущего ремесленника составляла всего 3,5 тысячи рублей в месяц, а опытный мастер Вячеслав Петруков любил повторять, что Андрею никогда не выковать железный цветок. Учить он предпочитал не словом, а собственным примером.

— Мне очень повезло, что в «Вакуле» не нужно было экономить ресурсы. Я мог тратить сколько угодно железа для заготовок и угля для горна, чтобы отточить навыки, — вспоминает Кожевников.

Надо ли говорить, что первый железный цветок, вышедший из-под рук молодого человека, стал для него самым желанным достижением?

От цветка к дракону

Потом, оттачивая мастерство, Андрей работал в мастерских кованых изделий «Железная фея» и «Монарх». По словам Кожевникова, ему даже удалось приложить руку к созданию декора, который сегодня украшает наш город. Речь идет об арт-обьектах «Дерево любви» у Дворца бракосочетаний и «Велосипед моего детства» в парке имени Гагарина.

— Конечно, главную работу выполнили более опытные мастера «Монарха», — уточняет Андрей.

Теперь он и сам овладел ремеслом на достаточно высоком уровне. Например, молодому человеку не составляет труда закрыть огромным молотом спичечный коробок.

— Чтобы освоить трюк, я извел дикое количество коробков, — смеется Андрей. — Но это дело принципа. Важно было довести навык до совершенства.

Будни кузнеца сегодня заняты выполнением заказов, поступающих в мастерскую «Железный век». Горячий сезон приходится на лето, потому что в это время люди чаще всего начинают строить дома и благоустраивать участки. А зимой есть спрос на сувенирную продукцию к праздникам. Например, однажды Андрей изготовил статуэтку мистического ящера для подарка на Год дракона по восточному календарю.

— Я «сова», поэтому работать предпочитаю во второй половине дня, в том числе вечером и ночью. Прихожу в кузницу, разжигаю горн и начинаю творить, — говорит Кожевников.

По его словам, металл — благодарный материал. Изделие можно доводить до совершенства бесконечно. А вот дерево не прощает ошибок. Малейшая неточность способна испортить вещь.

— Я люблю работать ночью, в одиночестве, но стараюсь не злоупотреблять таким графиком. Это считается плохой приметой, — отметил Кожевников.

Байки и суеверия

Молодой человек скептически относится к суевериям. Но все равно быстро узнал о самой живучей байке в профессиональном сообществе — истории о «Черном кузнеце». Когда ремесленник проявляет алчность, стремясь заработать как можно больше, и трудится ночь напролет, его якобы может посетить этот персонаж. Варианты того, как он обходится с жадным до работы кузнецом, разнятся. Самый мягкий — когда «Черный кузнец» просто выгоняет ремесленника из мастерской.

По словам Андрея Кожевникова, люди сегодня по-разному относятся к профессии кузнеца. Кто-то восхищается. Другие, наоборот, проявляют пренебрежение.

— К сожалению, я часто сталкивался со стереотипом, что ручной труд — несложный и примитивный. Знай себе маши молотом. Но это совсем не так. Каждое изделие — результат многочасовой работы и вдохновения. В итоге получается уникальная вещь, — отмечает Кожевников.

Учитывая, что каждый кузнец сам изготавливает себе инструменты для работы, это верно вдвойне. По словам Кожевникова, купить можно не все оснащение. К тому же его нужно подбирать под собственные параметры.

— Не все знают, что к кузнецу можно приходить за самыми разными вещами и для интерьера, и для экстерьера. В европейских странах люди привыкли чаще обращаться к ремесленникам. Надеюсь, эта тенденция появится и у нас, — подытожил Кожевников.

В будущем он намерен и дальше совершенствоваться в ремесле. В планах, например, освоить литье так же хорошо, как и ковку.

Фото обложки: pixabay.com

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close